ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как дела?

— Нормально, — ответила Лариса, чувствуя, как у нее пересохло в горле.

— Это хорошо. Почему не надела мои подарки?

— Я хочу отдать их вам обратно…

— Почему? — перебил ее Хасанов.

— Потому что… я не могу ответить на ваше предложение.

Хасанов вздохнул.

— Ты не знаешь, на что идешь.

— Дело не в вас, — сбивчиво начала Лариса. — У меня никого нет. Просто сейчас у меня такой этап в жизни, когда я думаю только о работе. Я хочу стать актрисой. Много играть, сниматься…

Хасанов слушал ее внимательно. Когда Лариса кончила говорить, он задрал вверх подбородок и процедил сквозь зубы:

— Мне это неинтересно. Лариса съежилась.

— Теперь послушай меня. Я даю тебе еще время подумать. Как следует. Поразмышлять. Я не хочу сразу прибегать к крайним мерам. Нет. Не вынуждай меня к этому! Подарки оставь себе. Я их все равно не возьму. Теперь давай поедим. Спокойно. Без нервотрепки. Если тебе больше нечего сказать — молчи. И не порти мне аппетит. На столе лежит меню. Заказывай.

— Я не хочу есть.

— Какая капризная! Ну хорошо, поешь фруктов. И отпей вина.

Хасанов встал с дивана, подошел к столику и налил Ларисе вино в высокий хрустальный фужер. Лариса отщипнула несколько виноградин и отпила несколько глотков вина. Неожиданно она поперхнулась и закашлялась. Краем глаза она увидела, как Хасанов подошел к ней, сел рядом и несколько раз слегка ударил по спине. От испуга и отвращения она даже перестала кашлять. Хасанов сидел совсем близко, почти вплотную, и она слышала его дыхание: учащенное, взволнованное. Ее тошнило от него. Хасанов погладил ее по спине. Лариса сидела ни жива ни мертва.

— Приятно? — хриплым голосом спросил Хасанов. — Я твои глаза днем и ночью вижу. Запал я на тебя…

— Я… не могу… — Лариса поднялась с дивана. Хасанов нахмурился. Возникла тяжелая, гнетущая пауза.

— Ладно, сейчас тебя проводят до дома. Подумай над тем, что я тебе сказал.

Лариса кивнула головой. В горле горело.

Дома она ходила взад-вперед, как пантера в клетке, и лихорадочно размышляла. Что делать? Может, переспать с ним, и всех делов! Но Хасанов внушал ей непреодолимое физическое отвращение. Когда он дотрагивался до нее, Ларису всю передергивало. «Спала же я с Гией Шалвовичем! И ничего! Но здесь я не могу, не могу!..» Может быть, бросить все и уехать? Но куда? Однажды, давным-давно, в другой жизни, она бежала без оглядки из родного города. Но удастся ли это сделать во второй раз? Тогда она удрала в Москву. А теперь? Куда? В провинциальный город? В деревню? И что она будет там делать? Лариса поняла, что она в западне. И спасения ждать неоткуда.

ГЛАВА 10

Все следующие дни она жила в жутком напряжении, вздрагивая от каждого шороха и стука. Но Хасанов оставил ее на какое-то время в покое. Он не присылал ни букетов, ни подарков. И не приглашал в ресторан. Лариса надеялась, что он забудет ее. В конце концов, столько красивых девушек вокруг. Может, кто-то и отвлечет его. Прошел месяц. Лариса ощутила, что ее напряжение постепенно рассасывалось, спадало. И только маленькая колючая льдинка страха и беспокойства все еще оставалась занозой в сердце. И никуда не исчезала.

В кино Ларису больше не приглашали. «Наверное, я совсем бездарная, раз меня никуда не зовут». Но в середине апреля ей позвонил молодой человек, который работал с Ингой Бартоль, — Денис. И предложил принять участие в кастинге российско-американского сериала «Придворный роман». Лариса ухватилась за это предложение. Она подумала, что интересная работа встряхнет ее и отвлечет от тяжелых мыслей. Она приехала на студию «Арион-Т», там ее встретил Денис и провел к своей помощнице по кастингу Надежде Анисиной. Та посмотрела на Ларису оценивающим взглядом и что-то тихо шепнула Денису. Лариса ответила на ряд вопросов, которые задала Анисина. С ней сделали пару проб. Потом назначили время, когда прийти в следующий раз.

Лариса с радостью окунулась в уже знакомую ей атмосферу киностудии. Сериал «Придворный роман» обещал стать самым громким проектом будущего года. Режиссер фильма Васин возлагал на него большие надежды. И поэтому отбор актрис был жестким. Результаты кастинга держались в строгом секрете. Никто не знал, прошел ли он первый отборочный тур. Только через месяц счастливчикам, преодолевшим эту планку, выдали специальные бланки, где было написано, что они участвуют в дальнейшем кастинге. Сипаев искренне порадовался за Ларису.

— Вовремя тебе эта работа подвернулась, — сказал он.

— Что вы имеете в виду? — не поняла Лариса. Но Сипаев только махнул рукой.

От своих коллег Лариса узнала, что у него крупные неприятности: у театра вот-вот отберут здание.

Ей было от всего сердца жаль Сипаева, но помочь ему она ничем не могла. А вскоре события посыпались на нее чередой. Одни за другими.

Умерла Эмилия Григорьевна.

У Сипаева отобрали особняк, где размещался театр, и все актеры во главе с худруком оказались на улице.

Лариса прошла второй тур кастинга.

Печаль шла рука об руку с радостью.

— Теперь мы безработные, — сказал Сипаев на собрании труппы.

Все молчали, подавленные. Выдвигались различные планы: кто предлагал написать письмо в мэрию, кто — обратиться к министру культуры. Но Сипаев никак не реагировал на происходящее. Внезапно он побледнел и завалился набок. Сидящая рядом с Ларисой актриса истошно закричала:

— Воды!

Вызвали «Скорую», и она увезла Сипаева прямиком в больницу.

Дома Лариса попыталась сосредоточиться на том, как ей жить дальше. Да, она прошла второй тур. Но это не значит, что ее утвердили на главную роль. Предстоит еще упорная борьба с другими актрисами. И кто победит — неизвестно. А потом «добро» на окончательную кандидатуру должны дать американцы со своей стороны. Вдруг им не понравится российский выбор? Словом, мороки впереди было еще много. И на все это у Ларисы должно хватить терпения и выдержки. И в этот трудный момент она лишилась работы в «Марионетках»». Если она не пройдет кастинг, то непонятно, чем ей заниматься в будущем. Искать работу в другом театре? В хороших театрах труппы укомплектованы плотно, да там и своих отличных актрис навалом. Лариса пила креп-кий чай и задумчиво глядела в чашку. «Мне надо жить сегодняшним днем, — одернула она себя, — а не бежать впереди паровоза. Иначе я не смогу сконцентрироваться на главной задаче — выйти в третий тур». Лариса чувствовала, как слипались ее глаза: усталость и вымотанность от последних дней брала свое. Она встала с табуретки и пошла в комнату. Там, не раздеваясь, легла на диван и мгновенно уснула.

Вначале Ларисе было странно, что по вечерам она не идет в театр и не играет в спектаклях. К этой пустоте привыкнуть было трудно. Несколько раз она навещала Силаева в больнице. Он держался изо всех сил, но выглядел постаревшим и вымотанным.

— Теперь я пенсионер, правда, чем мне заниматься — ума не приложу. Внуков у меня нет, сидеть у «ящика» я не люблю, заниматься сплетнями — тоже. Что ты мне посоветуешь?

Лариса помолчала.

— Может быть, вам завести собаку? — предложила она.

— Я их терпеть не могу, — поморщился Сипаев. — Как ты?

— Ничего.

— Держись, времена наступают тяжелые, но ты выдюжишь.

— Постараюсь.

Настроение у нее было тревожным. Несмотря на то, что она приказывала себе не думать о плохом, черные мысли вползали в ее голову, как непрошеные гости. Ей было жаль Сипаева, собственной неустроенности. Она, словно акробат, шла по канату над пропастью. И все зависело от этого проклятого кастинга. «Пройду — не пройду». Но дело было не только в этом. С некоторых пор Ларисе стало казаться, что за ней следят. Чьи-то глаза буквально прожигают ей спину. «Вдруг у меня уже крыша поехала от всех этих событий? Так недолго и свихнуться», — с тоской думала Лариса. Но избавиться от этого чувства она не могла. Иногда она шла по улице, потом внезапно оборачивалась и пристально вглядывалась в лица прохожих. Казалось, что некоторых людей она уже видела где-то раньше. Но они быстро проходили мимо, и она не успевала запомнить их лица. «Это — Хасанов! Он установил за мной слежку. Но зачем? Он хочет знать, где я бываю и что делаю. Пока он в тени, но в любое время может объявиться снова. Он не оставит меня в покое…» Но в глубине души она надеялась, что Хасанов забыл о ней. «Чего ему возиться со мной, вокруг столько доступных девиц? Одна краше другой».

44
{"b":"15337","o":1}