ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Андрей, это неправильно!

– Стеф, я ушел в тот момент, когда Лиента доверил мне прикрывать его спину, а вчера клялся, что буду с ними до тех пор, пока нужен. Хорошо, я останусь. Только прежде пусть кто-нибудь из вас скажет, что способен в самую черную минуту предать меня, или Мирку, или Линду, любого, а потом сможет с этим жить. Кто? Антон? Ты, Арне? Стефан? Выходит – только я? Отпустите меня к ним.

– Не спеши, – Антон положил руку на плечо Андрея. – Наемники ушли, мы провели гипновнушение, хотя не имели права.

Андрей усмехнулся:

– А я имею. Я дал себе это право и намерен им еще воспользоваться. Я возвращаюсь.

– Нет, так это делать не следует.

– Силой удержите? Мне во благо? Я знаю, что вы сейчас думаете – что надо помешать мне совершить грубейшее нарушение, за которое наказание – дисквалификация без права восстановления. Но если так случится, я уйду к ним.

– Это так серьезно для тебя, Граф?

– Да. Не думайте, что я не в состоянии оценить то, что вы для меня сделали. Никогда в жизни я не испытывал большей радости, чем когда услышал Антона. Я понимаю, вы сделали нечто, чего в принципе и быть не должно. И вы знаете, что я сейчас испытываю. Сказать об этом у меня нет времени, и нет времени бороться с инструкциями и инстанциями. Я должен быть там, я совершенно уверен в этом. Быть сейчас, не потом. И у вас тоже нет времени, вы должны решать – со мной вы или с параграфами правил. Я не в шоке, с психикой у меня все в порядке и я даю себе отчет в том, что делаю.

Андрей обвел глазами свою немногочисленную команду. Они молчали. Потом Стефан сказал:

– Возьмешь с собой?

– Увязнешь. Назад ходу не будет.

– Двое не один. Разделим шишки.

– Не пожалеешь? А отстранят?

– Весь Отряд не отстранят, – буркнул Мирослав. – Куда они без нас? Придется им заподозрить вспышку неизвестной инфекции, запрут в карантин в худшем случае.

Андрей коротко рассмеялся, протянул руку раскрытой ладонью вверх. На нее легла рука Мирослава, Антона, Стефана, еще и еще.

– Славно! – широко улыбнулся Андрей. – А одежда моя где?

– Она иссечена вся, мы ее в утилизатор хотели.

– Какой такой утилизатор, безумцы! Быстро ее сюда!

– Андрей, как насчет БИСа? Ненадолго, а?

– Не может быть и речи. Стефан, у тебя только пятнадцать минут, почему ты еще здесь? Быстро на Комплекс, переодеваться. Задержишься, ухожу один. Загоните в камеру глейсер, погрузите в него побольше комплектов СМП и… ну что у нас в медблоке, там много всего понадобится. Линда, пятнадцать минут.

– Мало.

– Так не теряй времени. Я помогать тебе буду. Работаем.

БИС – биостимулятор, без сомнения, был гениальным порождением медицинской инженерии. С больными в нем происходили удивительные вещи, – чудеса, буквально. Несколько часов в нем реабилитировали организм идеально. БИС успешно заживлял всевозможные внешние и внутренние повреждения, корректировал энергополе пациента и снимались стрессы, депрессии, усталость. При необходимости больной мог получить подпитку донорской энергетикой. Но психотерапевтическими способности его далеко не ограничивались.

И что не менее важно – в биококоне человек был избавлен от всех неприятных ощущений, не испытывал ни боли, ни неудобств – только лишь целительный покой и легкую эйфорию.

Для Андрея в его состоянии не могло быть ничего лучше БИСа, но за пятнадцать минут, которыми он себя ограничил, машина не в состоянии была ему помочь. Поэтому все, что он мог себе позволить – лечебный сеанс с Линдой.

Андрей закрыл глаза, расслабился. Стало горячо ладоням, потом тепло потекло к плечам, медленно охватило грудь, заструилось вниз, к ногам. Тело приобрело легкость, и в неуловимый момент исчезла боль…

– Пятнадцать минут, Граф, – издалека донесся голос Линды.

– Все, – Андрей стряхнул с себя оцепенение, поиграл мускулами. – Молодец, Линда. Так, как ты, никто не умеет. Где Стефан?

– Здесь.

– Граф, я тоже с вами, – вдруг сказала Линда. – Что там один Стефан сделает? А тебе нельзя с полями работать, ты свое плохо держишь, тебя самого подпитывать надо.

– А переодеться?

– У меня здесь найдется.

Когда молочная зыбкая сфера растаяла, они увидели, что их вынесло в заросли колючего кустарника – глейсер покачивался на подмятых упругих ветках. Стефан вывел его из кустов и опустил на траву. Раскрылся прозрачный купол, и сразу стали слышны голоса – стоны, плач. Стоял резкий запах гари, наплывала удушливая завеса дыма. Они оставили глейсер в зарослях и пошли на голоса.

Усталые грязные люди расположились огромным беспорядочным лагерем почти на самом краю болота – ветер относил дым в сторону, а джайва у болота все же пореже была. Вырубили кустарник, отсекли лианы, растащили валежник, и получилось довольно сносное место для ночевки.

Первым Андрея увидел дозорный.

– Дар! – резкий громкий крик перекрыл все остальные звуки. – Дар с нами!

– Дар! Дар пришел! Дар с нами, слава Милосердному! – радостная весть не затихая, катилась дальше.

Линда и Стеф увидели, как изможденные, хмурые лица светлеют улыбками. К Андрею с плачем бросилась молодая женщина:

– Дар, они убили Гойко!

Андрей молча прижал к себе ее голову, гладил по волосам. Она рыдала, уткнувшись ему в грудь. Прошло несколько секунд, прежде чем эритяне смогли переключить внимание с Андрея на чужих за его спиной. Андрей понял это по изменившимся лицам. Что это за люди? Откуда они здесь взялись? Где были во время сражения? Но… как похожи Дар и эти двое!.. Люди отрывались от дел, чтобы проводить незнакомцев взглядами, однако ни страха, ни враждебности в тех взглядах не было – ведь Дар спокоен. Да и вид незнакомцев, приветливые лица – располагали. Но как неожиданно и необъяснимо их появление, очень уж они другие среди грязных, оборванных, окровавленных людей.

Скоро Андрей увидел за деревьями Лиенту и Алана, спешащих навстречу и словно камень с души свалился – живы!

– Слава Хранящему, ты здесь, живой, с нами! Я послал отряд за юкки, боялся, что они забрали тебя с собой. – Лиента вопросительно повел глазами в сторону Стефана и Линды. – Дар? Это люди твоей страны?

– Это мои друзья. Линда. Стефан.

Стеф поднял к плечу раскрытую ладонь.

– Я приветствую вас, славные воины. Мы пришли с миром.

– Рад приветствовать друзей нашего друга. И рад за него

– он вновь обретет потерянную родину, наша земля не была к нему доброй. Жаль, он унесет о ней тяжелые воспоминания.

Андрей посмотрел на лугарина, но всегда прямой взгляд теперь ускользал.

– У тебя короткая память, вождь? Я помню свое слово. Примите моих друзей и верьте им, как мне.

– Почему ребенок так плачет? – перебила Линда.

Приглушенный расстоянием крик рвал сердце.

– Он сильно обожжен, – ответил Лиента.

Линда скользнула коротким, но цепким взглядом по серому лицу лугарина, по пятну на груди:

– Идемте. Вы можете говорить на ходу.

И снова люди, не отрываясь, смотрели им вслед. Один их вид заставлял обо всем забыть на время, они выделились бы в любой толпе. Андрея они уже считали своим, но теперь увидели – нет, он принадлежит племени этих удивительных людей. Они не шли

– шествовали по задымленной, израненной земле, высокие, стройные, прекрасные в своем физическом совершенстве. Лица их были приветливы, и веяло от них такой силой и уверенностью в этой своей силе, что казались они не гостями на чужой земле, а полноправными хозяевами.

– Потери большие? – спрашивал между тем Андрей.

– Да. Но меньше, чем можно было ожидать, – ответил Алан. Он уже почти справился с замешательством, только никак не мог заставить себя не прислушиваться к легким шагам за спиной и едва справлялся с желание обернуться, удостовериться, что не померещилась женщина с золотыми волосами. – Иланд убит. Ланга обгорел. Обожженных много. И раненых. Табор тяжело ранен.

– Надо уходить в пещеры Ставра, под землю. Здесь нам не выстоять. И где мы укроем людей, когда Гуцу вернется? – глухо проговорил Лиента.

42
{"b":"15334","o":1}