ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андрей таскал его по городу часа четыре. За это время Андреев спутник заметно припылился, изнемогал от жары и всей страдающей душой жаждал одного – прохладного, затененного уголка и бутыль вина с ледника.

Зато Андрей время потратил не зря. Он выявил и посетил все места, где использовали труд горожан-заложников, он выполнил почти все, что планировал на день. Теперь подошел черед наведаться в злачное заведение Арка. Он оставил это на вечер, когда там соберется дичь покрупнее. Солнце висело низко над крышами, близилась ночь, суля желанную прохладу. "В джайве сейчас сумрачно и страшная духота", – подумал Андрей.

– "Лиента."

– "Дар?"

– "Как у вас дела?"

– "Ведем третью группу. Тебе и Алану на завтра остались последние. У тебя все в порядке?"

– "Да. Лиента, я хотел просить тебя… Завтра Совет. Постарайся сделать так, чтобы мне ничего не пришлось объяснять. Свою часть дела я выполню, а как – это мое дело".

– "Я понимаю. Не беспокойся. Мы не станем обсуждать то, что касается тебя. Я скажу, что там уже все решено. Хотя… Я и сам не все понимаю".

– "Но ты не собираешься на всякий случай отстранить меня от дела? Посадить под арест, например?"

– "Неужели ты позволишь? – засмеялся Лиента. – Но выходит, опасения Алана все же оказались напрасными? Они до сих пор не обратили на тебя внимания?"

– "Ну что ты? Нас с тобой еще вчера взяли на крючок. Один трудяга тащился за ними до самого оцепления".

– "За тобой следят? И ты так спокоен?"

– "Ты хочешь знать, что я собираюсь с ним сделать? Я не собирался тебя в это посвящать, но изволь…"

Андрей повернулся назад и пошел навстречу незаметному, какому-то пришибленному человечку. В глазах у того появилась некая суета, но деваться ему было некуда, и он продолжал идти, сближаясь с Андреем.

– Иди рядом, – приказал Андрей, когда они поравнялись.

Человечек немедленно повернулся на сто восемьдесят градусов, даже с шага не сбился.

– Следишь за мной?

– Да, господин.

– По чьему приказу?

– Распоряжение Мастера Эри, господин.

– Ты сейчас забудешь все, что собирался рассказать Мастеру Эри. К тому же ты до безобразия пьян, куда такому на доклад. Знаешь ведь, как Эри не любит, когда во время работы пьют. Ложись-ка вон в том тенистом местечке, там ты сможешь как следует проспаться.

Человечка вдруг повело в сторону, ноги неожиданно самым подлым образом утратили всякую надежность, при этом улица так же подло раскачивалась и ходила ходуном – "Надо про нее непременно доложить, уж это я не забуду! Но – потом…" Сосредоточенно и целеустремленно он преодолел несколько метров до забора и с блаженством рухнул в мягкую пыль.

Маленькая комнатка без окон с низкой, толстой дверью была территорией Особого Отдела по борьбе за порядок и благонадежность умов. Здесь за грубым дощатым столом стряпали уйму доносов, тут члены обширной секты слухачей, шпиков и соглядатаев отчитывались о своей работе, и решалась чья-то участь.

Сейчас на массивном табурете неспокойно сидел человек. Вдруг он вскочил и вытянулся – дверь распахнулась, в комнату стремительно вошел Мастер Эри. Человек вытянулся еще больше. Эри сел за стол привычно, как за свой рабочий.

– Зачем ты хотел меня видеть? – отрывисто спросил он.

– Вы послали Плешивого следить за тем человеком, Мастер.

– И что же?

– Он лежит в сенях мертвецки пьяный.

– Офицер?

– Плешивый, мой господин.

– Что-о!? – Эри медленно вырос над столом.

В темном закутке на грязном заплеванном полу в самом неприглядном виде валялся спутник Андрея.

– Посади его.

Несколько минут Мастер Эри трудился не покладая рук, пытаясь привести в чувство своего, довольно способного и исполнительного агента. Но тот только невнятно бормотал что-то и все норовил пристроиться щекой на сложенные ладошки.

– Совершенно пьян, скотина, – Эри брезгливо вытер платком руки и бросил его на бесчувственное тело. – Но ведь не пахнет вином… Запри его. Как только проспится, доставь ко мне.

* * *

Уже на пороге Андрей почувствовал на себе взгляд трактирщика, а в следующее мгновение тот, изобразив наиширочайшую из улыбок, заспешил навстречу клиенту. "Еще один охотник до чужих тайн, – подумал Андрей. – Этот – слуга другого господина. Но опять использовать инверсию памяти… нет, неосмотрительно. Пусть докладывает, ничего лишнего он не сообщит. А ведь действительно – рад, будет с чем идти к хозяину, будет что продать".

– Истинный праздник для души, когда мое скромное заведение посещают такие Благородия! – с воодушевлением выдал трактирщик, и узкие глазки его совсем утопли в жирных складках. – Сюда, Ваше Благородие, не угодно ли сюда? Здесь вам будет удобно, мой господин и никто не помешает наслаждаться изысканным яством, которое вам не замедлят подать.

Андрею предложенное место было угодно – маленький стол стоял у стены поодаль от кухни и недалеко от стойки; с одной стороны кухонные запахи и жара не досаждают, а с другой – Арку удобно наблюдать и слушать, так что соблюдены интересы обеих сторон.

– Изволите отужинать?

– Чего-нибудь полегче.

– Сию минуту, мой господин, я лично вас обслужу!

Поначалу в зале было просторно и почти благопристойно. За окнами темнело. Мальчики засветили фонари. Народу прибывало, становилось все оживленнее. По тесному залу плавали сгустки непередаваемых ароматов: горелого масла, лука, кислого вина, нечистых, потных тел, уксуса, табака, сгоревшего в светильниках вонючего сала. Разведчиков в свое время отучали от брезгливости, и Андрей не был привередливым, но сейчас всему он предпочел фрукты.

Духота усиливалась – в кухне на вертеле жарили барашка, и оттуда тянуло жаром. Лица окружающих лоснились, как смазанные жиром. Андрей потягивал холодное вино, отщипывал неторопливо виноградины. Откинувшись на спинку стула, он лениво осматривал зал – с его места он был прекрасно виден весь. Внимания заслуживали две компании. За большим столом гуляли офицеры довольно высокого сословия. Видно, расположились они основательно – вино лилось рекой, мальчики не успевали уносить пустую посуду и ставить на стол новые блюда. Тут было шумно – они чувствовали себя хозяевами жизни и горланили об этом во всю глотку.

За другим столом, рядом, сидели пять уроженцев Нижнего Элька. Эти здоровяки казались еще огромнее из-за своих неописуемых нарядов. Они не признавали никаких одежд кроме курток мехом наружу и кожаных штанов, подбитых мехом. Видимо, только феноменальная выносливость спасала их от теплового удара. По бедрам они опоясывались широченными кожаными ремнями, изукрашенными всевозможными бляшками, инкрустациями и тисненым узором. Пояса эти походили скорее на гирлянды, столько всего на них было понавешано. По причине скупости и запасливости хозяев на поясах болтались кожаные мешочки с огнивом, запасным трутом, висели гребни, скребки для лошадей, металлические отполированные зеркальца, устрашающего вида обереги, чехлы с ножами и просто мелкие, приглянувшиеся вещички.

Эти люди были выходцами из кочевых племен, поэтому привыкли иметь при себе все нужные вещи, ну, если не все, то хотя бы те из них, которые можно разместить на себе.

С детства – прекрасные наездники, прирожденные воины, очень сильные физически, выносливые, мстительные, неоправданно жестокие, свирепые и своенравные. Среди наемников они были на привилегированном положении – гвардии Наримы. Но превыше всего он ценил еще одно их качество – собачью преданность. От них можно было не опасаться удара в спину. Тому, кого кочевники признавали своим хозяином, они становились верными до самоотречения, и не дай Бог кому-то обидеть их хозяина.

Они изредка бросали короткие взгляды из-под нависших надбровных дуг, изредка перебрасывались короткими фразами и мрачнели с каждым глотком вина. Они были особой заботой трактирщика, потому что обычно подобные застолья гвардейцев заканчивались пьяной сварой и кровь.

21
{"b":"15334","o":1}