ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну вот! – удовлетворенно сказал Друян. – Когда в лаборатории вынут магазин, там будет не хватать двух патронов. Пари никто не желает?

– Оружие у него могло быть, но вот насчет того, что он снайпер… – задумчиво сказал капитан, понимая, какие два патрона имеет в виду Друян. – Сергей! – обратился он к нему. – Ты, наверное, оставайся здесь до конца, а я поехал.

– Куда?

– На Короленко… В гастроном, – ответил капитан, направляясь к машине.

Уже захлопывая за собой дверцу, Кириков увидел, как розыскной пес, ощерив зубы, вытаскивает из куртины кустов отполированную до блеска монтировку. И еще заметил еле сдерживаемую торжествующую улыбку на лице сержанта-проводника.

Сейчас Денис Николаевич больше всего боялся опоздать. Ему казалось, что шофер ведет машину недостаточно быстро, а светофоры на перекрестках улиц, как назло, встречают их злорадно подмигивающим красным глазом. Уже двое из трех товарищей-боксеров не выдержали своего последнего раунда – самого жестокого и длинного. И раундом этим оказалась сама жизнь, к схватке с которой их не готовил ни один тренер. И только въехав во двор гастронома, Кириков облегченно вздохнул; у задней двери магазина Витек Галей спокойно разгружал машину с продуктами. «Повезло парню! – подумал капитан. – А может, они его не здесь наметили… Теперь уж дудки: не дам!»

– Где Таран? – спросил капитан Галея, отведя его в сторону от машины с продуктами. – Только не виляй, Витек, – предупредил он его, – времени у меня мало. И ты опять кое-чего не знаешь…

– Уехал в перерыв и до сих пор нету.

– Куда?

– Какой-то мальчишка перед обедом прибегал, сказал, что его на улице ждут. Ну, он и пошел1. Потом вернулся, завел своего «жигуленка» и поехал. Сказал, что ненадолго.

– А кто его ждал?

– Не говорил пацан. Сказал только, что ждут.

– Одного его?

– Одного. А что?

– Отправили твоего дружка вслед за Санькой, вот что! – зло сказал капитан. – А если бы вы прошлый раз не винтили со следователем, а рассказали честно все, что знаете, – жив был бы.

– Опять надо в морг ехать? – спросил побледневший Витек.

– Не надо пока никуда ездить, – делая большие затяжки, ответил капитан. – Мы уже без тебя съездили. А теперь вот что: сейчас ты мне честно расскажешь все, что знаешь. С самого начала! Если не захочешь – я упрашивать не буду: развернусь и уеду. Но помни: очередь твоя! – жестко предупредил Кириков. – Можешь сегодня и домой не дойти. Даже наверняка… Так как?

– Можно, я сяду где-нибудь? – попросил Витек.

– Давай присядем, – согласился Денис Николаевич. – Лучше всего в моей машине, – предложил он, – А шофер пусть пока погуляет.

– А с чего начинать? – спросил Галей, когда они с Кириковым остались в машине вдвоем.

– Начинай с того, почему Саньку «скорая» забрала, – посоветовал Денис Николаевич.

– Ну… один мужик… подзаработать предложил, – с трудом выдавливая слова, начал Галей.

– Как его зовут?

– Григорием Петровичем… Так он Толику сказал. Только я думаю, что врал. Когда мы в последний раз с ним разговаривали, Таран назвал его так, а он стоит, смотрит в сторону, как будто и не к нему обращаются.

– Ладно… С этим потом разберемся, – решил капитан. – Дальше…

Рассказывал Галей трудно и долго, явно принуждая себя говорить только правду. Денис Николаевич больше его не перебивал, решив задать необходимые вопросы после того, как Витек расскажет все, что знал.

– А как тот парень выглядел, который к вам возле монастыря с водкой подсел? – спросил Кириков, когда Витек окончил свой рассказ.

– Леха, что ли? – уточнил Галей.

– А его Лехой звали?

– Так он сказал. Ну как выглядел… Длинный такой… волос светлый. И руки все в наколках.

– А вот милиционера, который с санитарами Саньку забирал, ты мог бы узнать?

– Запросто! – не задумываясь, ответил Витек. – Он мне даже приснился как-то.

– Ты же под аркой стоял, а оттуда до крыльца подъезда… – усомнился капитан…

– Отлично запомнил, – вновь заверил его Галей. – Зрение у меня хорошее. Память тоже.

– А деньги, которые вам этот Леха дал, вы поделили?

– Не-а… Они у Толика в гараже спрятаны. Он говорил: «Узнаем, где Саньку похоронили, поставим памятник дорогой, ограду». Он хотел, чтоб его из камня высекли. В боксерской стойке…

– А пистолет у Тарана был?

– Пистоле-ет? – округлил глаза Витек. – А зачем он ему? Мы, если что… – сжал жилистый кулак Галей, – и так сдачи любому могли дать.

– Могли… а не дали, – укоризненно сказал капитан. – Ну ладно. Позже подробней поговорим. А сейчас поедем.

– В тюрьму? – упавшим голосом спросил Витек.

– Да нет. Ты туда не торопись, – невесело улыбнулся капитан. – Туда всегда успеть можно. Труднее – оттуда. Найду я, куда тебя поместить пока… Не номер «люкс», правда, но спать будешь спокойно и один.

– У меня к вам просьба есть, – сказал Галей, когда Кириков приоткрыл дверцу машины, чтобы позвать шофера.

– Какая?

– Позвоните матери на работу, чтоб она меня к ужину не ждала. Она на почте работает.

– А ты сам позвони, – посоветовал капитан.

– А что ей сказать?

– Ну… скажи, что уезжаешь в командировку за продуктами в другой город, дня на три-четыре. В этом духе… А я пока заведующую предупрежу: если ее кто-нибудь спрашивать будет, чтоб она то же самое говорила. Дома тебе, Витек, нельзя быть, – доверительно сказал капитан, – они тебя и там найдут.

– Вы не бойтесь, я не убегу через другой выход, – заверил Галей капитана, выходя из машины. – Или давайте вместе пойдем.

– Зачем… Я верю тебе. Ты куришь?

– Да…

– На сигарету, покури сначала, успокойся, а потом звони матери, – посоветовал Денис Николаевич,

Такое чувство обиды Друян испытывал только в детстве, когда в его присутствии кто-нибудь из взрослых нагло врал, и все окружающие знали, что он говорит неправду, но делали вид, что верят ему, так как не могли уличить его во лжи. Или не хотели. И горечь от сознания того, что тебя заведомо считают человеком, которому можно и даже нужно лгать, вызывала в душе у Друяна злость на самого себя, на свое собственное бессилие, а затем эта злость, круто замешанная на обиде, перерастала в ненависть к тому, кто считал его глупее себя.

В данной ситуации все обстояло именно так: и он и Денис были уверены в том, что Патов, Шуртов и Жогин причастны к убийству бывшего боксера Любченко и алкоголика Баркова. Но уверенность не доказательство, и, основываясь на ней, никто ордера на арест не подпишет. Нужно что-то более весомое… Косвенным доказательством их правоты служил тот факт, что им предлагали взятку. Но на него никто не хотел обращать внимания. Кто конкретно предлагал? И где свидетели? О том, чтобы произвести обыск в больнице и допросить Патова, лучше не заикаться. Был уже разговор на эту тему…

– Вы что, с ума сошли со своим другом? – возмутился прокурор. – Человек с такими связями… На виду у всего города… Это ж вам не бомжа какого-нибудь забирать. Вот вернется человек из отпуска, сам побеседую с ним. Уверен, что он ни к чему грязному не причастен. Его такие люди знают…

С тем Друян и ушел. А события разворачивались не в их с Денисом пользу. Убийство Тарана, у которого в кармане обнаружили пистолет, играло на руку тем неизвестным, которые хотели поскорее закрыть дело о гибели директора магазина. Ведь в пистолете действительно не хватало двух патронов, а баллистическая экспертиза подтвердила, что Валерий Борисович и его телохранитель убиты именно из этого оружия. Кого же еще искать, если предполагаемый убийца сам мертв? И версия готова: Таран убил директора магазина, мстя за своего товарища Любченко, а затем и сам был убит. Кем – это уже другой вопрос. «Чисто все-таки работают! – мысленно отметил Друян. – Здесь нам уже зацепиться за что-нибудь трудно, а дело с гибелью Тарана они как-нибудь постараются направить в нужное для себя русло. Это уже не в нашем районе… Ну что ж… Пойти к начальству, что ли, изложить еще раз свои соображения, а там что хотят, то пусть и делают, – подумал Сергей Викторович. – Может, вообще уйду из прокуратуры».

26
{"b":"15333","o":1}