ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оставшись в кабинете один, Губарев вытянул ноги. Придвинул к себе телефон. И набрал номер.

— Алло! — Это была Наташка.

— Я сегодня заеду к вам. Возникла легкая пауза.

— Хорошо. Ждем. Во сколько?

Ах черт! Забыл он дома подарок. Придется ехать за ним.

— Часиков в восемь.

— Точно?

— Точно. Никаких внеплановых дел и мероприятий не предвидится.

Заехав домой, майор положил нераспакованную картину на диван. Перевел взгляд на стены. На одной стене висел постер Орланда Блума в роли Леголаса из «Властелина колец». На другой — Киану Ривз: Нео из «Матрицы». Оба постера притащила Дашка, она же развесила их. Одна стена еще оставалась свободной. «Здесь у меня будет картина. Я буду смотреть на нее и вспоминать Дину Александровну. Потом она постепенно выветрится из моей памяти. А картина останется».

К своим он приехал в начале девятого.

Наташка выглядела усталой. Под глазами залегли тени.

— Ты что? — Губарев погладил ее по щеке. — Устала?

— Да. От жизни, — и она рассмеялась невеселым смешком.

— Что делать? Надо… — Но тут в коридор влетела Дашка.

— Ой, пап, привет!

Дочь выглядела веселой и оживленной.

— Как дела? — спросил ее Губарев.

— Отлич-но! — пропела она. — Па, мне некогда с тобой говорить. Скоро придет Влад. А я еще в комнате не до конца прибралась.

— Какой Влад?

— Мой парень. — Дашка лихо крутанулась вокруг себя, прищелкнула пальцами и умчалась к себе.

Губарев встретил скептический взгляд жены и укоризненно покачал головой:

— Дочь растет. Надо радоваться.

— Чему? Тому, что она много из себя воображает и грубит на каждом шагу?

Вступать в эту полемику Губареву совершенно не хотелось.

— Ты не хочешь посмотреть мой подарок? Услышав слово «подарок», Дашка снова влетела в коридор.

— Какой подарок? Покажи!

— Это маме.

— А мне что — посмотреть нельзя?

— Смотри, смотри! — махнул рукой майор. Дашка выхватила из рук Губарева сверток и развернула его.

— Ухты! Какая красивая ночная рубашка!

— Это не рубашка. Это — халат.

— Скорее пеньюар, — вставила жена. Она взяла из Дашкиных рук халат-пеньюар и повертела его, прикладывая к себе. — Красивый… Такой пеньюар навевает мысли о роскошной спальне, страстных ночах… Уж очень он пикантен и соблазнителен.

— Ты надень, — предложила Дашка. — А мы оценим.

— Правда, надень, — поддержал дочь Губарев.

— Ну, если большинство настаивает… — Наташка ушла в ванную комнату. А через несколько минут вышла оттуда с распущенными волосами и чуть подкрасив губы. Выглядела она потрясающе.

— Супер! — воскликнула Дашка. — Просто супер-пупер!

Губарев молчал.

— А как тебе? — обратилась к нему Наташка. Вместо ответа он притянул ее к себе. И поцеловал в губы.

— Ну, я пойду, — повернулась к ним спиной Дашка. — У меня еще столько дел!

В гостиной они сели на диван.

— Где матушка?

— В гостях.

— Интересно, сможем ли мы заняться любовью прямо сейчас? — спросил Губарев. — Или матушка помешает?

Наташка вспыхнула и опустила глаза.

— Она придет поздно. Но рядом Дашка. Неудобно. Она уже не маленькая. Мы закроемся. Она же все равно поймет.

— Как хочешь!

И туту майора зазвонил мобильник. Он посмотрел на номер. Дина Александровна.

— Да?

— Владимир Анатольевич! Я связалась с Надей. И все ей объяснила. Сказала, что сделаю все, что в моих силах.

Губарев внезапно подумал, что теперь он может быть спокоен за Надю. Дина Александровна была не из тех, кто бросает слова на ветер. Он вспомнил, как уборщица рассказывала, что Лактионов называл свою жену доброй. Да, он увлекся Исаковой, что было, то было. Из песни слов не выкинешь. Но вряд ли такой здравомыслящий и трезвый человек, каким был Лактионов, променял бы алмаз высшей пробы на стеклянную пустышку. В Дине Александровне было нечто, не поддающееся рациональному объяснению и толкованию. Загадка, благородство, врожденный аристократизм. Уж за свою жизнь майор научился разбираться в людях. В Исаковой же не было ничего, кроме привлекательной внешней оболочки. Ткни пальцем — и попадешь в пустоту.

— Так что все в порядке. Девушка столько пережила! Я решила дать ей деньги на отдых. Она согласилась со мной. Скоро она отправится отдохнуть. За границу.

— В Испанию, — машинально сказал майор.

— Да, в Испанию. — В голосе Дины Александровны послышалось удивление. — Она говорила вам?

— Нет, — спохватился Губарев. — Это я сказал так. Наобум. Скоро я буду единственным человеком, кто не побывает в этой Испании. Негром среди белых, — пробормотал майор.

— Вы что-то сказали? — спросила Лактионова.

— Ничего. Это я так.

— Ну… тогда все.

— Все, — согласился майор. — До свидания.

— С кем это ты говорил? — поинтересовалась жена.

— С одной дамой. Это длинная история. Расскажу как-нибудь в другой раз. Это связано с делом, которое недавно закончилось. Так что там насчет занятий любовью?

— Я думаю… — Наташка не успела закончить фразы, как раздался звонок в дверь. Они переглянулись и рассмеялись.

— Не судьба, — развел руками майор.

В гостиную просунулась Дашкина голова:

— Это Влад. Вы как тут? В полном порядке? Вас можно знакомить с приличным человеком? Не подкачаете?

— Не подведем, — откликнулся майор. — Не волнуйся.

— Смотрите, — предупредила Дашка. — Без фокусов!

Молодой человек сразу понравился Губареву. Несмотря на юный возраст, в нем было что-то решительно-мужское. Он ничем не напоминал тщедушных юнцов непонятного пола и возраста, каких в последнее время развелось в немереном количестве.

— Влад, — протянул он руку майору.

— Владимир Анатольевич!

— Наталья. По отчеству не надо, — представилась жена. — Проходите сюда.

— Да нет, мам, — потянула Дашка Влада за рукав. — Мы пойдем ко мне.

— Как хотите, — сказали они с Наташкой в один голос.

За дверью раздался взрыв смеха. Жена посмотрела на Губарева и спросила с легким вздохом:

— Ужинать будешь?

— Давай. Неси.

Наташка принесла тарелку с хлебом. Соль.

— Разогревается, — сообщила она. — Скоро все будет готово.

Майор взял в руки пульт телевизора. В гостиную снова заглянула Дашка.

— Мы уходим.

— Куда? — нахмурилась жена.

— В клуб «Рио». Я уже была там несколько раз.

— До какого часа?

— Посмотрим.

— Я провожу ее до квартиры, — сказал Влад, который вырос за Дашкиной спиной. — Не беспокойтесь.

Жена хотела сказать что-то еще, но Губарев не дал ей этого сделать.

— Пусть идут, — сказал он.

— Ну, пусть!

Хлопнула входная дверь. Они посмотрели друг на друга.

— Кажется, теперь нам никто не помешает, — сказал Губарев.

— А как же ужин?

— Потом, — махнул он рукой. — Иди сюда. Ко мне. Подожди. Сейчас я поставлю мобильник на блокировку.

— А я отключу телефон. А то маменька позвонит в самый неподходящий момент. Она это умеет.

— По-моему, мы приняли все превентивные меры и можем вполне насладиться покоем.

— Покоем?

— Это я не то брякнул. Я хотел сказать… Но жена шутливо закрыла ему рот рукой.

— Не надо ничего говорить…

— Я с тобой полностью и целиком согласен. Так что ты там говорила о страстных ночах?..

68
{"b":"15336","o":1}