ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Преподаватель русского языка в Холборнском колледже Джералд Брук пользовался репутацией московского старожила. В соответствии с соглашением о культурном обмене между Великобританией и Советским Союзом он в начале 60-х годов проходил стажировку в Московском государственном университете. В апреле 1965 года он вновь готовился к поездке в Москву, на этот раз – во главе туристской группы из числа английских студентов, изучающих русский язык. Далее действительность тесно сплеталась с легендой – будто бы перед самым отъездом в СССР с Бруком установил контакт некий Георгий – агент СИС из НТС. Джералду Бруку посулили щедрое вознаграждение за выполнение заданий по идеологической диверсии и шпионажу. Бруку и его жене предстояло доставить в Москву пропагандистскую литературу, свыше 200 писем, адресованных советским гражданам, средства тайнописи и портативную типографию. Все это было замуровано в переплеты альбомов с видами Лондона и фотографиями западных кинозвезд, а также в двойное дно дорожной сумки. Помимо отправки корреспонденции, Бруку предстояло тайно встретиться с рядом советских людей и обсудить с ними возможности нелегального издания журнала, а также раздобыть кое-какие справочники и карты. Помочь Джералду Бруку в выполнении заданий разведки и НТС должен был второй секретарь посольства Великобритании в Москве Энтони Бишоп.

«Похождения» Джералда Брука в Москве были остановлены советской контрразведкой. Состоялся открытый судебный процесс, и Брук, признавший преступный характер содеянного, получил заслуженное наказание. Бишоп, как лицо, пользующееся дипломатическим иммунитетом, избежал уголовного преследования в Советском Союзе, но был объявлен персоной нон грата.

Следствие и суд, казалось бы, выявили «английский след» в деле Джералда Брука и причастность НТС к его действиям. И все-таки в деле Брука присутствует некий таинственный аспект. Во-первых, оставшаяся «за кадром» история с загадочным Георгием, будто бы ни с того ни с сего обратившимся к Бруку с нешуточной, по сути, просьбой. Во-вторых, как расценивать действия Интеллидженс сервис, незадолго до путешествия Джералда Брука в СССР сбагрившей НТС американцам? Не могла же английская разведка пойти на сознательный обман своего союзника и старшего партнера? Что-то не сходятся концы с концами. Несомненно, Брук – не случайный контакт, а давний агент разведки и эмиссар НТС. А если предположить, что ЦРУ, в действительности осуществлявшее операцию с Джералдом Бруком во взаимодействии с СИС, решило на этот раз спрятаться за спину англичан? Впрочем, не буду настаивать на этой версии.

Активная агентурная деятельность посольской резидентуры Сикрет интеллидженс сервис в Москве в послевоенное время началась, как признают и сами английские источники, с дела Пеньковского – двойного агента английской и американской разведки, которому в ЦРУ присвоили псевдоним Хироу (Герой), а в СИС обозначали условным именем Йога.

Впрочем, у Пеньковского в МИ-6 и ЦРУ были и другие псевдонимы, и один из них – Янг (Молодой). Разведки в целях конспирации часто меняют клички агентов. Даже в своем аппарате.

В 1961 году судьба подбросила английской разведке «подарок» в лице шпиона-«инициативника», сотрудника советской военной разведки, озлобленного на своих руководителей в ГРУ, на свою страну, на свой народ. Генеральный директор СИС Морис Олдфилд, активный участник событий, связанных с Пеньковским, позже скажет, что за такой «подарок» следует «благодарить небо».

Обстоятельства этой нашумевшей шпионской истории хорошо известны. Многим, кто следил за ней, наверное, памятны материалы открытого судебного процесса в Москве в 1963 году над Пеньковским и его «подельником», агентом Интеллидженс сервис Гревиллом Винном, британским коммерсантом, выполнявшим функции связника. Изрядную«популярность» делу придавали статьи в прессе и телевизионные передачи, многочисленные солидные публикации и «исследования» в нашей стране и особенно за рубежом. Скандальная история обрастала все новыми и новыми подробностями, порой совершенно фантастическими. Дело Пеньковского вызвало очередной всплеск психологической войны. Появились так называемые «Записки Пеньковского» – литературное детище ЦРУ и СИС.

…В октябре 1990 года в Центре общественных связей КГБ СССР был принят по его просьбе американский журналист Джеролд Шектер. По решению руководства Комитета госбезопасности мне пришлось участвовать в этой встрече с Шектером. Он сообщил, что готовит книгу о Пеньковском, и просил помочь ему в освещении некоторых загадочных для Запада (читай: для ЦРУ и СИС!) сторон этого дела. Господин Шектер подробно и, конечно, с определенным умыслом пересказал существующие в американской и английской разведке версии провала шпиона. К удивлению моему и моего коллеги, участвовавшего в беседе с господином Шектером, среди них не оказалось единственно правильной версии – разоблачения Пеньковского Вторым главным управлением КГБ СССР. Мы показали Джеролду Шектеру кадры оперативной фотосъемки, запечатлевшей момент тайниковой операции, которую проводили в Москве Пеньковский и один из его «контролеров» [21] – Джанет Чизолм, супруга разведчика СИС в посольстве Великобритании. Не уверен, что американский журналист был удовлетворен нашим объяснением, противоречащим «версиям» ЦРУ и СИС. Но, во всяком случае, в его книге о Пеньковском оно занимает подобающее место. Собственно говоря, мы с моим коллегой и не ставили цель в чем-то убеждать американца. Господин Шектер спрашивал – мы отвечали. Уверен, впрочем, в ЦРУ и СИС теперь уже не осталось сомнений насчет того, каким образом советской контрразведке за относительно короткий срок удалось раскрыть этого опасного англо-американского шпиона.

Книга Джеролда Шектера написана в соавторстве с агентом ЦРУ Дерябиным, бывшим советским разведчиком, изменившим Родине свыше сорока лет тому назад. Он неспроста был дан Шектеру в помощники. Дерябин же был одним из сочинителей «Записок Пеньковского». Так что новую книгу о Пеньковском вполне можно назвать вторым изданием творения американской и английской разведок. Книга Шектера—Дерябина вышла в свет в России в 1993 году под претенциозным названием «Шпион, который спас мир. Как советский полковник изменил курс „холодной войны“. ЦРУ и СИС снабдили авторов материалами о своей работе с Пеньковским, которые они сочли нужным рассекретить.

Полковник ГРУ Пеньковский действительно оказался ценным приобретением для СИС и ЦРУ. Они усмотрели в Пеньковском «золотую жилу», которую необходимо было интенсивно разрабатывать, не жалея ни средств, ни сил, ни неизбежных издержек. Пеньковский был заранее обречен и списан в архив, однако в СИС и ЦРУ не ожидали, что провал тщательно оберегаемого агента произойдет так быстро и с такими серьезными издержками.

Дело Пеньковского чуть ли не с самого начала вызвало серьезные осложнения в стане союзников. Дело в том, что Пеньковский вначале пытался снискать покровительство более могущественного хозяина – ЦРУ и именно к американцам он обращался с предложением своих шпионских услуг. В Центральном разведывательном управлении замешкались, и тогда «инициативник» решил попытать счастья у английской разведки, стоявшей в его табели о рангах на втором месте. Интеллидженс сервис, испытывая явную нехватку агентов в Советском Союзе, отреагировала мгновенно. Тогда-то и выяснилось, что Пеньковский ранее уже предлагал свои услуги американцам. Теперь ни СИС, ни ЦРУ не хотели уступать, и сторонам ничего не оставалось, как договариваться о совместном использовании агента.

Уместно, пожалуй, отметить, что и в Центральном разведывательном управлении, и у англичан – в Интеллидженс сервис и в МИ-5 – поначалу обращение Пеньковского с предложением шпионских услуг считали частью дезинформационного плана КГБ, пытавшегося таким путем внедрить своего агента («крота») в западные разведки. Особенно упорствовала в этом контрразведка ЦРУ.

Английская и американская разведки лихорадочно «выжимали» из Пеньковского всю информацию, к которой он имел доступ. А знал он немало, и в силу своего служебного положения, и потому, что был вхож в семью маршала артиллерии Варенцова и пользовался расположением начальника ГРУ Серова, бывшего председателя КГБ. К тому же, снедаемый тщеславием и алчностью, Пеньковский и сам демонстрировал неуемное рвение в шпионской деятельности. В этих обстоятельствах и были разработаны условия, которые гарантировали СИС и ЦРУбесперебойное поступление обильной разведывательной информации от шпиона. Они включали классический набор: конспиративные встречи и тайниковые операции в Москве, проводившиеся сотрудниками посольских резидентур СИС и ЦРУ; моментальные контакты на дипломатических приемах; личные продолжительные встречи с агентомв Лондоне и Париже, куда Пеньковский выезжал по служебным делам; односторонняя кодированная радиосвязь на агента; направление агентом зашифрованной и исполненной тайнописью корреспонденции на подставные адреса СИС в Англии; телефонные кодированные звонки в московские посольства США и Великобритании в Москве, а также на квартиры американских и английских дипломатов, подключенных к этому шпионскому делу. Арест Пеньковского советской контрразведкой не позволил ЦРУ и СИС использовать для связи с ним появившееся вскоре специальное радиоэлектронное устройство, предназначенное для передачи шпионом зашифрованных сообщений с расстояния до 800 метров на посольство США в Москве. Позднее ЦРУ и СИС введут в действие подобный метод передачи информации другими своими агентами в Москве.

вернуться

21

Так в Интеллидженс сервис и в Центральном разведывательном управлении называют сотрудников разведки, которые поддерживают связь с агентами и руководят их работой.

39
{"b":"15343","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Порядковый номер жертвы
Говорю от имени мёртвых
1984
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Подарки госпожи Метелицы
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Гвардия в огне не горит!
Цвет Тиффани
Мировое правительство