ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В послевоенные годы главным полем агентурной деятельности Сикрет интеллидженс сервис против нашей страны стали Советская Прибалтика, Западная Украина и Закавказье. В этих районах английская разведка полагалась на поддержку националистического подполья, на лиц, связанных в прошлом с немецкими спецслужбами.

Дерзкие операции СИС в Прибалтике начались уже в 1945 году. И опять пригодился опыт прошлых лет, в частности 1919 года, когда предпринимались разведывательные акции группой Пола Дюкса в революционном Петрограде. Английская разведка на быстроходных катерах с баз в Швеции, Финляндии, Западной Германии, Дании (остров Борнхольм) совершала ночные рейды к берегам Латвии, Литвы, Эстонии, передавала подпольным группам оружие, средства радиосвязи, взрывчатку, яды. Переправляла на территорию Прибалтики агентов Интеллидженс сервис, завербованных в Англии и в лагерях для перемещенных лиц в оккупированных зонах Западной Германии.

С агентурными группами в Прибалтике у СИС было налажено несколько каналов связи. Один из них – почтовый канал, действовавший через посольскую резидентуру СИС в Москве. Руководители резидентуры Эрнест Генри Ван-Морик, Теренс О'Брайен-Тир и Дафна Парк лично занимались отправкой писем из Москвы в адреса заброшенных в Прибалтику английских агентов. Скрытый текст писем, содержавший задания разведки, зашифровывался и выполнялся тайнописью. У агентов были необходимые средства для его проявления и расшифровки.

Операция «Редсокс» (так кодировалась совместная акция СИС и ЦРУ по нелегальной заброске агентуры в Советский Союз) предусматривала, наряду с морским, и другой путь проникновения агентов Интеллидженс сервис в Советский Союз – воздушный. Агентов – украинцев, поляков, русских, – прошедших подготовку в учебных центрах разведки в Великобритании, сбрасывали ночью на парашютах с самолетов, базировавшихся в Западной Германии и на Кипре, на территорию Польши и Украины. Так, только в 1951 году англичане забросили в СССР три агентурные группы по шесть человек в каждой.

Операцию «Бродвей» (заброска агентуры в Польшу) СИС вскоре уступила американской разведке из-за ее дороговизны. На Севере СИС в 50-е годы готовила группу агентов-норвежцев для нелегальной засылки в Советский Союз для совершения террористических и диверсионных актов. Сказывался военный опыт – агенты-диверсанты из числа норвежцев имели отличную репутацию в этом деле.

Агентурные группы для заброски в восточноевропейские страны формировались из чехов, венгров, албанцев и представителей других национальностей. И в этом смысле возможности Сикрет интеллидженс сервис были довольно широки – война вызвала массовое перемещение людей разных стран, многие из них оседали в Англии и становились легкой добычей британской разведки.

К середине 50-х годов руководству ЦРУ и СИС стало ясно, что операция «Редсокс» – нелегальная заброска агентов в СССР – провалилась. «Мы потеряли большую часть заброшенных агентов, результаты оказались мизерными», – свидетельствовал один из руководящих сотрудников ЦРУ Гарри Розицки.

ЦРУ и СИС долго разбирались с причинами провала агентов, направлявшихся в Советский Союз в рамках операции «Редсокс» и в конце концов пришли к выводу: либо заброшенные агенты оказались ненадежными и предпочли сдаться советским властям, либо источникам органов государственной безопасности СССР удалось внедриться в разведшколы, готовившие агентуру для нелегальной засылки. Выяснилось также, что между ЦРУ и СИС не было необходимой координации действий, что приводило к дублированию оперативных мероприятий и другим негативным последствиям. В конце концов и в Вашингтоне и Лондоне пришли к выводу, что причины неудачи операции «Редсокс» неясны и в них много загадочного. Вместе с тем в ЦРУ и СИС были вынуждены признать, хотя и с оговорками, что основная причина провала – эффективная работа советских спецслужб, и в частности контрразведки, применявшей разнообразные методы для пресечения нелегального проникновения агентуры противника на территорию нашей страны.

Активность московской резидентуры СИС оживлялась в тех случаях, когда завербованных агентов из числа советских граждан направляли в СССР по каналу репатриации, так сказать на поселение. Они должны были через два-три года после устройства на работу и на жительство при благоприятном стечении обстоятельств связаться с СИС. Для этого предварительно нужно было направить письмо с закодированным в нем паролем на обусловленный адрес в Великобритании. Контакт в Москве или в каком-либо другом пункте нашей страны не предусматривался, но резидентура могла проводить рекогносцировку района проживания агента, определять наличие там объектов для наблюдения, следить за общей оперативной обстановкой. По-видимому, СИС не возлагала больших надежд на таких агентов, но им могли поручаться и неординарные задания, если, например, в районе, где обосновался агент, имелись важные разведывательные объекты. Чаще всего таким источникам, а также агентам из числа англичан и других иностранцев, направляемых в Советский Союз в рамках операций «Редсокс» и «Легальных путешественников», поручалось собирать образцы почвы и воды для определения, не производились ли в районах их пребывания экспериментальные взрывы ядерного оружия и не имеются ли там иные объекты, связанные с атомным производством.

Собственно говоря, «Легальные путешественники» представляла собой обширную разведывательную программу, поставленную на поток. Во многих случаях Интеллидженс сервис не приходилось формально вербовать англичан – бизнесменов, ученых, студентов, музыкантов, – планировавших совершить поездку в Советский Союз по частному приглашению или в качестве туриста. С ними устанавливали контакт, как правило, от имени министерства обороны, приглашали в здание этого министерства на Хорс-Гардс-авеню и высказывали соответствующие просьбы. Вряд ли добронамеренный и законопослушный англичанин стал бы отвергать столь необременительную просьбу, тем более что она сопровождалась обещанием материального вознаграждения.

Среди агентов СИС, забрасываемых в СССР, оказывались и лица, поставлявшиеся английской разведке Народно-трудовым союзом.

НТС был создан в 1930 году в Белграде из числа русских белоэмигрантов и белогвардейцев для борьбы с Советским Союзом. Но после нападения Германии на СССР НТС перешел под контроль немецких спецслужб, служил фашистскому рейху верой и правдой.

Кто верховодил в НТС, когда Вторая мировая война уже близилась к концу и руководство этой антисоветской организации начало искать новых хозяев? Ответ долго искать не придется. В руководящем звене НТС (Поремский, Романов-Островский, Околович, Рар, Редлих, Артёмов) все были «повязаны» кровавыми преступлениями нацистов, были агентами гестапо или абвера. И все они немедленно перебежали на службу к англичанам (главным образом) и к американцам, завербовавшись в качестве агентов СИС и ЦРУ. НТС новых работодателей нашел и сумел убедить их в том, что у организации якобы есть обширная агентурная сеть в Советском Союзе. На эту приманку клюнула прежде всего английская разведка. Но дело вовсе не в интригах НТС и, конечно, не в мнимой доверчивости Интеллидженс сервис. Сикрет интеллидженс сервис заинтересовалась Народно-трудовым союзом не только потому, что у НТС могли оказаться полезные связи в Советском Союзе. Эту организацию можно было использовать для обработки перемещенных лиц, их последующей вербовки и засылки в СССР. Или, на худой конец, для того, чтобы убедить остаться на Западе и участвовать в акциях психологической войны.

Штаб-квартира НТС обосновалась в Париже, а ее «оперативный центр» (то есть группа по руководству агентурой) – во Франкфурте-на-Майне. В другом западногерманском городе, Бад-Хомбурге, располагалась база подготовки агентов. Для получения от СИС инструкций по организации разведывательной работы руководители НТС выезжали в Англию.

В первые послевоенные годы финансирование деятельности НТС осуществлялось Интеллидженс сервис совместно с ЦРУ. Однако очень скоро Лондону стала очевидна слабая эффективность оперативных мероприятий с участием НТС. Кое-кто в СИС подозревал, что НТС контролируется советской разведкой. И, не желая нести огромные расходы на содержание НТС при столь незначительной эффективности, англичане решили выйти из игры. В феврале 1956 года на совещании ЦРУ и СИС в Лондоне рассматривалась судьба НТС. Представители Интеллидженс сервис заявили, что их сотрудничество с НТС малоэффективно и не может быть продолжено. Вероятно, были и другие причины нежелания английской разведки продолжить в полном объеме контакт с НТС. В ЦРУ между тем не проявляли никакой щепетильности в широком использовании лиц, которые обоснованно считались военными преступниками и пособниками немцев в войне. Получив НТС в свою единоличную собственность, американская разведка «стряхнула пыль» с этой организации и «запустила ее на полный ход». Надо отметить, однако, что, сбагрив НТС своим американским партнерам, английская разведка вовсе не прекратила с ним связей. Дело Джералда Брука, к которому подключилась московская резидентура СИС, – живое тому свидетельство.

38
{"b":"15343","o":1}