ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он решил поехать домой. Сегодня был последний день отдыха. Завтра на работу. Но на середине пути, пошарив по карманам, обнаружил, что забыл ключи дома. Он набрал номер домашнего телефона. Никого. Позвонил по сотовому матери. И она сразу взяла трубку.

— Что случилось? — Паша подумал, что его мать исключает всякую возможность, что сын может позвонить просто так. Она считает, что, раз он звонит, значит, что-то произошло.

— Ничего. Я забыл дома ключи.

— Мамы нет?

— Нет. Поэтому и звоню.

— Я сейчас на работе. Потом у меня прием. Но буду в офисе не раньше шести. Подъезжай к этому времени.

— Хорошо. Договорились.

Паша подумал, что ему надо убить полтора часа. Вопрос: где? Слоняться по магазинам — занятие Для женского пола. К тому же он не взял деньги. Пойти в кафе? Он только что поел. А сидеть за пустым столиком ему никто не позволит. Оставалось — интернет-кафе. Что ж, это неплохая идея!

Ближайшее интернет-кафе находилось на «Третьяковской». Паша знал это, потому что там когда-то работал один его приятель.

Купив полчаса времени, Паша решил посмотреть, что есть в Сети о Марголиной. Он вошел в YANDEX и набрал: Марголина. Информации было очень мало. Краткая справка о двух фильмах, где она снялась, и все. И еще сноска на газету «Спид-Инфо». Паша сдвинул брови. Бульварная газетенка! Как туда Марголина-то попала? Он нажал курсором на «Спид-Инфо». Перед ним возникла заметка скандального характера под заголовком: «Полет над небом или над постелью?» И фотография Марголиной с актером Валерием Сергеевым. Лариса в вечернем платье, сильно декольтированном, веселая, улыбающаяся. Сергеев скосил глаза на ее грудь. Этот кадр и поймал фотокор. Под снимком была надпись: «А грудь Ларисы — то, что надо!»

Паша пробежал глазами бойкую статейку. Из нее он узнал, что между Марголиной и Сергеевым на площадке возник страстный роман. При каждом удобном случае парочка обменивалась нежными взглядами и поцелуями. Они вместе выходили на светские вечеринки, презентации, киношные тусовки. Заканчивалась статья риторическим вопросом: вырастет ли этот роман во что-то большее? Или Сергеев еще не готов к длительным и серьезным отношениям после развода со своей женой, тоже актрисой Лидией Карамышевой? Паша вздохнул: почему-то его слегка царапнула эта информация. Чуть-чуть. Самую малость. Он уже почему-то мысленно считал Ларису «своей». А тут — ее личная жизнь, роман…

Паша задумался. Валерий Сергеев был успешным актером, довольно много снимавшимся в кино.

В основном это были сериалы. Какое-то время со своей бывшей женой он работал в Америке, где снялся в нескольких фильмах, имевших неплохую прессу и прокатную судьбу. Сергеев, приземистый, темноволосый, был не красавцем, но остроумным и обаятельным мужчиной. К тому же — известным актером, так что немудрено, что Лариса увлеклась им.

Пошарив еще по Интернету, Паша больше ничего о Марголиной не нашел. Она не успела примелькаться и войти в когорту молодых актрис, имена которых не сходили со страниц глянцевых журналов и популярных газет. Она вспыхнула и тут же исчезла. Канула в небытие. Немудрено, что о ней моментально забыли. Стоит любому, даже маститому, актеру выйти в тираж и перестать сниматься, как о нем сразу забывают… Что же здесь говорить о Марголиной, молодой начинающей актрисе?

Паша вернулся к информации о фильмах. «Последний излом» и «Полет над небом». Оба были сняты известными режиссерами. Первый фильм — модной сценаристкой, актрисой и режиссером Ингой Бартоль, эффектной блондинкой, снимавшей арт-хаусные фильмы. Ее манера говорить, растягивая слова, вовсю обыгрывалась пародистами. Особенно одним, молодым и нахальным, Вячеславом Скворцовым. Но Инга не обращала внимания на эту возню вокруг себя. Она была крепким профессионалом и удивительно фотогеничной женщиной. Своей классической холодной красотой Инга напоминала знаменитых кинобогинь прошлого — Грету Гарбо и Марлен Дитрих.

Фильм «Полет над небом» снял Владимир Ковальчук, на счету у которого была пара крепких боровиков, поставленных с почти голливудским размахом.

Паша не видел ни первого, ни второго фильма. Он посмотрел на часы. Его время вышло. Можно купить дополнительное время и посидеть в Сети еще, но смысла не было. Весь материал о Марголиной он уже просмотрел. Ехать к матери рановато. Если только подождать ее во внутреннем дворе…

Паша встал со стула и почувствовал, что его клонит в сон: все-таки лег он вчера поздно. Чашка кофе, выпитая им в буфете, взбодрила его. Уже выходя из интернет-кафе, он подумал, что о Марголиной имелось удручающе мало информации. Можно сказать — почти ничего.

Дом на Чистых Прудах, где находилась квартира матери, переоборудованная под офис, был построен в тридцатых годах прошлого века. Он был внушителен и помпезен. Именно в таких домах полюбили селиться новые русские. Паша не любил бывать в этом офисе, носившем название: «Психолого-медицинский центр „Алтея“. За сеансы мать брала дорого, но деятельность свою не афишировала и рекламу в газетах не давала. Как-то Паша спросил ее: почему она не рекламирует свой центр? „Мне это не нужно, — ответила мать. — У меня и так хватает клиентов“. О своей работе мать почти ничего не говорила, да Паше это было и неинтересно. Психоанализ, гипноз, коррекционная терапия… Все эти термины для него — темный лес. Сам он с детских лет знал твердо: профессию матери он никогда не выберет.

Мать принимала пациентов одна. Иногда в офисе присутствовала секретарша, Юлия Кирилловна. Чаще она работала на дому и записывала клиентов на прием. А потом передавала эти данные матери. Худая, со светло-рыжими волосами, собранными сзади в хвост, тонкими губами и такой светлой кожей, что, казалось, она отсвечивает фарфоровой белизной, Юлия Кирилловна была бы почти симпатичной, если бы не странный немигающий взгляд светло-голубых глаз. Он словно пронизывал насквозь, Паша ежился каждый раз, когда сталкивался с Юлией Кирилловной.

Паша набрал код и вошел в дом. Он не стал ждать лифта, а пошел пешком на третий этаж. Он решил подняться и посмотреть: есть ли в офисе Юлия Кирилловна? Тогда он бы мог подождать мать там, а заодно выпить еще кофе. Голова снова стала тяжелой, и неприятно заломило в затылке.

К его удивлению, дверь была открыта. Он подумал, что это ненадолго отлучилась Юлия Кирилловна. Хотя оставлять двери открытыми — было на нее не похоже. Он вошел в просторный холл и подошел к приемной. Прислушался: оттуда доносилось неясное бормотание. Мать уже была здесь и вела сеансы! Паша различал два голоса: материнский — тихий, спокойный, с убаюкивающими нотками, и сбивчивый, глухой — мужчины. Он говорил так, как будто наговаривал текст на диктофон. Скорее всего, он лежит на кушетке и делится с матерью своими страхами и проблемами. Паша однажды спросил у матери: зачем она скопировала у западных психоаналитиков эту кушетку? Это же так смешно выглядит. Лежит взрослый дядя или тетя на топчанчике и «грузит» врача своими комплексами! Но мать не поддержала его ироничный тон. «Да, — сказала она, спокойно глядя сыну в глаза, — так принято на Западе. Особенно в Америке. Поэтому я и применяю данный метод в своей работе. Он выглядит солидно и внушает доверие, именно потому, что на нем ярлык: „made in USA“. Люди любят, когда им Дают товар в заграничной упаковке. Ты это знаешь не хуже меня. И я не собираюсь читать тебе лекции на эту тему». — «Понятно, — смущенно пробормотал Паша. — Я просто спросил…» — «А я тебе просто ответила», — парировала мать.

Паше стало интересно: о чем мог говорить незнакомый мужчина? О том, что к нему приставали в детстве зрелые тетеньки, первая девушка оказалась садисткой, а жена регулярно бьет мужа по голове туфлей и спит с соседом? Паша понимал, что его поступок не из красивых, но любопытство пересилило. Он приник ухом к двери и стал внимательно слушать. Из сумбурного монолога Паша понял, что дядя соблазнил какую-то малолетнюю девицу: не то соседку, не то племянницу. И с наслаждением, как бы смакуя, описывал свои сексуальные фантазии. Паша брезгливо оттопырил нижнюю губу. Вдруг он почувствовал за своей спиной присутствие чужого человека и быстро обернулся. За ним стояла Юлия Кирилловна.

12
{"b":"15337","o":1}