ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– "Лиента, твои штучки!?"

Он рассердился и, может быть, именно этого чувства ему пока не хватало. Он оттолкнулся от ствола спиной, сделал над "опекунами" высокое сальто – удар пяткой пришелся в лоб первому из нападавших, через несколько мгновений рядом с первым рухнуло еще несколько.

– Займитесь делом, парни, – обернулся Андрей к остолбеневшей четверке. – Будите под руками крутиться – задену ненароком.

Андрей испытывал странное удовольствие от того, что делал. Уж, конечно, это было совсем другое дело, нежели на тренажерах. Хотя и раньше при переходах ему доводилось попадать в переделки, но почти всякий раз его страховали и могли "выдернуть" в случае крайней опасности. Сейчас опасность была реальной. Он дрался за свою жизнь, за тех, кто сражался рядом и за тех, кто был за спиной, кто надеялся и молился.

– "Дар! Это немыслимо, – то, что ты делаешь! Неужели этому можно научиться!?"

– "Да. И у нас будет время для этого".

В упоении драки Андрей не переставал контролировать себя. Знание биологически активных, жизненно важных точек позволяло ему выводить противника из строя, не отнимая жизни. Даже потом, когда они придут в себя, бойцы из них будут некудышние – крайняя слабость и боли во всем теле сохранятся на несколько дней.

– "Лиента, я к Иланду. У него трудно".

– "Послать помощь?"

– "Пока нет".

Ни друзья, ни враги не могли понять, каким наитием этот человек появляется именно там, где успех переходит на сторону атакующих? С его появлением воины воодушевлялись. Когда он с голыми руками вихрем врывался в гущу врагов и расшвыривал их непостижимыми, сверхъестественными приемами борьбы, шум сражения перекрывали восторженные крики. То, что поднимало дух защитников, врагов повергало в смятение.

– Клянусь! Мой меч достал его! Он заговоренный от железа!

Время перестало существовать в его обыденном понимании: часы сжимались в минуты, минута растягивалась в бесконечность. Бездыханные тела покрыли землю так, что приходилось ступать прямо по ним. Раненые защитники старались уйти, отползти вглубь джайвы, где попадали в руки женщин и подростков, те помогали раненным переправиться на остров.

День клонился к вечеру, а конца сражению не было видно. Силы защитников и ярость наступающих казались неистощимыми. Остервенело сходились человек с человеком, сталь со сталью, клинок с клинком. От звона дрожал воздух. Закаленные мечи уставали и ломались, люди же оставались не сломленными.

Вдруг импульс боли, как электрический разряд, пронзил сознание Андрея.

– "Лиента!.."

Боль… Только боль в ответ…

Андрей пробивался к нему, когда сознание вернулось к лугарину, и Андрей испытал невероятное облегчение.

– "Остановитесь! Позовите Дара! Дар!"

– "Успокойся, я уже близко".

Из зарослей навстречу Андрею, едва не столкнувшись с ним, выскочил юноша.

– Там Лиента… – едва переводя дух, выговорил он.

– Знаю. Ты и сам ранен?

– Нет, это не моя кровь.

– Передохни. Лиенту я сам найду.

Лугарин сидел, привалившись к стволу дерева, лицо посерело, рукой он зажимал рану на груди. Между пальцами просачивались скорые алые струйки, и торчал обломок стрелы. Услышав шаги, он открыл глаза.

– Отвоевался… – попытался он улыбнуться серыми губами.

– А хочется еще?

– Да…

– Ну, значит, повоюешь. А теперь молчи, не трать силы.

Прежде всего, необходимо было остановить кровь, обильно хлеставшую из раны и снять боль. Андрей прервал все ТП-контакты – сейчас он принадлежал только Лиенте. Размотал с кистей кожаные ремни, пропитанные кровью.

– Закрой глаза, расслабься, ни о чем не думай. Боли от меня не жди, поэтому не напрягайся.

Десятка секунд было достаточно, чтобы сконцентрироваться и достичь нужного состояния. Он осторожно вошел в тот сектор коры головного мозга, который аритмично и судорожно пульсировал, приняв сигнал разрушения. Внутреннему видению Андрея он представился черным аморфным образованием, которое конвульсивно сжималось и разжималось, посылая беспокойные импульсы. Вот эти импульсы методом обратной связи и рождали боль. Андрей осторожно приглушил их.

– Боль прошла… Ты себе взял? Не надо.

– Что ты, ребенок что ли? Спокойно, не напрягайся.

Теперь Андрей сосредоточился на сосудах, привел в активное состояние окружающие их мышцы, заставил напрягаться, стискивать кровеносные каналы, чтобы кровь успела свернуться и закупорить их. Кровотечение постепенно приостановилось, и Андрей вернул сосуды в прежнее состояние.

– Вырви стрелу… Не бойся…

– Учи.

Теперь Андрей занялся непосредственно раной. Стрела пронзила нагрудник, рубаху и застряла между ребер. Хорошую службу сослужила Лиенте его мышечная броня. В момент удара мышцы его оказались в максимальном напряжении, и это было получше нагрудных щитков.

Андрей просканировал рану – положение наконечника его устраивало, и он заставил мышцы постепенно сжиматься у острия, выталкивать инородное тело.

– Некоторым щекотно бывает, смех разбирает. Ты как – ничего?

– Боже, как ты это делаешь, Дар?..

Обломок стрелы выпал Андрею в ладонь. Он отшвырнул его в заросли, устало привалился к дереву рядом с лугарином, отстегнул от пояса фляжку. Запрокинув голову, долго пил, потом протянул Лиенте.

– Я совсем ничего не чувствую, – Лиента напряженно прислушивался к себе.

– Тебя куда? На остров? – не открывая глаз, расслабленно проговорил Андрей.

– Зачем?.. Дар, ты великий маг!

Андрей искоса глянул на Лиенту, усмехнулся:

– Черт бы тебя побрал, Лиента, со всеми твоими духами и магами!

– Дар, иди к раненым. Подумай, от каких страданий ты их избавишь.

– И ты со мной? У тебя рана смертельная, – негромко сказал Андрей.

– Но теперь уже – нет? – смешался Лиента. – Я не могу.

– Вот и я не могу. А они – мужчины, воины, они должны уметь терпеть боль. Да и не хватит меня на всех.

Кровавая сеча продолжалась. Фортуна, как непоседливый, капризный ребенок, не задерживалась подолгу ни на одной стороне.

Числено эритяне превосходили наемников. Но войско Гуцу было отрегулированной машиной убийства, и управлял ею талантливый военачальник, наделенный проницательностью и хитростью. Эритяне ринулись в бой со всем азартом и яростью, пылая жаждой мести, а наемники тратили силы экономно, не выкладывались в каждом ударе. То один, то другой отряд отходил на кратковременный отдых, а их место занимали те, кто получил передышку раньше. Для наемников бой был работой. Кроме того, Гуцу распорядился, чтобы через два часа после их ухода, из города двинулись четыре резервных орда. Таким образом, через два часа сражения к наемникам подошло свежее подкрепление. Эритяне тоже ввели резервы, но они были гораздо малочисленнее, поэтому численное преимущество эритяне потеряли. Козырем наемников было воинское мастерство, но свой козырь был и у защитников – жажда воздать должное алчным захватчикам, отомстить за мучения и смерть дорогих людей, от потери которых еще стонали сердца. Это стремление придавало силу и стойкость – схватка шла с переменным успехом, но на равных. Лица лугар светились огнем веселой отваги, степняки же шли против них угрюмо-сосредоточенными, падали без стонов и криков; идущие следом, не глядя, перешагивали через упавшего. В их одержимой ожесточенности было что-то безумное.

Андрей старался держаться поближе к Лиенте – лугарин заметно слабел. Мышцы Андрея тоже тяжелила усталость, саднили в кровь разбитые руки. Ему пришлось-таки взять в руки клинки, но бил он плашмя или рукоятками – не рубил.

Теперь было слишком расточительно удерживать постоянную связь со всеми отрядами, и Андрей только время от времени прослушивал ситуацию.

С некоторых пор он начал испытывать беспокойство – Гуцу славился коварством, каждое его сражение было отмечено какой-либо подлостью. А сейчас наемники ломились напролом с неослабевающим натиском – за этим что-то крылось. Но что? Несколько раз Андрей пытался выйти на ТП-контакт с Гуцу, но безуспешно. Едва он включался в полевые структуры, куполом накрывающие место битвы, как на него обрушивалась лавина чужого сознания, боли, агонии умирающих. Каждый из огромной массы людей находился в апогее напряжения духовных и физических сил. Черная архитектоника зла и жестокости подавляла, деструктировала собственное поле Андрея, а он был слишком изнурен, чтобы противиться ее вампиризму. После нескольких неудачных попыток Андрей не решился повторить их еще.

40
{"b":"15334","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рабы Microsoft
Любовь к драконам обязательна
Сияние первой любви
Дерево растёт в Бруклине
Великий Поход
Три минуты до судного дня
Обманка
Микро
Агрессор