ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Странная практика
Пистолеты для двоих (сборник)
Идеальная няня
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Переписчик
A
A

– Тогда нам не о чем больше говорить, – заявила Ребекка. – Потому что мне не нужны отношения, в которых один человек все решает, даже не поставив в известность другого. Ты не мог не понимать, как я буду чувствовать себя в подобной ситуации. Но кажется, тебе нет до этого никакого дела. Ты не счел нужным посоветоваться со мной, а ведь речь идет о членах моей семьи! Я могу простить все что угодно, но только не это!

– Ребекка… – Джеффри протянул к ней руку, но, увидев, как она отшатнулась, отступил назад. Его взгляд стал жестким.

– Кажется, я совершил самую большую ошибку в моей жизни, – после паузы сказал он.

– Если ты имеешь в виду свою „азартную игру“, то да, – ответила Ребекка. – Из-за тебя, – продолжила она с нарастающим гневом, – мне придется сознаться в том, что все это время я встречалась с тобой, прекрасно зная, кто ты. Об этом ты конечно же не подумал. Тебя интересует только собственная цель, и ты готов идти к ней, сметая все препятствия. В том числе и меня, – ядовито добавила она.

В глазах Джеффри вспыхнул гнев.

– Ты чертовски хорошо знаешь, что я сделал это ради нашего с тобой будущего! Я хотел, чтобы мы перестали скрываться, словно преступники! Это не могло бы долго продолжаться. Рано или поздно наши отношения зашли бы в тупик.

– После того, что ты сделал, совершенно не заботясь о моих чувствах, у нас с тобой не может быть никакого общего будущего, – отрезала Ребекка. – Я больше не желаю тебя видеть. Никогда!

Дрожа от возмущения и чего-то еще, что она даже под угрозой смертной казни отказалась бы назвать физическим влечением, Ребекка собралась покинуть гостиную. Но тут дверь распахнулась и вошла Оливия Хьюстон в сопровождении Майкла и Патриции.

Ребекка застыла, охваченная ужасом. Но Майкл, к ее огромному удивлению, направился к Джеффри и дружески протянул ему руку.

– Добрый вечер, – сказал он. – Вы друг Ребекки, и значит, желанный гость в нашем доме.

Более того, мама говорит, что вы, вероятно, знакомы ближе, чем моя скрытная сестрица пытается нас убедить.

– Боюсь, что так, – ответил Джеффри, избегая встречаться с Ребеккой взглядом. – Как раз сегодня я решил, что мне пора представиться вам.

Несколько мгновений Майкл изучающе смотрел на гостя, затем кивнул и, обернувшись к Патриции, слегка привлек ее к себе.

– Моя жена Патриция, – сказал он. – Патси, это Джеффри Каннингем.

– Иначе говоря, злой гений вашей семьи, – сказал он, усмехаясь одними уголками рта. – Во всяком случае, Ребекка именно так считает.

– Я знаю, о чем вы говорите, – сказала Патриция, спокойно протягивая ему руку. – Но, если уж быть откровенной, у вас с самого начала не было ни малейшего шанса выиграть тот процесс.

– Потому что я действительно был виноват, – добавил Майкл. – Ведь я взял-таки деньги фирмы.

– Одолжил, – поправила мать.

– С точки зрения закона, я их украл, ма, – мягко возразил Майкл. – Но мне очень повезло с адвокатом, который сделал все, чтобы добиться для меня самого снисходительного приговора. – Он вновь обратился к Джеффри:

– Надеюсь, вы поужинаете с нами?

– Нет, не поужинает, – встряла Ребекка, прежде чем Джеффри успел ответить.

– Не говори глупостей! – нахмурилась миссис Хьюстон. – Он проделал долгий путь и обязательно должен остаться, по крайней мере на ужин. Вы возвращаетесь сегодня в Лондон, мистер Каннингем? – спросила она.

– Просто Джеффри, – поправил он. – Нет, я остановился в отеле неподалеку отсюда.

– Все равно поужинайте с нами, – повторила Оливия Хьюстон, не обращая внимания на испепеляющий взгляд, который бросила на нее дочь.

Итак, совершенно неожиданно Джеффри Каннингем оказался желанным гостем в их доме!

Подумать только! Она приложила столько сил, чтобы он никогда не встретился с ее близкими, не говоря уже о более тесном знакомстве, и вот он сидит за столом, оживленно болтая и с аппетитом поедая запеченную баранину, над которой она трудилась полдня.

Ребекка демонстративно хранила молчание, но никто, казалось, этого не заметил. А когда ужин закончился, Джеффри самым любезным тоном попросил ее ненадолго уйти, поскольку, как он заявил, ему предстоял серьезный разговор с ее матерью и братом.

– Отнеси посуду в кухню, дорогая, – напутствовала ее миссис Хьюстон. – И если несложно, вымой ее.

– Я помогу, – вызвалась Патриция.

– Нет, останься, – удержала невестку Оливия. – Ребекка прекрасно справится сама. Тебя тоже касается этот разговор.

Кажется, единственный человек, которого этот разговор не касается, – это я, раздраженно подумала Ребекка, направляясь в кухню с подносом, нагруженным грязной посудой. В кухне она демонстративно включила радио на полную громкость. Затем сгрузила посуду в раковину и принялась яростно тереть тарелки и бокалы. Все это время она старалась убедить себя, что ей абсолютно безразлично, что скажет ее родственникам Джеффри Каннингем и какой ответ получит от них. Потому что, даже если они будут готовы с распростертыми объятиями принять его в лоно семьи в качестве мужа Ребекки, сама она ни за что не выйдет замуж за человека, так грубо нарушившего условия, на которых она согласилась встречаться с ним.

Покончив с мытьем посуды, Ребекка поднялась в свою комнату. Ноги сами подвели ее к зеркалу. Она машинально взбила густые каштановые волосы, красивой волной спадающие на новый темно-розовый свитер. Вслед за этим, также машинально, подкрасила губы и слегка надушилась. Затем вышла из комнаты… и на полпути столкнулась с матерью, которая направлялась к ней.

– Послушай, Ребекка, – возмущенно зашептала миссис Хьюстон, – ты ведешь себя как избалованный ребенок! Что на тебя нашло? Пойдем в кухню, я хочу поговорить с тобой.

– Он не должен был приезжать сюда, – упрямо произнесла Ребекка, как только дверь кухни закрылась за ними. – Он не имел никакого права без всякого предупреждения заявляться к вам и повергать вас в шок своим дурацким предложением.

– Шок я испытала от твоего поведения, – заметила Оливия Хьюстон.

– Прости, ма. – Ребекка глубоко вздохнула. – Прости… но не за мои дурные манеры, а за то, что не рассказала тебе о нем раньше.

– Детка, – ответила миссис Хьюстон, – я знала о твоих отношениях с Джеффри со дня свадьбы Памелы.

Ребекка в полном изумлении уставилась на мать, на миг лишившись дара речи.

– Влюбленность притупила твою сообразительность, – с улыбкой ответила Оливия Хьюстон на вопросительный взгляд дочери. – Ты, кажется, забыла, что мы живем в городке, где все про всех известно. Мои соседи были не единственными, кто сообщил мне, что ты вернулась из церкви под руку со старинным приятелем Генри Блэкстоуна, а потом сидела рядом с ним за праздничным столом. И многие заметили, что вы общались слишком непринужденно для людей, которые только что познакомились. Не говоря уже о том, что уехали в одной машине.

– А почему ты мне раньше об этом не сказала? – нахмурилась Ребекка.

– Я ждала, пока ты сама мне расскажешь, – объяснила Оливия. – Но, так или иначе, мне не составило труда выяснить имя этого приятеля Генри, и я немало удивилась, узнав, что это тот самый адвокат, который защищал Майкла в суде.

Ребекка села и со вздохом произнесла:

– Тогда, наверное, тебе лучше услышать всю историю целиком.

– Не трудись, – снисходительно ответила мать. – Джеффри уже рассказал нам обо всем.

Включая неделю, проведенную вами в Италии.

Ты, помнится, говорила, что ездила туда с Кэт. – Миссис Хьюстон села напротив дочери, и взгляд ее карих глаз потеплел. – Он сказал еще, что вначале ты не хотела даже разговаривать с ним… из-за Майкла.

– И из-за тебя, – тихо добавила Ребекка. – Я помню, как ты обвиняла адвоката, когда процесс закончился. И Майкл наверняка тоже затаил на него зло.

– Нет, – твердо ответила Оливия. – Майкл всегда считал, что Джеффри сделал все от него зависящее, чтобы смягчить приговор. Но я действительно готова была винить его во всех грехах.

Что поделаешь. – Она вздохнула. – Конечно, я понимала, что Майкл совершил противозаконное дело, но мне нужен был козел отпущения, чтобы хоть немного утешиться. Все это стало для меня слишком сильным ударом… Ведь Майкл пошел на кражу ради нас. Наверное, подсознательно я ощущала собственную вину в происшедшем, и мне нужно было переложить ее на кого-то другого. Но сейчас я понимаю, что была не права. Джеффри действительно приложил все свое умение, чтобы Майкл получил минимальный срок.

32
{"b":"15332","o":1}