ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из своей комнаты выползла соседка Марья Степановна — или Васильевна. С годами она стала путать свое отчество. Не поздоровалась. Бросила на него тяжелый взгляд и проковыляла к плите. Как будто бы она не может попозже позавтракать! Нет, ей надо обязательно поставить свой чайник в то время, когда майор на кухне. Любопытно, вредность — это качество врожденное или приобретенное? Чайник вскипел. Наскоро сделав бутерброд с маслом и прихватив чайник с банкой кофе, майор ушел к себе в комнату. Отказавшись от яиц. Находиться в кухне со старой мегерой было выше его сил.

Позавтракав, он поехал в «Ваш шанс», прокручивая в уме, как лучше разговорить Лазареву.

В клинике первым делом он увидел Юлию Константиновну, сидевшую на своем месте и разговаривавшую с кем-то по телефону. Увидев майора, она кивнула ему головой, делая знак, что сейчас освободится. Закончив разговаривать, секретарша поздоровалась и спросила:

— У вас ко мне какой-то вопрос?

— Не к вам к Лазаревой.

— Она будет попозже. Часов в двенадцать.

— Уехала по делам?

— Нет. У нее сегодня день рождения.

Только сейчас Губарев обратил внимание, что на стойке стоит красиво запакованная коробка.

— Подарок? — кивнул Губарев.

— Да.

— Вы будете отмечать день рождения Лазаревой на работе?

— Раньше отмечали. А сегодня… В связи со смертью Николая Дмитриевича решили не праздновать. Просто преподнесем подарок от коллектива, и все. Еще надо не забыть цветы купить. Сейчас придет курьер, я его и отправлю за цветами. Когда был Николай Дмитриевич, он занимался этими вопросами. Теперь все легло на меня. Я спросила у Ирины Владимировны, какие цветы она любит, она сказала — орхидеи.

— Да… странно, — усмехнулся Губарев. И тут же чуть не поперхнулся. Как же он забыл! Есть еще одна любительница экзотики — любовница Лактионова. Совпадение вкусов — это невероятно! В своей жизни майор плохо верил в случайные совпадения. Случайность — есть тайная закономерность, любил повторять он. И это была сущая правда, неоднократно подтвержденная и доказанная. Губарев почувствовал, как его охватило волнение. Нет, сегодня ему не надо встречаться с Лазаревой. Надо как следует обдумать этот факт. Поразмыслить, что к чему? Но как уйти, не вызвав подозрения у Юлии Константиновны? Позвонить на работу и сказать, что его срочно вызывают? Да, это выход из создавшегося положения. Губарев отошел в сторону, достал мобильный и набрал Витькин номер.

— Алло!

— Товарищ майор, это вы?

— Да.

— Вы откуда звоните?

— Что?

— Откуда, говорю, звоните?

— Сейчас буду.

— Где?

— И до конца дня я буду занят?

— Вы что — плохо слышите?

— Выезжаю. — Губарев дал отбой, несмотря на Витькины вопли: «Алло! Алло!» Потом повернулся к секретарше: — Вызывают на работу. Срочное дело.

— Вы не будете дожидаться Ирину Владимировну?

— Нет. К сожалению, не могу.

— Ей что-нибудь передать?

— Нет, не надо. Я сам в ближайшее время свяжусь с ней.

— Хорошо.

— До свидания.

— Всего доброго.

На работе его ждал Витька. В полном недоумении.

— С вами все в порядке? — обрушился он на Губарева, едва тот переступил порог своего кабинета. — Я вам одно говорю, вы мне — другое.

— В порядке, в порядке, — заверил его майор. — Просто я передумал беседовать с Лазаревой. И мне нужен был предлог, чтобы слинять из «Вашего шанса».

— Может быть, вы перестанете говорить загадками?

— Смотря по обстоятельствам.

— И что это за обстоятельства?

— Во-первых, в клинике выявилась еще одна любительница орхидей. И ни за что не угадаешь, кто.

— Юлия Константиновна?

— Нет. Не она. Лазарева!

— И что?

А то! Тебе не кажется это странным: две любительницы орхидей? Это тебе не розы и тюльпаны. Любовь к орхидеям — не столь уж повально распространенное увлечение.

— Ну, если собрать всех поклонников орхидей по Москве…

— Мне не нужна вся Москва. У меня на руках два любопытных факта. Первый — любовница Лактионова любила орхидеи. Второй — Лазарева тоже предпочитает эти цветы всем остальным.

— Вывод? — прищурился Витька.

— Вывод: найти связь между этими двумя явлениями. Моя догадка: Лазарева и эта девушка как-то связаны между собой. Вить, а что, если это ее дочь? — воскликнул Губарев.

— Она разве похожа на нее?

Губарев достал из портмоне фотографию любовницы Лактионова и положил на стол.

— Смотри!

Витька подошел к столу и взял фотографию в руки.

— Нет. Не похожа.

— Не обязательно девочки похожи на матерей. Моя Дашка, например, больше похожа на меня. Может, любовница Лактионова внешностью пошла в отца?

— И как вы собираетесь это узнать? Проверить ваши предположения?

— Как? Конечно, если спросить напрямую, Лазарева будет все отрицать. Факт, что любовница Лактионова — ее дочь, ставит Лазареву в затруднительное положение. Кроме того, это зрелая и умная женщина, и так просто ее к стенке не припрешь. Как, например, Диму. Нет, здесь нужен совсем другой подход! Какой — я пока не знаю. Надо все хорошенько обдумать. Вить, у тебя есть кофе? Погода такая — голову тянет. Как свинцом обложена.

— Кончился.

— Сходи в магазин. Будь другом. Денег я тебе сейчас дам. Купи самый лучший кофе — дорогой. Например, «Картье Нуар». Или что-то в этом роде. Колбаски копченой немного. Грамм триста. И хлеба, естественно.

— Разбогатели?

— Побаловать себя иногда хочется.

— Да уж, баловство!

— Не говори, Вить! Вот жизнь! Кто-то себя поездкой на Канары балует или в Париж. А тут все удовольствие — кофейку попить! Просто смешно!

— Действительно, смешно.

— Я, представляешь, без завтрака остался!

— Да ну!

— Как моя соседка-мегера встала за спиной на кухне, так я и выскочил оттуда. Толком не поев.

— Бывают такие старушки — почище атомной бомбы!

— Я с такой и живу.

— Фильм «Дюплекс» смотрели?

— Нет. А что?

— Комедия — класс! Правда, с черным юмором… Сюжет в двух словах такой: молодая пара покупает себе дом. Вместе со старушкой. Они думают — милое безобидное создание. Как бы не так! Ну и задала же она им перцу! То музыку включала ночью на полную катушку, то потоп устраивала, то звонила в дверь в самое неподходящее время… Они потом даже убить эту старушку надумали с помощью наемного киллера. Да не тут-то было! Она сама чуть не убила киллера! Такая вот чумовая бабулька!

— Как моя! В точности! Ладно, ты в магазин идешь или нет?

— Иду. Деньги давайте.

После двух выпитых чашек кофе настроение у Губарева заметно пошло вверх.

— Значит, так. План дальнейших действий таков: мы прежде всего выясняем, есть ли у Лазаревой дочь! А потом уже пляшем от этого.

— А если у нее нет дочери?

— Ты меня, пожалуйста, не пугай! Тогда вся моя стройная концепция летит к черту!

— Я не пугаю. Я предупреждаю.

— Спасибо, — фыркнул Губарев.

— Пожалуйста.

— А если без шуток, то давай «просвечивать» Лазареву на предмет дочери.

— Есть!

— Посмотрим нашу базу данных. Если этого будет недостаточно, то запросим паспортный стол. Короче, за работу.

Облом есть облом! Как ни крути! Разочарование было сильным, и майор не смог его скрыть. Впрочем, он и не старался. Оказалось, что у Лазаревой никакой дочери нет и в помине.

— Н-да! — крякнул Губарев, когда узнал это. — Н-да!

— Я же вас предупреждал…

— Ты был прав! А я — старый дурак, который построил версию на пустом месте. Высосал из пальца.

Витька дипломатично молчал.

— Уф, — вздохнул Губарев. — Что теперь делать, ума не приложу. Мне так хотелось найти эту девушку с орхидеями… А теперь мы вернулись на исходные позиции. То есть на нулевую отметку. Поздравлямши!

— Может, за пивком сходить?

— Не поможет! И не мечтай! Знаешь, Вить, а я иногда думаю: почему мы все решили, что убийца Лактионова связан с ним в настоящем?

49
{"b":"15336","o":1}