ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не сразу, но до шерифа дошло, что мисс Олшот и не думает умирать от ужаса, а, напротив, обнимает грязного и лохматого пса, целует его прямо в оскаленную пасть, плачет и называет мистером Джейдом, а пес, в свою очередь, облизывает личико мисс Олшот и визжит от восторга.

А еще минутой позже посреди улицы возник всадник в ковбойской шляпе, и стало совсем уж как в кино. Шейн Кримсон лихо осадил гнедого конька, едва не прикончив его этим маневром, и рухнул в пыль возле приезжей миллионерши, крича немыслимое: «Вивиана, любимая!»

Вы подумайте! Чумазый сопляк с заправки, три месяца околачивавшийся в большом городе, хватал внучку великого человека, целовал и причитал, словно нашел давно потерянную сестру. Хотя… какую там сестру.

Шериф отдышался и свирепо оглянулся на сограждан. На площади повисла звенящая тишина. Все смотрели, как зачарованные, в одну точку.

Шейн Кримсон и Вивиана Олшот целовались, не видя и не слыша никого вокруг.

А мистер Джейд метался в пыли, в восторге, пытаясь схватить зубами свой собственный хвост, как будто было ему не шестнадцать лет без малого, а месяца четыре.

Эпилог

– Илси! Мы опоздаем.

– Марго, в таких городках никто не опаздывает. Здесь замкнутая система. Все друг друга ждут.

– Что ты мне рассказываешь!

– Рассказываю, что знаю. Я сама из такого города.

– Оно и видно. И можно подумать, я из Парижа!

– Колин, мне кажется, или она нервничает?

– Не смейтесь, Илси. Она – немолодой человек…

– Колин Фаррелл! Заткнись немедленно, или я тебя уволю! Немолодой! На себя посмотри!

– Молчу. Дамы, если вы готовы…

– Где коньяк?

– Марго, стоит ли…

– Иди в машину и грей ее.

– Ее не надо греть. Мороза не было.

– А где твоя жена? Мы что, должны до вечера ее ждать?

– Она с Вивианой. Еще там Мими, Элли и Сандра – это на случай, если вы спросите, куда они делись. Они подружки невесты.

– Илси, налей мне коньяку, себе валерьянки, и пойдем уже.

– Я не хочу валерьянки. Я не волнуюсь.

– Надо же, какая бесчувственная! И всю жизнь ты такой была, ей-богу, всю жизнь… А где букет?

– В машине. Колин, вы лучше идите, мы сейчас придем.

– Хорошо. Захватите лекарство, ладно?

– Бабушку свою будешь лекарствами поить! Уволю! И не смей улыбаться! Илси?

– Да, Марго?

– Я нормально выгляжу?

– Вы выглядите шикарно. Вас можно перепутать с невестой.

– Солдатский комплимент! Вот что я тебе скажу…

– Коньяк.

– Спасибо. Твое здоровье. Так вот. Я решила. К алтарю поведешь ее ты.

– Марго, я…

– Ну какой из Колина посаженый отец! А О'Лири не внушает мне доверия. У него уже три дня такой вид, как будто апоплексический удар на пороге. А если его хватит кондрашка прямо в церкви?

– Он никак не может пережить наш десант в Соммервилль. Марго, я не знаю, согласна ли Вивиана…

– Не будь дурой, Илси. И не серди меня. Я тебя всю жизнь терпеть не могла… Не реви!

– Это так… пыль.

– Я тоже всегда так говорила. Ну не плачь… мамаша! Пойдем. Поддержи меня. Я все-таки не девочка…

***

– Миссис Фаррелл, у меня руки дрожат. Это нормально?

– Абсолютно нормально, Ви. Я лично упала в обморок, когда Колин сделал мне предложение.

– Правда? От волнения?

– Не совсем. Я была на втором месяце. Мими мне далась нелегко.

– Ой, Господи. А где цветы?!

– В машине. Не волнуйся. Девочки, не забудьте в туалет. Потом будет не до того.

– Мне бы не забыть… Миссис Фаррелл, как вы думаете, Марго не обидится, если я ее попрошу, чтобы к алтарю меня вела мама?

– Ну конечно, Ви! Это твой день.

– Они же с Илси на ножах…

– Ви, мне кажется, те ножи изрядно притупились. Я поговорю с Колином…

– Нет, лучше пусть как есть. А то бабушку жалко. И маму тоже…

– Вивиана, не смей плакать. Нас ждут в церкви через пятнадцать… ох, уже через десять минут… Девочки! Все готовы? Вперед.

– Стойте!

– Что, Ви?

– А я-то в туалет! Говорила же – забуду…

***

– Ну, Шейн, ты даешь! Слушай, а кто этот дядька с крашеными ногтями?

– Это мой друг, Боб. Его зовут Джузеппе.

– А почему ногти крашеные? Он что, гей?

– Он – актер. Знаменитый. Где Джейд?

– Его девчонки причесывают. А я и не знал, что у него есть белая шерсть.

– Я тоже не знал, пока миллионером не сделался. Все, пора.

– Да не спеши. Они опоздают.

– Почему? Что-то случилось, да?

– Нет, просто девчонки всегда опаздывают. Ох, Шейн, братишка, вот и тебя окольцевали. А она хорошая девчонка, твоя Вивиана. Всем моим понравилась. Бабка Кримсон ее одобрила бы.

– Не сомневаюсь. Ладно, Боб, пошли. А где цветы?

– В машине. Да не беги ты! У нас пробок на дорогах нет, живо доберемся.

***

…Я подарю тебе все розы мира и сплету из них лодку…

…Мы уплывем в ней по волнам заката туда, где солнце прячется до утра, а потом снова поднимается на небо…

…Мы будем с тобой вместе до конца времен и еще немножко, потому что большей любви, чем наша, просто не может быть…

…Я сильнее всех, пока твоя рука лежит в моей руке…

…Я красивее всех, пока твои глаза смотрят на меня…

…Нет на свете большей любви, и не будет никогда, потому что наша любовь – это навсегда…

…Возьми эти розы, любимая. Пусть они учатся твоей красоте…

…Будь со мной рядом всегда, любимый, – и эти розы никогда не завянут…

***

Сказка про Шейна и принцессу Вивиану благополучно завершилась, взмахнула разноцветными крыльями и понеслась дальше, оставив новобрачных наедине.

У сказки было много забот.

Ведь столько еще живет людей на земле, которым только предстоит научиться самому главному – любви.

30
{"b":"15331","o":1}