ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Славой потом сочтемся. Мы еще не много сделали, люди по-прежнему в центре занятого врагами города. Давайте лучше о деле поговорим.

Устроив короткое совещание, решили, что надо спешно, но осторожно, выводить людей из крепости, пока ищейки герцога не разнюхали про подземный ход.

– Людей поведем небольшими группами, – сказал Лиента, – так легче маскировать следы. Впереди и по флангам пойдут отряды прикрытия, позади нас опытные следопыты скроют оставленные следы.

– Если случится наскочить на юкки, важно не отпускать живых, – сказал Алан.

– Об этом мы позаботимся, – жестко сказал Лиента. – Я сам буду сопровождать каждую группу, думаю, что их будет три, может быть, четыре.

– В таком случае я совершенно спокоен, – удовлетворенно заметил Алан.

– Тайну тоннеля надо сохранить от Гуцу как можно дольше.

– Я думал об этом, Дар. В джайве на подходах к тоннелю выставим посты. Но я хочу сказать о тебе. Ты должен дать себе отдых. Сейчас будет работа моя и Алана.

– Мне тоже дело найдется. Для отдыха еще не время. Я пойду в город.

– Но Дар!..

– У нас нет лишнего времени, я говорил тебе.

– Но зачем в город?

– Мы не можем поставить крест на тех людях и даже не попытаться их спасти.

– Ты говоришь о горожанах?

– О тех, что в поселке, кто взят в заложники и заперт в ратуше.

– Да разве мы в силах помочь им!?

– Мы еще не пытались.

Алан покачал головой.

– Лиента рассказал мне о тебе. Но скажи сам – ты не юкки?

– Ты до сих пор не доверяешь мне? Нет, я не имею к юкки никакого отношения.

– Я только хотел услышать, что ты чужой среди них. Сколько раз ты бывал в городе? Два? Больше?

– Два.

– Ты, чужой, и очень заметный, дважды приходил в город и беспрепятственно уходил. Судьба слишком благосклонна к тебе. Не испытывай ее больше – мы очень легко можем потерять тебя. У Гуцу слишком ловкие шпионы, мы теперь это знаем.

Андрей подумал, что про службы Мастера Эри он сам мог бы многое рассказать Алану. Он обернулся к молчавшему до сих пор Лиенте.

– Что ты скажешь, вождь? Ты согласен с Аланом? Я должен поберечь себя?

Помедлив, Лиента сказал:

– Тебе не нужно наше согласие. Ты уже решил. Но в одном я уверен: если опасения Алана сбудутся, погибнут многие, у кого появилась надежда. Хотя они еще и не знают о ней.

– Значит, будем жить. Знаешь, Лиента, твоим воинам просто повезло, теперь я не позволю схватить меня так просто, – улыбка спряталась в глазах Андрея.

– Да, – засмеялся Лиента, – они, наверно, будут гордиться, что схватили Дара.

– Какую власть ты имеешь над юкки? – Алан не поддержал их легкомыслия. – Почему они подчиняются тебе? Может быть, у тебя есть знак какой-то особой власти? Кто дал тебе ее?

– Никто. Нет у меня знака. Просто я умею любого заставить исполнить мою волю.

– Любого?.. И Гуцу?

– Он всего лишь человек.

– Гуцу подчинится твоему приказу?

– Да. Но это бессмысленно. Он только наемник Наримы. За ним тоже приглядывают. Ты сказал про шпионов, Алан, – это служители очень сложного, очень мощного и потаенного формирования. Можно сказать, что на нем держится власть Наримы. Я могу пройти к Гуцу, могу заставить его снять осаду. Он даже попытается что-то сделать. Но с него тот час потребуют отчет об этом и если найдут, что действия не оправданы, а герцог упорен в своих намерениях, его уберут и появится другой "Гуцу".

– Наверно, ты прав. – Поколебавшись, Алан спросил: – А мне, или Лиенте… ты тоже можешь приказать?

– Я должен объяснять разницу между врагом и другом? – резко, вопросом ответил Андрей. – Могу. Но разве я помешал Лиенте, когда он велел спеленать меня ремнями?

* * *

В дверь негромко постучали, Алан вышел и вернулся с известием: наблюдатели заметили в трущобах какое-то странное оживление. Они втроем поднялись наверх, присоединились к мужчинам, тревожно всматривающимся в широкую панораму города. Андрей ладонью прикрыл глаза от солнца. Их интересовал дальний, убогий район – утлое прибежище полупленников. На его кривых улочках то тут, то там мелькали красные плащи наемников. Андрей присмотрелся к одной такой группе. Насколько он мог понять, состояла она из офицера, двух солдат и человека в штатском. Вот они подошли к избе, пробыли там недолго, пошли к следующей. Они заходили в каждый дом, не пропускали ни одного. При этом жители вели себя достаточно спокойно.

– Перепись, – сказал Андрей.

– Что? – повернулся к нему Алан.

– Вот ответ на наш спор, как лучше использовать время. Гуцу зря его не теряет. Они составляют списки, готовят партию рабов в Регистан. Мы должны их опередить, если намерены спасти людей от такой участи.

– А если отбить их в пути? – спросил Лиента.

– К тому времени многих уже не будет в живых.

– Почему? Разве Гуцу не заинтересован отправить больше?

– Поверь мне на слово, ладно?

Андрей знал, как готовят конвои из непокорных земель. Такие районы тщательно чистят, чтобы не оставлять в тылу тлеющие угли ненависти, всегда готовые запалить огонь восстания.

Этап готовили так: сначала тщательно составляли подробные списки, потом занесенных в них подвергали сортировке, отбирали хороших ремесленников, работоспособных мужчин и женщин, крепких, здоровых детей. Все остальные подлежали уничтожению. Ни Алан, ни Лиента ничего этого пока не знали – не было отсюда тотальных конвоев.

– Посмотрите, – показал Андрей, – если я не ошибаюсь, вон та длинная ложбина не застроена?

– Ее заливает каждую весну, – пояснил Алан.

– Мне кажется, ночные дозоры не слишком интересуются этой пустошью, они, в основном, жилой район города патрулируют. Но посмотрите, она берет начало почти от подножия холма, а выходит к оцеплению. Чем не готовая дорога от трущоб до крепости?

– О чем ты говоришь, Дар?

– Ночью снять патрули на коротком участке оцепления и по ложбине ввести людей в крепость.

– Снять посты бесшумно? Они стоят слишком плотно. Один стон или хрип все провалит.

– Это я возьму на себя. Сложность в другом – опустевший поселок поставит под удар заложников. Гуцу понадобится удовлетворение. Если мы не хотим увидеть их казнь под стенами крепости, надо в ту же ночь вывести заложников тоже. Я должен все хорошо продумать, для этого мне и надо быть сегодня в городе, – задумчиво проговорил Андрей, глядя в сторону, противоположную трущобам.

Лиента проследил за его взглядом.

– Дар, почему ты смотришь на ратушу?

Андрей рассеянно перевел на него глаза.

– Ратуша – самостоятельная крепость, Дар. Она неприступна, мы только потеряем людей.

– Людей терять мы не будем, – все так же в раздумье проговорил Андрей. – Но там… Впрочем, пока – только легкая и совершенно безобидная прогулка по городу.

Лиента положил руку ему на плечо.

– Я скоро уйду с людьми в джайву, ты – в город. Обещай мне, брат Дар, что будешь осторожен. Теперь я знаю – твои слова "я много могу", не просто слова. Но я знаю и то, что в городе тебе опасно.

– Я буду осторожен. Каждый из нас должен хорошо и спокойно делать свое дело и верить, что другой так же хорошо выполняет свое. Тогда у нас все получится.

* * *

Солнце сгустком раскаленной плазмы замерло в белесом, выгоревшем от жары небе. Щитки и наплечники нестерпимо блестели и обжигали. Ни облачка, ни дуновения ветерка – пекло, как на жаровне.

Андрей не долго был в одиночество – почти с первых же минут к нему намертво "приклеилась" вторая тень. Это было нормально – отсутствие такого сопровождения встревожило бы скорее. "Отрабатывай хлеб, приятель. Только не потеряйся раньше времени".

На пару они обошли весь город. Андрей не пропустил ни одной закусочной, побывал в цирюльне, почистил сапоги у маленького чистильщика обуви, что сидел на углу, напротив ратуши. Все это время он не выпускал из виду своего "компаньона". Впрочем, забота Андрея была напрасна – тусклый, неброский человечек будто и вправду превратился в его тень, он и не помышлял отлучаться.

20
{"b":"15334","o":1}