ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Скажи яснее, что ты имеешь в виду, – потребовал Джеффри.

Ну что ж, подумала Ребекка, ничего не остается, как пойти ва-банк.

– Джеффри, ты по-прежнему хочешь жениться на мне? – тихо, но отчетливо спросила она.

Вместо ответа Джеффри подхватил ее на руки.

В его взгляде читалось торжество и вместе с тем огромное облегчение.

– Ну разве я могу ответить „нет“, когда меня просит об этом самая очаровательная женщина в мире? – сказал он с нежностью и в то же время чуть насмешливо, как обычно говорил с ней.

И Ребекка подумала: пусть не самая очаровательная, но самая счастливая – это уж точно!

– Значит, ты не передумал? – радостно воскликнула она.

– Скажи мне лучше, когда ты успела передумать? – вместо ответа спросил Джеффри. – Со вчерашнего вечера прошло не так уж много времени.

– Мне его хватило, – сказала Ребекка. – На самом деле я раскаялась в своих словах буквально через минуту после того, как их произнесла.

Прости, что я была такой дурой, – тихо добавила она. – На будущее я возьму себе за правило…

– Ребекка, – перебил Джеффри, опуская ее на пол, – прежде чем продолжить разговор, я хочу установить собственное железное правило для нас обоих – раз и навсегда!

– И что это за правило? – спросила она, обнимая его и прижимаясь лицом к его плечу.

– Отсутствие любых правил, – ответил он. – Когда нет правил, нечего нарушать.

– Согласна! – смеясь ответила Ребекка, и Джеффри, снова взяв ее на руки, отнес в гостиную и усадил на диван.

– Думаю, твои родные не будут возражать, – сказал он, перемежая слова поцелуями, – если завтра утром я заберу тебя с собой?

– Конечно нет, – ответила Ребекка. – Тем более что я собиралась уезжать. Кстати, ты всем очень понравился. Я и не знала, что Майкл на самом деле испытывает к тебе благодарность, а вовсе не ненависть. И мама тоже ни в чем не винит тебя. У нее было, как она призналась, некоторое предубеждение, но после твоего вчерашнего визита оно полностью рассеялось.

– Ну что ж, значит, я с честью выдержал все испытания и получил желанную награду, – весело сказал Джеффри. – По-моему, самое время поехать к твоему брату – твоя мама сейчас тоже у него – и торжественно объявить о нашей помолвке.

– Хорошая мысль! – воскликнула Ребекка.

– А все же признайся, что, если бы ты дала мне возможность встретиться с ним раньше, мы бы избежали большей части наших злоключений, – слегка поддел ее Джеффри.

– Теперь я это понимаю, – вздохнула Ребекка. – Но ты ведь научишь меня не делать ошибок в будущем?

– Я же сказал: никаких правил, – возразил Джеффри. – Только импровизация!

Эпилог

Яркий свет огромной южной луны заливал виллу в окрестностях Сорренто, вырисовывая причудливые узоры на полу спальни, которую Джеффри теперь именовал „покоем новобрачных“.

– Но ведь мы уже спали здесь раньше, – смеясь сказала Ребекка, когда Джеффри в день приезда торжественно перенес ее через, порог.

– Это совсем другое дело, – возразил он. – Тогда у нас был обычный курортный роман, а теперь – медовый месяц.

Сейчас, проснувшись среди ночи, Ребекка с улыбкой вспоминала свадебную церемонию, предотъездную суматоху и прибытие в этот дом, где все казалось новым и незнакомым, потому что с постоянным присутствием Джеффри в ее жизни мир вокруг казался другим.

В это время Джеффри, которого она считала спящим, приподнялся на локте и сказал:

– Мне вот тоже кажется, что спать в такую ночь – на редкость дурацкое занятие.

– Есть другие варианты? – спросила Ребекка, улыбаясь.

– Разумеется! – ответил Джеффри, придвигаясь ближе и проводя кончиками пальцев по ее обнаженным плечам и груди.

– Но мы уже занимались любовью, – запротестовала Ребекка.

– Не вижу причин, отчего бы нам не повторить.

Для чего, по-твоему, существует медовый месяц?

– Для выполнения тех ритуалов, которые из века в век повторяют все супружеские пары, – с притворной серьезностью произнесла Ребекка голосом примерной ученицы.

– Не правда! – возразил Джеффри. – Мои чувства к вам совершенно неповторимы, миссис Каннингем, и я уверен, что никто еще не занимался любовью лучше, чем мы!

– О, как приятно это слышать! – промурлыкала Ребекка.

– Это ты о моих чувствах? – поинтересовался Джеффри.

– И о них тоже. Но „миссис Каннингем“ тоже ласкает слух.

– Мне тоже, – откликнулся Джеффри. – И не в последнюю очередь благодаря тому, что я потратил чертовски много сил, чтобы ты наконец согласилась носить это имя.

– Я с самого начала хотела выйти за тебя замуж, – призналась Ребекка, обнимая его. – Помню, когда ты впервые позвонил в мою дверь, то из-за дождя был в плаще и в шляпе, так что я могла разглядеть только глаза. Но даже в тот момент у меня возникло ощущение, будто я уже видела тебя раньше.

– К несчастью, оказалось, что так оно и было, – вздохнул Джеффри.

– Однако первый раз я тебя увидела гораздо раньше, чем ты думаешь, – ответила Ребекка. Задолго до суда над Майклом.

– О чем ты? – удивленно спросил Джеффри.

Ребекка включила ночник на тумбочке возле кровати и вновь скользнула в объятия Джеффри.

– Эту историю стоит рассказать. Мы с тобой были очень близки друг к другу однажды, много лет назад.

Джеффри с любопытством взглянул на нее.

– Ну, Шахерезада, рассказывай дальше.

– Я сама узнала об этом всего несколько дней назад, после свадьбы. Пам мне рассказала.

– А при чем здесь Пам? – еще больше удивился Джеффри.

– Очень давно – нам было тогда лет по десять – я однажды осталась у нее ночевать. Дело было зимой, и в доме стоял жуткий холод. Чтобы согреться, мы с Пам решили забраться в кровать к ее брату. – Ребекка улыбнулась, – Мы же не знали, что Генри в ту ночь уступил комнату приятелю, который приехал накануне. Утром няня Пам не нашла нас в ее комнате, страшно перепугалась и бросилась повсюду нас искать. Представляю, какое у нее было лицо, когда она обнаружила нас мирно спящими в одной кровати с незнакомым молодым человеком. Но она сумела разбудить и увести нас, не разбудив при этом тебя.

Джеффри недоверчиво смотрел на нее.

– Не могу поверить! – воскликнул он. – Неужели я действительно женился на женщине, по вине которой провел одну из самых ужасных ночей в моей жизни? Я был просто в шоке, когда среди ночи увидел вас рядом с собой! Я подумал, что, если судья Блэкстоун тоже увидит эту картину, одним строгим внушением мне не отделаться! Так что теперь, дорогая, тебе придется ублажать меня очень много ночей, чтобы компенсировать ту ночь!

– Думаю, я справлюсь, – невозмутимо ответила Ребекка. – Кстати, судье Блэкстоуну было обо всем доложено. И он ужасно на нас разозлился.

Джеффри буквально подскочил на кровати.

– Так он знал?! Невероятно!

– Да, – ответила Ребекка. – Няня отчитала Пам и заставила ее обо всем рассказать отцу.

– Но ни разу об этом не обмолвился! – воскликнул Джеффри.

– Зато Пам устроил такой разнос, что ей больше ни разу не пришло в голову повторить нечто подобное. – Ребекка улыбнулась. – В то утро я увидела тебя лишь мельком, но, наверное, твой образ навсегда отпечатался у меня в подсознании. Поэтому, когда ты появился на пороге моего дома, у меня возникло ощущение дежа вю.

– Что касается моих ощущений, – хмыкнул Джеффри, – то, когда я проснулся среди ночи и увидел рядом с собой двух маленьких девчонок, буквально потерял дар речи.

Ребекка расхохоталась. И Джеффри невольно рассмеялся вслед за ней.

– Подумать только, – сказала она через некоторое время, словно сама не до конца веря в случившееся, – эти две гадкие девчонки выросли, и теперь одна из них – твоя законная жена!

– Отныне и навсегда! – торжественно провозгласил Джеффри, заключая ее в объятия.

Ребекка улыбнулась. Не сон ли это? Но нет, слишком ярким был свет луны, и громко трещали в саду цикады. И действительность была прекраснее самых счастливых снов.

35
{"b":"15332","o":1}