ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я вас люблю – терпите!
Понаехавшая
Я продаюсь. Ты меня купил
Пятизвездочный теремок
Ключ от тёмной комнаты
Страсть под турецким небом
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Лолита
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Содержание  
A
A

Предвоенный период конфронтации спецслужб Великобритании и Советского Союза был долгим, тогда были наработаны впоследствии оправдавшие себя в полной мере формы и методы разведывательной деятельности. Затем последовало их кратковременное взаимодействие во имя борьбы с общим врагом. Когда же отгремели сражения Второй мировой войны и планета волей англо-американского блока была надолго ввергнута в пучину «холодной войны», характер деятельности спецслужб существенно изменился. В огромной степени возросли масштабы разведывательно-подрывных операций США и их основного партнера – Великобритании против СССР, значительно увеличился арсенал используемых сил и средств, на службу разведке были поставлены новейшие достижения научно-технической мысли. Великобритания и США как бы поменялись местами, но оставались в одной упряжке, только главенствующая роль в новом «крестовом походе» против нашей страны прочно закрепилась за Соединенными Штатами.

Опускаю страницы ожесточенных, но исторически бесперспективных попыток Великобритании сохранить в послевоенный период свою империю. Несмотря на успехи Сикрет интеллидженс сервис и ее собрата САС (разведывательно-диверсионная служба), в Малайе, Кении, Родезии, Омане, на Кипре, где национально-освободительное движение приняло форму вооруженной борьбы с колонизаторами; несмотря на проведение политики «разделяй и властвуй» в Британской Индии, Малайе и Родезии; несмотря, наконец, на создание в колониях, борющихся за свою независимость, послушных органов безопасности и полиции из числа своих наемников (СИС и САС), все же не удалось обеспечить победу Лондона. Все попытки англичан удержать Британскую империю от распада под насквозь фальшивым предлогом борьбы с коммунизмом и с Советским Союзом оказались тщетными.

Иногда приходится слышать, что «холодная война» началась с пресловутой речи Уинстона Черчилля в Фултоне. Мол, отставленный английскими избирателями с высокого поста Черчилль обиделся. что не были оценены его военные заслуги, и выплеснул свою обиду в Фултоне, Лидер английских консерваторов действительно сделал немало для развязывания новой затяжной конфронтации между возникшими после войны двумя общественно-политическими системами. И все же приписывать ему одному сомнительную славу первопроходца «холодной войны», право же, несправедливо. Подстрекательская речь Черчилля («объявление войны Советскому Союзу»), по оценке Бернарда Шоу, была согласована с лейбористским правительством Эттли и санкционирована президентом США Трумэном, который лично присутствовал на устроенном в Фултоне политическом спектакле. Но дело даже не в Фултоне.

Бикфордов шнур «холодной войны» был подожжен не в маленьком американском городке 5 марта 1946 года, от каковой даты иногда ведется ее отсчет, а значительно раньше. В Фултоне она была лишь официально озвучена. Фактически же вызревала в кабинетах Вашингтона и Лондона еще до того, как капитулировали державы «оси».

Планы и действия спецслужб – лучший барометр для оценки положения дел в этой области. Собственно говоря, даже во время Второй мировой войны Сикрет интеллидженс сервис и другие британские спецслужбы не оставляли своим вниманием Советский Союз. Еще в 1939 году предполагалось значительно усилить работу по проникновению в государственные структуры нашей страны, прежде всего в органы разведки. Эта идея была тогда временно оставлена в связи с начавшейся войной с Германией. В 1944 году, наряду с уже существовавшим подразделением по Советскому Союзу, было решено укрепить разведывательные подразделения, нацеленные на СССР, и создать специальный отдел для проведения операций по контролю и дискредитации органов государственной деятельности безопасности нашей страны. Директива руководителя СИС Стюарта Мензиса предписывала новому отделу «сбор и анализ информации о подрывных действиях Советского Союза и других стран с коммунистическими режимами во всех регионах мира». Уже тогда к работе против СССР привлекались попавшие в руки англичан сотрудники немецко-фашистских спецслужб и их агентура. Проводилась вербовка выходцев из СССР из числа эмигрантов и так называемых перемещенных лиц. Создавался таким образом резерв для будущих операций СИС против нашей страны, которые развернутся сразу же после капитуляции нацистской Германии.

После войны Сикрет интеллидженс сервис претерпела очередную крупную реорганизацию. Она была вызвана необходимостью переориентировать работу разведки на Советский Союз, социалистические страны Восточной Европы, на расширившееся и окрепшее международное коммунистическое движение. Как грибы после дождя, появлялись на свет многочисленные разведывательные программы.

Одна из первых разведывательных программ «холодной войны» – уже знакомая читателю программа запуска в направлении СССР воздушных шаров с фотоаппаратурой, предназначенная для выявления объектов, подлежащих ударам с Запада и Востока, где в спешном порядке создавались нацеленные на Советский Союз военные базы.

И все же программа полетов воздушных шаров над Советским Союзом не приносила ожидаемых дивидендов и, по существу, оказалась несостоятельной – слишком велики были неудачи и прямые потери, слишком незначительны реальные результаты. Она числится лишь «эпизодом» в тайной войне спецслужб. Надо было срочно искать замену. И она была найдена. Новую программу венчала разведывательная операция «Оверфлайт».

1956—1960 годы – очередная веха «холодной войны», очередной «эпизод», серьезный и болезненный для обеих участвовавших в нем сторон, но все же – лишь «эпизод» противоборства. На этот раз фотографирование объектов в глубине территории нашей страны осуществлялось с высотных разведывательных самолетов «У-2». Самолеты «У-2» фирмы «Локхид» – шедевр американской авиационной техники, гордость конструкторов и инженеров, блестящая идея руководителей разведки, поставивших это достижение научно-технической революции на службу интересам спецслужб. Главным достоинством «У-2», делавшим его столь неоценимым для целей проникновения в советское воздушное пространство, считалась высота полета, на которой он мог следовать по заданному маршруту. Высота в 23– 24 километра, как полагали в разведке, была недосягаема для советских зенитных орудий и самолетов-перехватчиков. В наличие у советской стороны других средств ПВО организаторы программы «У-2» попросту не верили. Их аргументация была, таким образом, сродни «философии» воров-домушников, уверенных в безнаказанности. «Пусть СССР попробует узнать, что в небе летит чужой самолет. Средствам ПВО он все равно будет недоступен».

Программе использования высотных самолетов «У-2» для ведения разведки против СССР были приданы поистине американский размах и деловитость. Для нее были подобраны и прошли специальную подготовку пилоты-асы. По всему миру были развернуты базы, где содержались, откуда стартовали и где завершали полет разведывательные самолеты «У-2», – в Великобритании, Западной Германии, Норвегии, Турции, Пакистане, Японии. Программа была строго засекречена и внешнему миру представлялась как программа исследования погоды. Без большой выдумки, но надежно, поскольку не допускалось и мысли, что самолет и летчик когда-либо попадут в руки противной стороны.

Сегодня об этой операции ЦРУ известно все или почти все. Известна печальная судьба пилота «У-2» Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого советской ракетой над Свердловском. Бедный Пауэрс! Он не стал национальным героем Америки. Там, на родине, он был подвергнут изощренной травле, когда в конце концов его обменяли на советского разведчика-нелегала и он вернулся домой в Соединенные Штаты. Его обвиняли в предательстве и не простили того, что в нарушение великолепного сценария руководства спецслужб он не покончил с собой и позволил взять себя в плен. В 1977 году он погиб в авиакатастрофе. Пауэрсу удалось уцелеть в советском небе, но гибель настигла его в небе американском.

За провал разведки «отдуваться», как известно, пришлось президенту США Дуайту Эйзенхауэру. Провал повлек за собой срыв майской встречи в верхах 1960 года, ухудшение советско-американских отношений, резкое похолодание политического климата в мире.

23
{"b":"15343","o":1}