ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Йога между делом
Аромат от месье Пуаро
Всё о Манюне (сборник)
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Легкий способ бросить курить
Нелюдь. Великая Степь
Входя в дом, оглянись
Адвокат и его женщины
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
A
A

Оживление в зале нарастало в прямой пропорции к выпитому. Под потолком висело сизое облако, опускаясь все ниже, пламя светильников виднелось как сквозь дымку. Лица покраснели, голоса звучали громче, несдержаннее, из разных концов зала доносились выкрики, визг и хохот.

Офицеры за столом затянули песню – положили руки на плечи друг другу, раскачивались и топали ногами так, что кружки на столе прыгали.

Глаза кочевников наливались жаждой скандала.

Андрей решил, что уже достаточно почтил своим вниманием Арков вертеп и пребывание в нем можно завершать. На финал он оставил два дела: внедрить в подсознание одного из эритян закодированную информацию и наведаться на второй этаж кабака, куда время от времени уходят офицеры после коротких переговоров с Арком.

Андрей включил ТИСС, выделил мыслеимпульс одного из юношей, работавших на кухне, и приказал ему выйти в зал. Через несколько секунд появился высокий изможденный парень, и Андрей громко позвал его. У трактирщика, кажется, даже уши зашевелились.

– Ты, оглобля, где твоя сестра? – окинув юношу презрительным взглядом, спесиво промолвил Андрей в силу способностей едва ворочающегося языка.

– У меня нет сестры, господин.

– Что ты врешь, хамло!? Ты же сам мне ее предлагал!

– Вы ошиблись, мой господин, – тускло проговорил парень.

– Ма-а-алчать! – заревел Андрей.

Рядом, как из-под земли вырос трактирщик.

– Чем могу служить Вашему Высокородию?

– Ничем! Я сам сейчас буду его расчленять! – обиженно ревел Андрей, дергая рукоять меча.

– Осмелюсь напомнить Святейшему господину – негоже осквернять боевой меч кровью раба. Клянусь, негодяй будет примерно наказан, не угодно ли господину сказать, в чем его вина?

– Вина?.. Да, подай-ка еще вина!

– Да не введет во гнев Сиятельного господина мое скудоумие, не соблаговолите ли сказать, чем он виноват этот ничтожный мерзавец?

– "Он виноват уж в том, что хочется мне…" – задиристо процитировал Андрей известного баснописца-землянина из девятнадцатого века, покачнулся и плюхнулся на стул, поэтому дальше продолжал прозой. – Но ты прав, не стану я его расчленять. Но прикажи ему не врать! – он снова взволновался и даже предпринял попытку вскочить, весьма, впрочем, безуспешную.

– Он солгал Вашей Светлости? О, мерзавец! Клянусь, он очень скоро пожалеет, что родился!

– Да, совершеннейший мерзавец! – пожаловался Андрей – Третьего дня этот подлец подошел ко мне на улице и предложил купить у него девицу, – сестру, сказал. Знаешь, – с нежностью улыбнулся он трактирщику, – она такая милашка. – Рука Андрея попыталась изобразить в воздухе волноподобную конфигурацию, потом он обиженно проговорил: – А теперь он мне врет, будто у него, э-э-э, нет сестры.

– Ах, мой благородный господин, я и сам с трудом различаю их поганые морды! Эти варвары все на одну колодку – длинные да косматые, не мудрено перепутать. Не гневайтесь, то не мог быть он, я их никуда не выпускаю, ни на шаг, они постоянно у меня на глазах.

– Теперь и ты врешь, – грустно констатировал Андрей.

– Да осмелюсь ли я!? Да чтоб мне провалиться!

– Да? – разочарованно и задумчиво промолвил "господин". – Тогда провались вы оба, коль от вас никакого проку нет.

– Опасаюсь вновь вызвать ваш благородный гнев, но не угодно ли господину подняться наверх? Там вы найдете то, чего ищете.

Андрей молча уставился в лицо трактирщику, потом изрек:

– Господину угодно.

Он встал, и его мотнуло в сторону, пришлось уцепиться за заботливого хозяина.

Спотыкаясь на узкой темной лестнице, тяжело наваливаясь на кабатчика, Андрей доехал на нем на второй этаж почти как на лифте и оказался в коротком коридорчике, куда выходило четыре двери. Трактирщик толкнул одну из них, и Андрей ввалился в маленькую опрятную комнатку. От окна к ним обернулась девушка.

– Убирайся, – буркнул Андрей, не глядя на трактирщика.

Для остойчивости он держался рукой за потолочную балку. Несколько мгновений девушка, не двигаясь, стояла у окна и смотрела на него. Она его ненавидела, дрызг пьяного негодяя, и взгляд ее ясно говорил об этом. Но длилось это неуловимо короткие мгновения. Она улыбнулась, плавно пошла к гостю, положила руки ему на плечи.

– Мой герой жаждет отдохнуть от ратных подвигов?

У нее был очень мелодичный голос, как будто хрустальные колокольчики перезванивались, ее хотелось слушать. Тонкие пальцы с усилием расстегнули пряжку на плаще, и он упал на руки девушки.

– Над кем сегодня ты одержал победу? Успел ли омыть со своих рук кровь невинных?

Она была хорошей актрисой – язвительные слова звучали, как нежные признания в любви. Девушка не хотела отказать себе в этой маленькой мести. Захватчики редко знали языки покоренных народов, но все же риск был велик.

– Я знаю, что придет время, и проклятия всех твоих жертв падут на твою голову. Я это знаю. А пока – приди в мои объятия, усталый воин, как хотела бы я задушить тебя в них.

Пальцы ее тронули пряжку его пояса.

– Не надо, – сказал Андрей.

Она вздрогнула, медленно подняла лицо, оно становилось белым. Посмотрела в его совершенно трезвые глаза.

– Чего же ты хочешь?..

– Ничего.

Судорожно переглотнув, она проговорила:

– Я вела себя непочтительно. Накажи меня… мой господин…

– Не пугайся, я не собираюсь тебя наказывать. Я сейчас уйду.

– Уйдешь? – пальцы ее судорожно сжались на его рукаве. – Нет… пожалуйста! Посмотри, разве я не нравлюсь тебе!?

Она сорвала с себя платье, схватила руки Андрея, прижала к маленьким крепким грудям.

– Не уходи! – в отчаянии вскрикнула она. Руки ее скользнули по его плечам, дыхание коснулось шеи. – Побудь со мной хоть немного!.. Прости мне мою глупость… позволь искупить ее… О, какие у тебя плечи! Какой ты сильный и мужественный!..

Андрей разнял ее руки, поднял с пола свой плащ, укрыл им девушку.

– Зачем ты это делаешь? Если ненавидишь юкки, почему не радуешься, что я уйду?

Девушка стояла, не поднимая глаз, на скулах выступил румянец.

– Ты все же зол на меня! – ресницы взлетели вверх, глаза были полны ненависти. – Ну же! Ступай! Жалуйся на меня этому толстому борову!

И сейчас же пожалела о своих слова, выражение ненависти сменилось отчаянием, на глазах выступили слезы, подбородок дрогнул.

– Довольно, успокойся, – Андрей обнял ее за плечи, прижал к себе. – Я не сделаю ничего, что пойдет тебе во вред. Но я не понимаю, отчего ты так взволнована. Мне кажется, не только из-за сказанного так опрометчиво? Ты боишься, что я слишком быстро покину тебя?

Она кивнула.

– Чем же это для тебя плохо?

– Значит, я плохо себя вела… не старалась понравиться…

– Тебя накажут? Наказание так пугает тебе? Вероятно, они придумали нечто ужасное?

– Да… Мне могут и не сделать ничего… Но на мое место приведут мою младшую сестру… Поэтому я не смею бежать отсюда, плохо работать… даже просто умереть…

Андрей молча провел рукой по ее волосам. Потом поднял ее платье.

– Оденься.

Вздрагивая, девушка неловко натянула его.

– Как тебя зовут?

– Дэяна.

– Дэяна… Дэя… – Андрей тыльной стороной ладони провел по ее щеке. – Хочешь, я скажу тебе про твое будущее?

Она покачала головой:

– Его у меня нет.

– Есть. Я вижу его светлым. Мы скоро встретимся с тобой снова, но это случится уже не здесь, и ты будешь свободна.

Дэяна горько усмехнулась и покачала головой.

– Встретимся не здесь?.. Если угроза в твоих словах… то я в них верю.

– Нет. Попробуй услышать в них другое. Позволишь ли ты отдохнуть мне здесь? – Андрей кивнул в сторону кровати.

– Разве ты не понял, – я буду только рада, если ты не уйдешь сейчас же. Хочешь, я спою тебе? Или тебе не нравятся наши песни?

– Спой.

Девушка пела, аккомпанируя себе на кьяле. При чудном голосе она оказалась великолепной певуньей. Андрей позволил себе расслабиться и подумать о том, как невероятно все изменилось в его жизни… Где-то далеко в глубине души его не оставляло ощущение нереальности происходящего. Что сейчас дома? Что делают Разведчики, обнаружив его исчезновение? И что они сейчас для него – прошлое, которое скоро будет казаться удивительным сном? Вернется ли он в свою настоящую жизнь? А эта? Она ведь тоже не галлюцинация. И может, эта и есть теперь его настоящая жизнь до последних дней… Что делают ребята? А что делал бы он, потеряй любого из них? Поставил бы всех на ноги, развил бешеную деятельность… На них работали бы самые сильные мозги – человеческие и искусственные – в поисках выхода. Но была бы уверенность в успехе? Где тот выход? Есть ли? А если он наглухо захлопнул за собой дверь?

22
{"b":"15334","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Выбери себя!
Альянс
Тени сгущаются
Штурм и буря
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Если с ребенком трудно
Я скунс
Последний вздох памяти