ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Существует расхожее мнение о высоком рационализме руководства разведки в постановке оперативных задач перед подразделениями СИС, о четком планировании операций. Конечно, Интеллидженс сервис стремится всеми средствами сохранить сто лестную репутацию. Но так ли безупречно обстоят дела в этом ведомстве? Даже если сделать скидку «непредвиденные обстоятельства».

Анализ деятельности английской разведки в послевоенный период не позволяет говорить о ее безупречности, необходимы определенные оговорки. Идеальной разведслужбы, конечно, не бывает, и успех разведслужбы зависит не только от взвешенных решений ее руководства, от профессионализма и добросовестности исполнителей, но и от многих других факторов, в том числе и случайного характера. К ним относятся, в частности, стремление СИС угодить руководству страны, игнорирование определенных фактов и последствий происходящих в мире событий, упоение временными удачами, разочарование от несбывшихся планов.

Было немало случаев, когда резидентуры СИС по разным причинам (отсутствие источников информации, слабые оперработники и т. д.) оказывались не в состоянии правильно оценить ситуацию. Так случилось, например, на Ближнем Востоке, когда резидентуры британской разведки «проглядели» приход к власти Насера и решительные меры руководства Египта в отношении Суэцкого канала. В 1969 году посольская резидентура Интеллидженс сервис в Лагосе не сумела предсказать военный переворот в Нигерии, отрицательно сказавшийся на деятельности в стране нефтяных компаний «Шелл» и «Бритиш петролеум». Резидентура СИС в Москве «опоздала» с прогнозами и оценками драматических событий в Советском Союзе в конце 80-х – начале 90-х годов.

Посольские резидентуры Интеллидженс сервис отличались малочисленностью и в этом смысле уступали другим разведкам мира, в частности ЦРУ. В этом проявлялись и разумная экономия средств, и требования конспирации, и оперативная целесообразность, основанная на рациональности. По мнению англичан, количество оперработников-агентуристов в резидентуре должно определяться численностью имеющихся источников. Особенно при наличии в резидентуре агентов-групповодов, выполняющих большой объем оперативной работы по вербовке и поддержанию связи с агентурой. Не в последнюю очередь численность резидентуры определяется и существующим в стране пребывания контрразведывательным режимом, и прежде всего противодействием, которое местная служба безопасности оказывает акциям разведки.

Во многих резидентурах СИС в 70—80-е годы было два-три работника, в том числе одна женщина-секретарша. Вместе с тем женщина могла быть и оперативным сотрудником, и даже главой резидентуры, как это, например, имело место в Москве, когда в 50-е годы руководителем посольской резидентуры была Дафна Парк. Эта женщина, ставшая позже баронессой, была одной из незаурядных представительниц прекрасного пола в Интеллидженс сервис. Ей, возглавлявшей московскую резидентуру СИС, пришлось участвовать в операции английской разведки по засылке агентов-нелегалов в Прибалтику, когда эта операция уже катилась под откос и вскоре вообще сошла на нет. Резидентура и ее хозяйка исправно делали свое дело, и их вины в неудаче прибалтийской операции, по всей вероятности, нет. Однако нельзя, видимо, полностью снять ответственность за провал агента СИС—ЦРУ Олега Пеньковского с другой женщины – супруги разведчика Интеллидженс сервис в Москве Родерика Чизолма – Джанет. Впрочем, и ее действия, о которых еще предстоит поговорить, направлялись Лондоном. Надо сказать, жены сотрудников московской резидентуры всегда активно участвовали в разведывательных операциях. Даже когда были отягощены семейными заботами. Это обстоятельство, конечно, увеличило потенциал резидентуры.

Как правило, резидентуры СИС действовали в тесном контакте с аппаратами военных атташе в посольствах, выполнявших свои оперативные задачи: сбор и первичный анализ данных о вооруженных силах страны пребывания, наблюдение за военным сотрудничеством с другими государствами, за продажей оружия за границу. Аппараты военных атташе в Советском Союзе агентурных операций, скорее всего, не вели.

Отличительной чертой большинства английских резидентур была высокая конспирация разведчиков, которым в силу корпоративности других дипломатов удавалось растворяться в посольской среде, несмотря на присутствие в представительствах персонала из числа местных граждан. Надо отметить, что во многих случаях отношения резидентур с главами представительств складывались непросто. И это несмотря на то, что СИС формально входила в систему Форин Офис, а влияние министра иностранных дел на дела разведки было значительным. Некоторые послы демонстрировали презрительное, брезгливое отношение к Интеллидженс сервис, мешали предоставлению разведчикам СИС дипломатического прикрытия в посольствах, откровенно препятствовали деятельности разведки.

Обычно разведчики СИС в посольствах выступают под видом дипломатов. Это дает им право на дипломатический иммунитет, позволяет избежать серьезных неприятностей в случае провала, при задержании контрразведкой или полицией. Наиболее распространенные прикрытия – вторые и третьи секретари посольства, но нередки были и более высокие должности. Вместе с тем сотрудники разведки не назначались руководителями отделов посольства, это – прерогатива МИД. До недавнего времени британская разведка активно использовалась в качестве прикрытия должности сотрудников так называемого паспортного контроля – в консульских отделах представительств. Многие из таких прикрытий оказались расшифрованными, что влекло за собой прекращение, иногда временное, предоставления разведчикам СИС этих должностей.

«Новшеством» последних лет были «глубокие прикрытия» в посольствах, а чаще – в других представительствах. Они считались необходимыми для более строгой конспирации разведывательных акций, прежде всего по связи с агентами. «Глубокие прикрытия» еще более тщательно маскируются и оберегаются. Чаще всего СИС использует такие прикрытия в странах с менее строгим контрразведывательным режимом, чем тот, который существовал в Советском Союзе. Все-таки риск был неизбежен, а «глубокие прикрытия» не всегда предусматривали дипломатическую защиту.

Наряду с «глубоким прикрытием» Интеллидженс сервис использует и другие «крыши» – аккредитованных в зарубежных странах корреспондентов газет и журналов, сотрудников торговых представительств и т. д. По свидетельству английских источников, СИС располагала прикрытиями в крупнейших газетах и журналах Лондона, таких, например, как «Экономист», «Обсервер», «Санди таймс». Сотрудник подразделения ЦРУ в Сайгоне Фрэнк Снепп отмечал, что американцы во время вьетнамской войны использовали разведчиков МИ-6, действовавших под «глубоким прикрытием» в качестве журналистов для проталкивания в прессу ряда стран материалов, подготовленных американской разведкой.

Агентура – главная опора Сикрет интеллидженс сервис. Теперь, когда тайная война спецслужб вступила в новую фазу и английская разведка совершенствует свою агентурную работу, приобретают особое значение так называемые доверительные источники и агенты влияния, не всегда вполне сознающие, что они действуют в интересах британской разведки.

«КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ!»

Проблемы кадров в Интеллидженс сервис. Размышления о том, как английский национальный характер преломляется в деятельности разведки

«Кадры решают все!» – этот лозунг в свое время вызывал в нашей стране небывалый энтузиазм. Ныне он отправлен пылиться в архив. А зря, это отнюдь не догматический стереотип. Люди – кадры – движитель истории, они определяют лицо событий, оставляют на них свой след.

Успехи и неудачи Интеллидженс сервис зависят далеко не в последнюю очередь от кадров – ее руководителей, работников центрального аппарата и, конечно, от сотрудников резидентур.

Подавляющее большинство британской нации – англичане, и они же в основном формируют личный состав разведки. Но и сами англичане – прочный теперь сплав многих национальностей, населявших Британские острова или вторгавшихся в страну на заре ее истории. Уже девять веков Англия не знает чужестранных завоевателей. Но в далекие времена их было немало – иберы, галлы, финикийцы, римляне, англы, саксы, юты, викинги, норманны. И все они перемешивались в громадном котле.

26
{"b":"15343","o":1}