ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Попадались, конечно, и крепкие орешки, особенно в этой варварской стране. Здесь люди мало ценят жизнь и всегда готовы к смерти. Они умирают с легкостью за эфемерные понятия чести, товарищества, за свою страну, которой и в помине нет, а они умирают, якобы, за нее. Дикари, варвары.

Но этот – что-то другое. Мастер Эри неожиданно понял, что сам робеет перед ним. Что за ерунда! Эри сердито заерзал в кресле. Что за глупость – бояться человека, который в полной твоей власти, чьей жизнью ты волен распорядиться в любое мгновение… Но откуда в нем такая уверенность? Чью силу он чувствует за собой? Почему ведет себя столь вызывающе? Да, было, варвары тоже дерзили, поносили палачей, – так ведь то от отчаяния. А этот совершенно спокоен. Вот! Его спокойствие! Это смущает Эри. И почему так настойчиво требует Гуцу? Нет, надо заставить его говорить до прихода герцога. Впрочем, время пока терпит, до возвращения посыльного уже не долго. Скоро выяснится, что не живет он на Улице гончаров и не служит в орде Хорха. Это так же верно, как то, что он – Эри. И вот тогда тактика допроса станет другой, на него и так затрачено много пустого времени. К нему применят форсированные методы. Таких допросов человек не выдерживает, это выше человеческих сил и этот красавчик тоже быстренько растеряет свою самоуверенность – к боли равнодушных нет. Он, Эри, скоро увидит, как эти глаза побелеют от страха и тогда все встанет на свои места.

Андрей постоянно чувствовал на себе взгляд из-за стены. Прикован от там, что ли? А ведь это карцер. Конечно! "Двое в карцера". Одиночкой это быть не может, а для усмирения строптивых место самое подходящее. Веско?

Милая девочка, как отчаянно пыталась она предостеречь его, она, в самом деле, предчувствовала: "Остерегайся удара откуда не ждешь, предательской стрелы, засады…" Да, Адоня, я тоже знал, что именно здесь гладко не будет, и все же допустил эту непростительную ошибку… Впрочем, что сейчас? Потом будет время все обдумать и извлечь урок. А время будет ли? "Да! – сердито оборвал себя Андрей. – Люди не виноваты, что ты умудрился вляпаться в такое дерьмо! Ты обязан выбраться из него, в тебя верят и надеются!"

Не обладай его противник столь сильной волей, Андрей рискнул бы внушить Мастеру Эри мысль освободить его. Но риск был слишком велик. Сущность Эри – честолюбие, помноженное на недоверие всем и вся. И риск состоял в том, что в Эри все взбунтуется, каждая клеточка мозга взорвется сигналами бессознательной тревоги и все собьется на страх. Эри просто испытает жуткий страх перед ним и это сделает Мастера в сто крат более опасным… Нет, это крайний вариант, когда ничего другого не останется. Сейчас нужна предельная осторожность, пока ТИСС у них. Прибор надо вернуть любой ценой, именно на него Андрей делал главную ставку в событиях приближающейся ночи.

Вошел караульный, посланный Эри к Хорху и Андрей увидел, как негромкие слова доклада повергли Мастера в недоумение. Он был ошарашен, потому что оказалось – да, Стаур Красивый служит в орде Хорха и проживает на Улице гончаров. Откуда было знать Мастеру Эри, что независимо от собранных сведений, посыльный выдал ту информацию, которую заложил в его подсознание Андрей во время кратковременного контакта.

Мастер Эри почувствовал себя выбитым из равновесия, ситуация начала казаться ему странно ирреальной. Из всех ситуаций его выручал единственный принцип – не верь! Теперь он тоже положил конец растерянности – Эри встал и стремительно вышел – его собственный агент перепроверит посыльного.

Мастер Эри вошел и сел в кресло с прежним выражением терпеливого ожидания. Но теперь он стал другим, Андрей понял это, едва тот вошел – в энергичности шага, в неуловимой жесткости лица был другой человек. Андрей чертыхнулся про себя – плохо, Эри надо вывести из этого опасного для Андрея состояния.

– Мастер Эри, насколько я понимаю, пауза в наших отношениях становится длиннее, чем мы оба предполагали, – голос негромкий, дружелюбный, никакого вызова, никакого нажима. – Осмелюсь взывать к вашей мудрости: отчего мы с вами избрали именно такую линию поведения? Ведь наше знакомство могло произойти в иной, куда более приятной обстановке и разрешились бы все недоразумения. Я не знаю за собой вины, и у вас нет никакого конкретного обвинения.

– Как ты проник к узникам и с какой целью?

– Как? Да вам об этом начальник тюрьмы скажет. Но я никого не выпустил и оружия им не передал.

– Ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты простой воин из орда Хорха. Будто любого простого воина могут связывать некие тайные дела с Его Светлостью, в это я тоже должен поверить?

– Мастер Эри, это знание не нужно вам. Право же, мудрые не напрасно предостерегали – умножая знание, мы умножаем скорбь.

Эри встал, неспешно подошел к Андрею. Механизм недоверия был запущен и изощренный в интригах ум лихорадочно работал. "Какое знание так тщательно оберегает от него этот человек? А если шустрый выполняет особую миссию? Он ее вполне достоин. А если он пронюхал хотя бы долю его, Эри, тайных забот? И в этом причина его спокойствия и превосходства. И Гуцу он ждет с нетерпением, потому что знает – его место в кандалах займет Эри. Зачем он встречался с заключенными, что за тайные беседы без свидетелей? А вдруг это связано с той частью драгоценностей, которая на пути в казну куда-то сгинула, не дошла по назначению. Вернее, дойти-то она дошла, только не в ту казну… Взяться за туземцев? Нет, это не уйдет. А Красавчика Стаура необходимо срочно разговорить! Он идиот, потерял столько времени! Что если Гуцу поспешит лично полюбоваться желанным уловом?

– Послушай меня, Стаур, ты не дождешься прихода Его Светлости, если прямо сейчас не ответишь мне на все интересующие меня вопросы.

"Черт, бесполезно все, он как в броне!"

– Ну?

Будто только и ждал понукания, вошел солдат наружной охраны.

– Мастер Эри, посыльный от Его Светлости.

По довольному лицу вернувшегося Эри, Андрей понял, что случай играет на стороне Мастера.

– Тебе любопытно, с чем пришел посыльный? Его Светлость лично прибудет засвидетельствовать тебе свое почтение, но не так скоро, как ты думаешь. Он заглянет, если случится быть поблизости. А пока распорядился оказать тебе достойный прием. Это значит, что руки у меня развязаны даже больше, чем я думал. Я не жестокий человек и меня мутит от паленого – пожалей себя и меня.

Фортуна лютовала – почти одновременно с посыльным явился и агент Эри.

– Мой господин, имя Стаура неизвестно лейтенанту Хорху и он не живет в означенном доме.

Эри торжествующе повернулся к Андрею.

– Это ни для тебя, ни для меня не стало неожиданностью, не правда ли? А сообщником твоим позже займутся, – и распорядился: – Под арест его! Ну, почему бы нам, наконец, не поболтать?

– Я могу отвечать только Его Светлости.

– Это оставь! Плевать мне на то, какие инструкции тебе дали. Тот, кто их дал – далеко, а я вот, рядом.

– Конюший далеко, да узда близко.

– Ты очень скоро освободишься от нее, тебе помогут.

Андрею завязали глаза. Снова заскрежетали барабаны, наматывая цепи, их потянуло вверх. Ему пришлось встать на цыпочки, потом ноги его оторвались от пола, края наручников впились в запястья.

Завязанные глаза делали пытку особенно изощренной – страх ожидания неизвестного становился одним из подручных палачей. Перед Андреем у них этого преимущества не было. Разведчиков на Высших курсах учили, что образ в зрительном центре мозга можно получить и с закрытыми глазами. Зрение – это не только глаза. Потом они осваивали методики внутреннего видения. Андрей прекрасно ориентировался во всем, что его окружало и, хотя не видел в привычном смысле этого слова, но четко чувствовал каждого из присутствующих и все, что они делали.

Перед Андреем встал здоровенный малый. Его плечи и грудь покрывали обильные заросли рыжего, курчавого волоса. Он профессионально окинул Андрея взглядом, потом неторопливо нанес мощный удар в челюсть. Сделал он это с явным удовольствием и повторил пару раз для закрепления эффекта. Андрей почувствовал, как из уголка губ потекла наполнившая рот кровь. Палач продолжал методично обрабатывать его, как боксерскую грушу. Не имея опоры, Андрей марионеткой болтался в воздухе, тело само налетало на пудовый кулак.

30
{"b":"15334","o":1}