ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Час расплаты
Непрожитая жизнь
Мод. Откровенная история одной семьи
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Бертран и Лола
Роза и крест
Принцесса моих кошмаров
Время-судья
A
A

— А что там разбираться! У нас с Юлей все нормально.

— У нас с Юлей, — передразнил его майор. — У нас с Юлей! Вот и крути с ней шуры-муры. А в мои дела не лезь.

— Не буду, — обиделся Витька.

Он ушел, а Губарев сидел в растрепанных чувствах. Наконец придвинул к себе телефон. Позвонил. Подошла жена.

— Алло!

— Алло! Это я.

— Я поняла. Ты куда-то пропал.

— Работаю.

— Понятно. Знакомая песенка. Без работы ты — никуда.

— Нет, правда. Дело запутанное. Но оно уже позади.

— Поздравляю! — В голосе жены позвякивали льдинки. А как их растопить — майор не знал.

Наступила пауза.

— У тебя как дела? — спросил Губарев.

— Нормально.

— Как Даша?

— Тебя это действительно интересует? Разговор выруливал куда-то не туда. Надо было срочно исправлять ситуацию.

— Я хотел заскочить к вам. Повидаться.

— Заскакивай. Возникла пауза.

— Я тебе подарок купил.

— Подарок? — неуверенно протянула жена. — По какому случаю?

— Просто так. Обязательно дарить по случаю?

— Конечно, нет. А когда ты приедешь?

— В ближайшее время. Завтра или послезавтра.

— Хорошо. Ждем. — Голос потеплел.

Дарите женщинам цветы, вспомнил майор какой-то старый лозунг. В самом деле, надо чаще делать подарки. И тогда отношение будет другим. Надо же, какая «истина» открылась ему на старости лет! А о чем он думал раньше? Губарев почесал в затылке. Действительно, жизнь — такая сложная штука, что когда в ней только-только начинаешь что-то понимать, то с ужасом обнаруживаешь, что большая и лучшая ее часть уже прошла. Да еще Витьку ни за что ни про что обидел. И все же в глубине души Губарев чувствовал приятную усталость. Расследование было закончено. Теперь он мог позволить себе передохнуть и расслабиться.

Но майор рано поставил точку в этом деле. Обыск в квартире Исаковой произвел эффект разорвавшейся бомбы. У нее в квартире были найдены пятьдесят тысяч долларов. Те самые, «велановские».

— Дурак я, Вить, настоящий дурак! Я не подумал, что эти двое могут быть как-то причастны к смерти Кузьминой. А ведь на самом деле все сходится. Помнишь, я тебе говорил, что на похоронах Лактионова на лице Кузьминой выразилось удивление, когда она скользнула взглядом по стоявшим у гроба. Я подумал, что она удивилась, увидев сыновей Лактионова, тому, как старший похож на отца. Но я ошибся. Она удивилась при виде Лазаревой! Она-то знала, что у Лазаревой в молодости был роман с Лактионовым. Вот она и удивилась. Не ожидала ее тут увидеть. Помнишь, медсестра Баранова сказала нам, что, вернувшись с похорон, Кузьмина обронила следующую фразу: «Как странно встретиться со своей молодостью. При таких обстоятельствах». За точность я не ручаюсь, но смысл был таков. Я думал, что это относится к Лактионову. А теперь понимаю — Кузьмина говорила о Лазаревой.

— Ну подумаешь, роман. Дело прошлое. А убивать-то зачем понадобилось? Зачем Лазарева убрала Кузьмину?

— Я думаю, это делала не она. А ее маленький демон, маленькое чудовище. Племянница. Которая однажды уже переступила опасную черту. И теперь могла нарушить ее и во второй раз.

— А смысл всего этого? Логика?

— Лазарева сказала, что она раньше не знала Лактионова, что они познакомились на научной конференции, а потом он пригласил ее работать в клинику. Она боялась, что одна обнаруженная ложь потянет за собой другую. В принципе, она мыслила логично. Но это чудовищная логика. Да и деньги «Велана» смущали ее. Точнее, ее племянницу.

Они с Витькой находились в квартире Исаковой.

— Смотри, — Губарев раскрыл шкатулку, стоявшую на трюмо. — Часики с бриллиантами. Золотой браслет с жемчугом. Кольца… Девочка привыкла жить на широкую ногу. А тут — такой лакомый кусок! Пятьдесят тысяч долларов! Урвать напоследок! А потом уехать куда-нибудь подальше. Скрыться с глаз, чтобы никто не нашел. С такими деньгами можно везде устроиться. Убив Лактионова, она встала на опасную тропу: ее опьянила собственная ловкость, решительность. Стало казаться, что море — по колено. Так оно часто и бывает. Насмотрелся я за свою жизнь. Страшно только в первый раз переступить черту, а затем у многих идет уже по наклонной. Так получилось и с Исаковой. Да еще напоследок решила клинику ограбить. Жажда денег ослепила ее.

— Получается, что мы напрасно думали на брата Кузьминой? Что он причастен к убийству сестры? — спросил Витька.

— Получается, что так. Его поведение и поставило нас в тупик. Нас насторожило, что он исчез в неизвестном направлении. Мы подумали: раз сбежал, значит, виноват. Тем более у него были ключи от квартиры сестры. А как там было на самом деле — мы не знаем. Например, сестра ему срочно понадобилась для чего-то. Хотел очередную порцию денег выклянчить. Он звонил, звонил. Кузьмина к телефону не подходила. Он решил приехать к ней домой. Приехал, увидел труп — и дал деру. Или как-то узнал, что она убита, и решил сбежать, испугавшись, что на него повесят это убийство. Тараканы в башке зашевелились. Ты сам говорил, что он странный какой-то.

— Ага, малахольный!

— Вывод: ничего не бери на веру. Все проверяй!

— А как Лазарева узнала о «Велане»? — спросил Витька.

— Пока не знаю. Одна из предполагаемых версий: Кузьмина пыталась связаться с Лазаревой, когда все выплыло наружу и стало ясно, что скрываться дальше нет смысла. Нужно либо возвращать деньги клинике, либо сотрудничать с ней. Съезди в клинику и посмотри органайзер Лазаревой. Или спроси у своей Юлии Константиновны. Были ли звонки от Кузьминой? Незадолго до ее смерти. Проверь.

— Хорошо.

— Позвони мне из клиники. Сразу, как только « что-нибудь обнаружишь.

— Есть!

Губарев оказался прав. В органайзере Юлии Константиновны было зафиксировано два звонка Кузьминой. За день до ее смерти.

— Юля говорит, что Лазарева была в курсе этих звонков, но сказала, что сейчас нет времени и она перезвонит Кузьминой позже, — говорил Витька по телефону.

— Ясно, — сказал Губарев. — Я так и думал.

— Юля вам привет передает.

— Ей от меня тоже. Большой и пламенный. Встретимся с тобой на работе.

На работу Витька приехал бодрый и сияющий. Влюбленный, понял майор.

Они сидели в кабинете, и Губарев говорил Витьке, машинально рисуя в блокноте геометрические узоры:

— Теперь все складывается в одну цепочку. Кузьмина хотела поговорить с Лазаревой о «Велане». Возможно, она собиралась представить свой проект медицинского центра, договориться о сотрудничестве. Но Лазарева восприняла этот звонок как сигнал тревоги. Она подумала, что Кузьмина может начать шантажировать ее давним студенческим романом с Лактионовым. Следствие обнаружит, что она лгала. Начнут раскапывать ее прошлое. Выйдут на племянницу. Она боялась этого. Боялась потревожить тени прошлого, которые могли принести ей катастрофу в настоящем. Она сказала об этом племяннице. Наверняка упомянула и о деньгах «Велана», которые могли разжечь ее аппетит. Исакова и решилась разрубить все проблемы одним махом.

— Но как Кузьмина впустила Исакову в свою квартиру?

— Эти двое придумали какой-нибудь предлог. Может, племянница должна была сыграть роль курьера: забрать проект медицинского центра и передать Лазаревой. Для ознакомления с ним. Или что-то еще.

Во всяком случае, она расположила к себе Кузьмину настолько, что та чаевничала с ней на кухне. Надо хорошенько потрясти этих дамочек. Тогда они расколются.

Витька взглянул на наручные часы.

— Торопишься куда? — спросил майор.

— Да. На занятия в спортклуб.

— А… понятно! Ну тогда иди!

— Я вам не нужен?

— Абсолютно!

Дина Александровна на этот раз выглядела несколько необычно. Нарядно. Губы накрашены яркой помадой. В ушах — серебряные серьги, на шее — колье.

— Проходите! — пригласила она его в гостиную. Как всегда. Он сел на «свой» стул и тут услышал от Дины Александровны нечто неожиданное: — Хотите выпить?

66
{"b":"15336","o":1}