ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Едва ночной сумрак разжижился серым, Андрея разбудили торопливые шаги.

– Лиента, – позвал он.

Через мгновение полог откинулся, и голос из темноты сообщил, что юкки начали переправу.

Скоро лагерь пришел в движение. Множество факелов осветили поселок. Первым делом возобновили эвакуацию на остров. Опустевшие хижины разбирали – на месте поселка должна остаться просторная голая поляна.

С рассветом охотники отправились снять силки и капканы, настороженные с вечера, женщины развели последние костры, чтобы накормить детей и сделать маленькие припасы. Воины не брали в рот ни крошки – ужасны раны в набитый пищей живот, да и с жизнью почти наверняка придется распрощаться – только чудо спасет от долгого и мучительного умирания, чудо, да еще клинок друга. Воины занимались снаряжением и оружием.

Как только не стало слышно женских и детских голосов, сделалось пусто и тревожно. От тишины веяло не покоем, а угрозой. Андрею принесли воинское снаряжение. Он натянул штаны, рубаху – они пришлись точно по нему и плотно облегли тело. Сшиты они были из особым способом обработанной кожи – секреты обработки хранились, как военные. Тонкая кожа становилась эластичной, но настолько плотной и упругой, что не всякой стреле под силу было пробить ее. Грудь, спину и живот прикрыли щитки; на коленях, локтях и запястьях закрепили широкие манжеты с шипастыми выступами – ими можно было действовать как кастетами. Андрей сделал несколько движений – одежда не сковывала, была легкой и удобной.

– Какое оружие возьмешь? – спросил Лиента, вкладывая клинки, закрепленные по бокам на поясе.

– Пока ничего не надо. Мешать только будет.

Лиента обернулся, посмотрел с беспокойством:

– Ты пойдешь на юкки с голыми руками?

– Я знаю, что делаю.

– Надеюсь, что знаешь.

Из джайвы осторожно вышел отряд разведчиков. Они прошлись по пустому поселку, вернее, там, где он стоял, потрогали теплую золу в очагах. Потом часть отряда повернула назад, остальные, читая следы, неосмотрительно сунулись в джайву. Впрочем, сожаление к ним прийти не успело.

Скоро из зарослей появились юкки. Они неспешно вытягивались на открытое пространство, от них становилось черно. Видно, здесь они намеревались дождаться своих разведчиков, пока те определят направление дальнейшего движения. Орды оставались компактными, не перемешивались, люди устало опускались на траву, вынимали баклажки с водой.

И тогда раздался долгий и тоскливый крик флеминга и на место бывшего поселка обрушился град смертоносных стрел. Кто-то, вскочив, тут же падал, уже отмеченный жалом смерти, другие с криками рванулись назад под прикрытие джайвы.

Все вокруг огласилось криками команд, предсмертными воплями и стонами. Стрелы не переставали сеять смерть, пока в бурой мешанине джайвы не скрылась спина последнего наемника. Все открытое пространство устлали тела убитых и раненных. Джайва онемела – унеслись прочь птицы, мелкое зверье забились под землю, лишь тягостные стоны нарушали предгрозовую тишину.

Неожиданно ее разорвал голос Андрея.

– Герцог Гуцу, с вами говорит тот, кто известен вам, как Стаур Красивый. Прежде чем вы бросите своих воинов на смерть, я хочу говорить с вами.

Андрей поднялся из укрытия.

– Дар! – попытался удержать его Лиента, но движением руки он остановил лугарина, вошел с ним в ТП-контакт.

– Выходите, Ваша Светлость. Даю слово, что вашей жизни ничто не грозит.

Андрей остановился в центре открытого пространства, в перекрестье взглядов и прицелов.

– Малодушие не прибавит вам уважения, вы рискуете стать предметом насмешек. Я знаю, что вы здесь и слушаете меня.

– Что он делает, вождь? – Алан беспокойно вслушивался в звуки чужой речи.

– Дар вызывает Гуцу на переговоры.

Заросли зашевелились, раздвинулись и из них выступили два наемника с арбалетами. Оружие целило в землю, но тетива натянута и стрелы лежали на ложах, а пальцы – на спусковых крючках. За их спинами появился Гуцу. Арбалетчики остановились и расступились. Герцог медленно пошел вперед, оставляя их у себя за спиной. Не доходя шагов двадцати до Андрея, он остановился рядом с толстым деревом.

– Приветствую вас, Ваша Светлость. Минуту назад вы убедились, что легкой добычи у вас сегодня не будет. Поэтому мы предлагаем вам оставить нас в покое.

Гуцу ухмыльнулся.

– Подумайте, проявите присущую вам мудрость, и мое предложение не покажется вам столь нелепым. Численно мы вас превосходим. Сражаться вы пришли в сложных и непривычных условиях, в отличие от соперника. Вы не возьмете здесь ни пленных, ни богатой добычи, если придется трудно – мы просто растворимся в джайве, она нас укроет. Согласитесь, не разум, а пострадавшее самолюбие бросит в бой ваших воинов, но стоит ли оплачивать это многими сотнями жизней? Если вы считаете, что вам нанесено оскорбление, а я знаю, вы именно так и считаете, то ответственность за это я беру на себя. И если вы непременно хотите крови, я готов выйти против любого вашего воина. Но пусть этим все кончится.

– Пусть они отдадут тебя, и я оставлю им их ничтожные жизни!

– Боюсь, ваше условие покажется моим друзьям неприемлемым, – усмехнулся Андрей. – Оставьте нас, мы скоро уйдем отсюда. Город и крепость мы отдали, отдадим и джайву, никто не будет вам отсюда грозить. Подумайте, герцог, я предлагаю вам хорошие условия.

– Жаль, что я не приказал убить тебя.

– Когда? Вы забыли, какой сигнал ждут от вас стрелки? Что же вы медлите, герцог, поддерните ваши перчатки.

С криком: "Убейте дьявола!" Гуцу метнулся за дерево.

Дальше произошло то, от чего опешили все, кто мог наблюдать эту сцену. Арбалетчики вскинули оружие, и в тишину ввинтилось пение стрел. И в то же мгновение Андрей неуловимо подался в сторону, стремительно выбросил руку и замер так – в пальцах он сжимал арбалетную стрелу. Он повернул ее жалом в сторону противника и метнул в дерево, за которым укрылся Гуцу. Стрела вонзилась в ствол.

Секунд общего замешательства было достаточно, чтобы Андрей оказался в безопасности. Он упал на траву рядом с Лиентой и лугарин сжал его руку.

– Вперед! – взвился яростный крик Гуцу.

Юкки попытались обойти лугар и скоро фланговые отряды вступили в бой. Свист стрел, удары и треск дерева, крики ярости и боли слились в жуткую какофонию битвы.

Андрей установил одностороннюю ТП-связь с командирами всех отрядов и мог контролировать ситуацию. Центральному отряду все еще удавалось сохранять свое преимущество – наемники не могли преодолеть открытое пространство бывшего поселка, откатывались раз за разом, осыпаемые тучей стрел. Гуцу бросил на них своих гвардейцев – кочевников с Элька. Их яростные молчаливые атаки следовали одна за другой.

Андрей продолжал лежать в укрытие. Он знал – его время еще не пришло, и тем ни менее не уютно чувствовал себя, отлеживаясь за спинами лугар. Лиента, укрытый стволом дерева, стоял в двух шагах от него. Со спокойствием и размеренностью автомата он вынимал из-за плеча стрелу, мощным движением натягивал тетиву… меткости ему было не занимать.

Наемники отошли, укрылись за зеленой стеной.

– Что-то готовят, – обернулся Лиента.

Долго томиться в неведении не пришлось – из зарослей выдвинулась шеренга стрелков, они опустились на колено, выставив перед собой высокие щиты, и из-за этой стены в сторону лугар понеслась лавина стрел. Плотность ее была столь велика, что обороняющиеся головы не могли поднять для ответного выстрела. В этот момент между щитами скользнули мечники, стремительно и молча ринулись через открытое пространство, а над их головами неслись стрелы. Когда арбалетчики прекратили обстрел, лугары уже не могли отбить натиск наступающих – в ход пошли топоры, ножи, мечи.

Пришло время Андрея. Он поднялся с травы, и как будто тяжесть упала с плеч – Андрей почувствовал легкость и силу, азарт боя захватил его, он с нетерпением ждал врага. Но впереди встали четверо лугар – сойдясь плечом к плечу, они надежно перекрыли его.

39
{"b":"15334","o":1}