ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Надеюсь, Майкл платит тебе сверхурочные? – пошутила Ребекка.

– Никакими деньгами не оплатить мой долг Майклу, – серьезно ответила миссис Хьюстон.

О Боже! – в отчаянии подумала Ребекка. Мне никогда не дадут об этом забыть!

Незадолго до Рождества Ричард попросил Ребекку об одолжении.

– Все, что угодно, сэр, – шутливо ответила она, вытягиваясь по стойке «смирно».

– Сью беспокоится по поводу рождественских покупок. Она не рискует отправиться за ними одна, а я в полной запарке. Не смогла бы ты на днях выкроить время, чтобы отвезти ее в Саутгемптон?

Ребекка улыбнулась.

– Ну конечно, с удовольствием!

Ричард облегченно вздохнул.

– Отлично! Ненавижу таскаться по магазинам!

А вы с моей женой получите массу удовольствия, болтая о тряпках, украшениях и праздничной сервировке стола. Потом, когда все покупки будут сделаны, Сью угостит тебя ланчем. А на обратном пути вы захватите девочек из дома Кларков – мы попросим Элис за ними присмотреть.

Когда Ребекка на следующее утро приехала к Тайлерам, Сюзанна показалась ей школьницей, которой удалось удрать с уроков, – такой радостный был у нее вид.

– Как здорово! – сказала она, садясь в машину. – Надеюсь, мы поедем на нормальной скорости, потому что Ричард заставляет машину ползти со скоростью улитки, когда мы отправляемся куда-то вместе. Да и к тому же в последнее время он возил меня только на осмотры в клинику Святой Терезы.

– Это правильно, – авторитетно заявила Ребекка. – Мой брат обращается с женой точно так же. Она тоже беременна, хотя я не знаю точно, на каком месяце. Майкл ведет себя тише воды ниже травы – даже чертыхаться перестал, не говоря уже о более крепких выражениях.

Сюзанна хихикнула. Погода стояла прекрасная, как раз для дальних поездок, и Ребекка не могла отказать себе в удовольствии прокатиться с ветерком, что привело подругу в полный восторг. Приехав в Саутгемптон, они прошлись по магазинам, затем загрузили покупки в машину и немного прогулялись. После этого Сюзанна, немного побледневшая, попросила отвезти ее домой.

– Как ты себя чувствуешь? – обеспокоенно спросила Ребекка, когда они садились в машину.

– Ничего страшного, – успокоила ее Сюзанна, пристегивая ремень безопасности. – Просто переутомилась. Зато прямо гора свалилась с плеч: теперь у всех будут подарки, а если из продуктов чего-то не хватит, куплю в местном магазине.

– Вы пригласите родственников на Рождество? – спросила Ребекка.

– Да, но только на пару дней, а не на неделю, как обычно. А ты? Поедешь к своим?

– Да. Ричард дал мне неделю отпуска.

Сюзанна пристально посмотрела на нее.

– Прости, но ты выглядишь так, что отпуск тебе просто необходим.

– Знаю, – вздохнула Ребекка. – Когда я смотрю в зеркало по утрам, то говорю себе то же самое. Может, мне купить омолаживающий крем, который ты выбрала твоей матери в подарок?

– Дело не в креме, – заявила Сюзанна. – Впрочем, меня это не касается… Ox! – внезапно простонала она, согнувшись.

– Что такое? – встревожилась Ребекка. – Болит живот?

– Ничего страшного, – ответила Сюзанна, выпрямляясь и делая глубокий вдох. Но затем ее лицо снова перекосила гримаса боли, а на лбу выступили капли пота. – Думаю, мне стоит позвонить в клинику Святой Терезы…

– Нет! – воскликнула Ребекка. – Не будем тратить время на звонки!

И через некоторое время они почти на предельной скорости въехали в ворота больницы.

Когда в приемном покое узнали, в чем дело, Сюзанну тут же уложили на каталку и увезли в палату, а Ребекка отправилась звонить Ричарду.

– О Боже! – в отчаянии простонал он. – Передай Сью, что я буду в клинике так скоро, как только смогу.

Затем Ребекка связалась с Элис Кларк, рассказала о случившемся и пообещала перезвонить попозже.

Тем временем Сюзанне сделали необходимые обследования и выяснили, что ребенку ничто не угрожает, несмотря на судороги. Будущую маму уложили в постель, и Ребекка просидела возле нее, пока не примчался охваченный паникой Ричард.

Выйдя в холл, Ребекка, прикидывала, что ей теперь делать. Но тут появился Ричард, которому не разрешили остаться в больнице на ночь, и было решено заехать к Кларкам и забрать Марджи и Лорен. Всю дорогу встревоженные девочки засыпали их вопросами о здоровье мамы. Дома Ребекка накормила их ужином и с трудом уложила спать.

Вернувшись в кухню, она нашла там Ричарда, который с безучастным видом сидел у стола.

Пока она готовила омлет и салат, он не шевельнулся. И только когда Ребекка поставила перед ним тарелки и чашку кофе, в которую плеснула немного бренди, он тихо произнес:

– Спасибо. Ты просто добрый гений нашей семьи! Представляю, как тебя измотал сегодняшний день!

– Я чуть не умерла от страха, когда везла Сью в больницу, – призналась Ребекка.

– Если бы не ты, неизвестно, как бы все обернулось, – невольно вздрогнув, сказал Ричард. – Но теперь, надеюсь, все обойдется. Я в долгу перед тобой и хочу, чтобы ты всегда об этом помнила.

– Перестань, – мягко сказала Ребекка. – Считай, что звезды сулят нам всем более хлопотное Рождество, чем обычно.

– Да уж, – мрачно кивнул ее шеф.

– Поеду домой отсыпаться, – сказала она, вымыв посуду. – Когда будешь навещать жену, поцелуй ее от меня.

Ричард проводил ее до машины, потом открыл ворота. Отъезжая, Ребекка бодро помахала ему рукой, хотя у нее невольно сжалось сердце – настолько потерянным и несчастным выглядел сейчас ее всегда такой спокойный и деловитый шеф.

Вернувшись домой, она обнаружила в почтовом ящике груду рождественских открыток. Улыбаясь, она перебирала послания от старых друзей, как вдруг наткнулась на конверт. Вскрыв его, Ребекка увидела несколько ярких цветных фотографий, и у нее перехватило дыхание. Они с Джеффри на вилле в Сорренто, на пляже, в ресторанчике под открытым небом на набережной…

Вот она стоит на фоне каких-то экзотических растений. А вот Джеффри, улыбающийся, загорелый, раскинул руки, явно собираясь заключить ее в объятия сразу после того, как она нажмет на спуск фотоаппарата…

Ребекка еще раз заглянула в конверт, но ни письма, ни даже записки там не было. Первой мыслью было позвонить Джеффри и поблагодарить его. Но тут она вспомнила об Айрис Лэмб и отказалась от своего намерения. Ей совсем не хотелось снова услышать голос особы, к которой Джеффри вернулся, несмотря на то что она изменяла ему с коллегой по работе.

Тогда Ребекка взяла одну из открыток, которые собиралась отправить родным и друзьям, и черканула Джеффри коротенькое поздравление, прибавив, что благодарит за фотографии. Она уже собиралась написать адрес, как вдруг обнаружила, что на конверте его нет, как нет и почтового штемпеля. Значит, кто-то просто бросил его в почтовый ящик!

Ребекка вышла из дому и подошла к въездным воротам, надеясь обнаружить следы шин чужого автомобиля, но их не было. Возле соседнего коттеджа тоже не оказалось ничьего автомобиля, а в окнах не горел свет. Она вернулась домой, чуть не плача. Надо же было так случиться, что ее не оказалось дома именно в тот вечер, когда Джеффри, возможно, приезжал навестить ее!

Она привычно приняла душ и уже поднималась в спальню, когда прозвенел дверной звонок. Сердце ее учащенно забилось. Медленно, чтобы успокоиться, Ребекка спустилась вниз и, подойдя к двери, спросила внезапно охрипшим голосом:

– Кто там?

– Джеффри, – последовал ответ.

Несколько секунд она простояла, не в силах пошевелиться, затем щелкнула замком, сняла цепочку и открыла дверь. Джеффри Каннингем стоял на пороге в вечернем костюме и в черном галстуке. Но, против обыкновения, он выглядел изможденным и на губах его не играла всегдашняя улыбка. Однако Ребекка почувствовала, как ее душа наполняется счастьем.

– Привет, – негромко произнес он.

– Привет, – эхом откликнулась Ребекка.

Он посмотрел вниз. Ребекка невольно проследила за его взглядом и увидела, что стоит босиком… как и в первый вечер их знакомства. Похоже, Джеффри подумал о том же самом. Он отвел глаза, казалось не зная, что сказать дальше.

26
{"b":"15332","o":1}