ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я все же нашел ее, Лиента.

– Кого?

– Ту девушку из джайвы. Адоня ее зовут, она дочь кузнеца Иона.

– Иона я хорошо знаю. Где нашел? В джайве?

– В городе отбил у одного мерзавца. Она только день у них пробыла, но за этот день поседела.

– Я велю сестре позаботиться о ней, здесь ей будет хорошо. Вожди прибыли на Совет. Мы ждали вас с Аланом.

После духоты, скопившейся под плотным пологом джайвы, хижина Лиенты встретила приятной прохладой. Вожди приветствовали вошедших: Алана с теплотой и сердечностью, Андрея – с выжидательной сдержанностью. Подвинулись, освобождая им место.

– Благодарение Хранящему – с нами все, кто был на прошлом Совете, – проговорил Лиента.

– Мы должны сказать слова благодарности братьям-лугарам,

– поднимаясь, проговорил Ставр, чье племя скрывалось в лабиринтах пещер. – Если бы ваше предостережение не пришло так своевременно, мало кто из нас пришел бы сегодня сюда. Наша благодарность твоим разведчикам, брат Лиента, – приложив руку к груди, он склонил голову, его жест повторили еще несколько человек, среди которых Андрей узнал вождей соседних племен.

Взгляд Лиенты остановился на Андрее, и тот едва заметно отрицательно качнул головой.

Лиента рассказал вождям о событиях последних дней, о том, что происходит в городе и о совете в доме Мотли.

– Я позвал вас, потому что нам нужен единый план, мы должны стать одной силой. В другой раз может не быть своевременного предупреждения, и юкки расправятся с нами по одиночке. Нужна согласованность всех действий. Все ли вожди согласны со мной?

Совет был долгим – слишком крутой поворот принимали события, и каждое из предстоящих дел требовало тщательной обдуманности и организации.

Лиента представил Андрея и сказал несколько слов о его участии в выводе людей из крепости. Но сам Андрей предпочитал молчать и слушать – он еще был чужим для большинства из них, и своим его сделают не слова, а дела. При этом он умело направлял обсуждения и решения: короткой репликой наводил на нужную мысль, либо Лиента облекал в весомые слова неслышное другим предложение Дара.

Совещание вождей подходило к концу, когда Ланга сказал:

– Если воля Благословляющего принесет нам удачу – что потом? Что мы скажем всем людям, которых приведем сюда?

– Мы будем драться, – жестко проговорил юный Иланд, предводитель охотников из стойбища Стонущих Камней.

Андрей вспомнил, что его отец недавно умер от ран, и сын до срока занял место вождя. Он был отважен и беспощаден к себе, но по молодости – горяч и азартен.

– Драться. Да, – поддержали голоса.

– Верно, – сказал Ставр. – Уведем жен и детей дальше в джайву, в самую глушь, где Гуцу их не достанет, оставим с ними десятка два охотников, а сами вернемся сюда.

– Еще надо разослать гонцов, узнать, что происходит вокруг нас. Надо, чтобы братья свободного Эрита узнали о нас, тогда к нам придет помощь.

– Я могу сказать вам, что происходит в Эрите, – негромко сказал Андрей, обвел взглядами повернувшиеся к нему лица. – Он обречен. Города и крепости уже пали и многие – без сопротивления. Не потому что сдались, а потому что не успели подняться, слишком внезапно все случилось. Вы можете отправить гонцов, но свободного Эрита они не найдут. Свободных осталось совсем немного – в крепостях подобных нашей. Но им не долго оставаться свободными.

– Как ты можешь знать? – нахмурился Лиента.

– Я видел. Есть еще непокорные племена. Их спасает джайвы. Но джайва коварна. Увести беззащитных в ее дебри, – разве это спасение им? Там нельзя жить, дети не выдержат и нескольких дней.

– Чужеземец, ты среди нас лишь два дня, но берешься рассказывать о джайве нам, в ней родившимся!

– Я говорю правду.

– Дар, если нельзя укрыть людей в джайве, что, по-твоему, мы должны сделать? – спросил Лиента, который уже знал цену его словам.

– Я не хотел обсуждать это сегодня. Это преждевременно. Мое предложение покажется вам странным, если не сказать хуже. Но ты спросил, Лиента, поэтому выслушайте меня. Эрит пал. Здесь у вас два выбора: умереть или стать покорными. Но есть еще третий путь – найти новые, свободные земли и уйти, оставить эти захватчикам. Вы потеряете землю, но сохраните жизнь, людей, будущее, те есть – самое ценное.

– Ты не наш. Духи твоих предков не живут здесь. Тебя ничто здесь не держит. А я здесь родился, здесь умер мой отец. Почему я должен без боя отдать врагу мой родовой очаг? Разве мы трусы? Я не хочу бежать. Погибнуть, защищая свою землю, вот честь для воина! – запальчиво проговорил Иланд.

– Погибнуть много ума не надо. Но разве жизнь твоя принадлежит тебе, а не тем, кого ты обязан защитить? Если твоя смерть станет им спасением, тогда честь тебе и хвала. Но если ты трусливо первым уходишь из жизни скорой и легкой смертью, чтобы не видеть их мучений – это только позорное бегство от своего долга.

Иланд вскипел, метнул злой взгляд:

– Как смеешь ты, чужеземец!..

Лиента поднял руку, прерывая гневные слова.

– Не горячись, отважный Иланд, мы собрались не для ссоры. Дар чужестранец, так. Но ни один из нас не сделал для людей больше, чем он. И для твоего племени тоже. Ты хотел благодарить моих разведчиков? Он всего один, – кивнул Лиента в сторону Андрея.

Взгляд Иланда стал удивленным. В следующую минуту он в смущении опустил глаза, приложил правую руку к груди в знак того, что винится перед Андреем.

– Пусть горе и гнев никому не туманит разум, – призвал Лиента. – Кто хочет еще сказать?

Какое-то время все молчали – Иланд высказал то, что примерно думал каждый. Андрей и не ждал их немедленной поддержки – на такое трудно решиться. Он не боялся ответственности за многие судьбы. Андрей Граф, командор Разведчиков-хронотрансаторов по должности и роду деятельности обязан был уметь брать на себя ответственность, какого бы масштаба она ни была. Он умел просчитывать и принимать решения, и уверен был, что не вовлекает этих людей в крупномасштабную авантюру, что цель достижима. История знает немало примеров тому, как целые народы вынуждено снимались с обжитых мест, кочевали в поисках новых.

– Скажи, чужеземец, – после долгого молчания заговорил Ставр, – если мы не примем твое предложение и решим драться, ты уйдешь?

Все смотрели на него в ожидании ответа.

– Мы будем драться вместе. Я не ваш, верно. Но по причинам, которые от меня не зависят, я не могу вернуться на свою родину. Поэтому я просил Лиенту принять меня. Каким бы не был ваш выбор – я с вами. То, что я предложил, считаю для нас единственно разумным выходом. Но обсуждать это сейчас не надо, мы все устали и слишком много впереди других трудных дел.

Да, дел было много, и большая их часть должна была спрессоваться в завтрашнем дне. Начнутся они визитом Андрея в ратушу. Позже, с наступлением темноты, в город просочатся лугары и начнут выполнять свою часть плана. Все, что можно было – продумали; что могли – предусмотрели, а неожиданности – упаси от них, милосердный Тау.

* * *

Совет вождей состоялся утром, а после полудня Андрей встретил Адоню. Она еще была болезненно бледной, вокруг глаз залегли тени, но девушка совершенно преобразилась. Волосы были тщательно расчесаны и заплетены в тяжелую косу, лоб перехватывал белый замшевый ремешок-оберег, светло-серое платье, украшенное по вырезу простой вышивкой, выглядело нарядным, глаза светились густой лазурью. Она встретила взгляд Андрея, и губы дрогнули в робкой улыбке.

– Тебя и не узнать, Адоня, такая красавица стала.

Она смутилась, опустила голову, проговорила:

– Я тебя искала, Дар… Мне надо сказать…

– Что?

– Нет… Не здесь…

В поселке стало тесно. Мимо то и дело проходил кто-то, Андрея приветствовали, он должен был отвечать. Деловито пробегали мальчишки, поодаль, в нескольких шагах на траве ползали малыши под присмотром озабоченной девчушки.

– Идем, – позвала Адоня и пошла вперед.

Они шли сквозь заросли, и Андрей смотрел, как скользит по ее плечам игривое кружево, создавая переливчатую ажурную вязь из солнечного света и тени. Пронизанная солнечными потоками, джайва звенела сотнями голосов, и невозможно было вообразить ее другой – темной, душной, жуткой. Сейчас тоненькая девушка была неотъемлемой частицей этого мира, казалась неуловимой, трепетной, как бегучие пятна света, по которым ступали ее маленькие босые ноги.

26
{"b":"15334","o":1}