ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адвокат и его женщины
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Мелодия во мне
Сценарист
Делай космос!
Осень
Мститель. Долг офицера
Блог проказника домового
Содержание  
A
A

Долгий и извилистый путь разведывательной службы Великобритании теснейшим образом связан с историей страны, с триумфами и поражениями. И это вполне естественно, ибо разведка – неотъемлемый институт государства, жизненно необходимый во все времена, важнейший инструмент его правящих кругов. Разящие удары английской разведки, этого древнейшего ремесла специально обученных людей, испытали на себе многие страны. Эта превосходная разведывательная служба конечно же не может защитить свою страну от всех бед и опасностей, она не смогла уберечь и саму Великобританию, утратившую свой былой блеск и имперское величие.

Британскую разведку нередко идеализируют, возвеличивают ее деятельность, приписывая ей способность оказывать чуть ли не решающее воздействие на судьбы стран и народов. В национальные герои возводятся такие известные в истории Великобритании личности, как государственный министр королевы Елизаветы I Фрэнсис Уолсингем, глава ведомства шпионажа у Оливера Кромвеля Джон Тэрлоу, Томас Лоуренс «Аравийский» – английский политик, военный деятель и разведчик на Ближнем Востоке в годы Первой мировой войны. Бесспорно, у них немалые заслуги в становлении разведки, в ее тайных операциях против врагов Британии. И вместе с тем за всеми ними тянется кровавый след драматических событий, цепь интриг и провокаций, которыми столь богата хронология британской разведывательной службы. Лоуренс, вовлекший в борьбу с Оттоманской империей арабские племена, действительно добился серьезных успехов на турецком фронте, но легенда о нем как о «друге арабских народов» развеялась после раскрытия исторических архивов, в которых он предстает как жестокий и коварный колонизатор, ненавистник арабов. В 30-х годах Лоуренс стал восторженным поклонником Гитлера, связался с английской фашистской партией Мосли.

Уолсингему и Тэрлоу, как одним из первых руководителей британской секретной службы, внесшим осязаемый вклад в ее становление и развитие, мне придется уделить особое внимание.

Фрэнсис Уолсингем вошел в историю как фактический создатель агентурной разведки Англии, как организатор службы перлюстрации – перехвата почтовой корреспонденции и дешифрования кодированной переписки. По существу, то, чем занималось ведомство Уолсингема, это не только разведка за рубежом – добывание информации о противнике, выявление его силы, планов и намерений. Это – тайная оперативная работа внутри страны, также путем использования агентов и прямых полицейских методов, то есть на деле – смесь деятельности разведки, контрразведки и полиции. По-другому невозможно характеризовать действия Уолсингема по подавлению внутренней оппозиции в лице католической партии, выступавшей под флагом борьбы с протестантизмом правящего королевского двора, хотя, конечно, католическая церковь Англии, делавшая ставку на шотландскую королеву Марию Стюарт, в то историческое время объективно действовала как союзница католической Испании. В качестве средства для выбивания информации и «признаний» ведомство Уолсингема широко использовало превентивные аресты и жестокие пытки узников.

Беспощадные меры по усмирению рабов будут применяться на протяжении всей истории становления Британской империи. Островитяне, подобно древним римлянам, надолго сохранят высокомерное отношение к другим народам, как к «варварам».

Методы «джентльменов» из Англии, используемые для подавления своих противников, будут отрабатываться на многочисленных полигонах. И одним из первых станет земля Святого Патрика – многострадальная Ирландия. Впрочем, раны, нанесенные «джентльменами в белых перчатках», дают о себе знать и по сей день в разных частях света. Они отзываются болью в сердцах уцелевших жителей Зеленого острова – Ирландии, потомков сипаев в Индии, внуков и правнуков героев и жертв «боксерского» восстания в Китае, детей и внуков повстанцев Малайзии и партизан «мау-мау» в Кении, восставших патриотов Греции и Кипра. Этот скорбный список можно было бы продолжить.

От жестоких карательных мер по усмирению своих противников британские спецслужбы и вооруженные силы не откажутся и позже, в наше цивилизованное время. Аресты, заключение в тюрьмы без суда и следствия, пытки и расстрелы с бесчеловечной практикой физического устранения неугодных лиц будут по-прежнему широко использоваться и во время развязанной по инициативе Великобритании военной интервенции в России. Когда гигантские волны национально-освободительного движения нахлынут на Британскую империю, «джентльмены» снова вспомнят о политике «кнута и пряника», и «кнут» будет стегать очень больно. Превентивным арестам подвергнутся национальные лидеры Кении, Замбии и других стран, входивших в империю. Убийства и истязания станут повседневной практикой в деятельности спецслужб и карательных органов. А потому и не приходится говорить о «благородстве» английской разведки, о ее стремлении делать дело «чистыми руками», не прибегая к вероломству, подкупу, коварному обману. Демократия по-британски на колонии-то уж во всяком случае не распространялась!

Именно на отстаивающих свои права гражданах испытывались новинки из арсенала карательных органов – водяные пушки для разгона демонстраций, специальные сети для выхватывания наиболее активных их участников (наподобие применявшихся в Древнем Риме гладиаторами-ретиариями), устройства для распыления слезоточивого и нервно-паралитического газа, каучуковые и пластиковые пули, дубинки с электрическим разрядом. Испытанные на «полигоне» в Ольстере (Северная Ирландия), эти новинки затем взяли на вооружение каратели в других странах. Вот и в наши дни очередными объектами устрашения – на этот раз ракетно-бомбовыми ударами – стали жители Ирака и Югославии! Подобная жестокость по отношению к людям вовсе уж непонятна в сравнении с культивируемым в Англии бережным отношением к животным, особенно домашним. «Национальной чертой англичан» назовет жестокость известный британский писатель Джон Бойтон Пристли.

Однако вернемся к истории становления британской секретной службы и узнаем еще немало любопытного и поучительного, в частности о старых приемах и методах, взятых на вооружение современниками.

В период смертельной схватки набиравшей силу Британии с феодальной Испанией, обладавшей при Филиппе II сильнейшей армией в Европе, Уолсингем, признанный мастер шпионажа, организовал эффективную разведку противника. Уолсингем внедрил агентов своей службы в ряд европейских столиц, а также в некоторые испанские порты, что дало возможность англичанам выведать военные планы испанцев, проследить за снаряжением кораблей «Великой и Непобедимой армады», готовившейся к вторжению на Британские острова. Крупнейшей акцией, а по существу провокацией в деятельности Уолсингема стало «разоблачение» его ведомством так называемого «заговора Баббингтона», раздутого до размеров общенационального бедствия. С помощью этой акции правящей британской монархии удалось укрепить свое положение, ликвидировать оппозиционную католическую партию и саму Марию Стюарт, зловеще объявленную Уолсингемом претенденткой на английский трон [3].

Ведомство Уолсингема можно в известном смысле признать основоположником системного подхода к деятельности британской разведки. По крайней мере, что касается внедрения в разведывательную работу приемов и методов подбора и использования агентуры. Уолсингем явно с пользой для себя провел несколько лет в Северной Италии, учась в одном из престижных в то время университетов в городе Падуя. Там у него была возможность познакомиться с интригами средневековых правителей, с иезуитами и святой инквизицией, он освоил классический труд Никколо Макиавелли «Государь», который, превратно трактуя вопросы морали, обоснованно считался пособием для политиков и разведчиков. В бытность послом в Париже Уолсингем оказался свидетелем Варфоломеевской ночи – события, существенно укрепившего протестантское мировоззрение и усилившего ненависть к носителям католицизма.

Агентурная сеть ведомства Уолсингема комплектовалась для выполнения разнообразных задач – выведывания и срыва планов внутренней оппозиции, ослабления позиций Испании в Европе, для контроля за ее союзниками – папским Римом и двором германского императора, для наблюдения за подготовкой «Непобедимой армады» к нападению на Англию. Агентам давались поручения следить за плаванием испанских торговых судов в Америку – информация передавалась английским корсарам, которые перехватывали испанцев на морских коммуникациях. Понятно, что диапазон завербованных агентов был достаточно широк – «смиренный монах из иезуитского колледжа, английский дворянин, вернувшийся в лоно католической церкви, богатый итальянец, портовый чиновник, путешествующий французский купец, парижский дуэлянт, студент германского университета» – таков мог быть, как отмечает в названной работе Е. Черняк, шпионский набор ведомства «плаща и кинжала» Фрэнсиса Уолсингема.

вернуться

3

О провокаторских действиях ведомства Фрэнсиса Уолсингема свидетельствуют многие британские историки, в том числе профессор Кембриджского университета Кристофер Эндрю в своем объемистом труде о разведывательной службе Великобритании – «Секретная служба. Создание британского разведывательного сообщества». Советский исследователь английской разведки Е.Б. Черняк, основываясь на британских источниках, показывает, как агенты Уолсингема инспирировали «заговор Баббингтона», заманили Марию Стюарт в ловушку и привели на эшафот. (Черняк Е. Секретная дипломатия Великобритании. М., Международные отношения, 1975.)

3
{"b":"15343","o":1}