ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На профессиональном языке спецслужб то, что проделали в Лужниках англичанин и его помощница-супруга, именуется «изъятием тайника». Занятие рискованное, но необходимое в ряду других приемов и методов, применяемых разведкой. Поэтому вполне объяснимы те меры предосторожности, к которым прибегал в данном случае сотрудник посольской резидентуры СИС. «Риск – благородное дело!» – гласит заезженная поговорка. «Кто не рискует – тот не пьет шампанское!» – многих привлекает и этот постулат. В Сикрет интеллидженс сервис цену риска знают хорошо и без крайней необходимости на риск не идут. Так случилось и в 1974 году в московском парке.

Пакет с материалами «инициативника» – офицера ВМФ, изъятый с такими предосторожностями Питером Бреннаном и его женой из тайника в Лужниках, скоро будет дипломатической почтой доставлен в Лондон. Здесь он сразу же попадет в Сенчури-Хаус и подвергнется скрупулезному изучению специалистами Интеллидженс сервис. "Последует цепочка событий, которые откроют советской контрразведке немало тайн Сикрет интеллидженс сервис, ее резидентуры в Москве – исполнителя разведывательно-подрывных акций британских спецслужб на территории нашей страны. Московская резидентура СИС волею советской контрразведки, умением и мастерством сотрудников Второго отдела Второго главного управления КГБ СССР будет почти на два долгих года втянута в оперативные игры, которые, по замыслу руководителей английской разведки, должны были открыть ей доступ к советским военным тайнам, а по расчетам контрразведчиков КГБ – высветить, как прожектором, деятельность посольской резидентуры Интеллидженс сервис. В руки Комитета государственной безопасности СССР попадут разведывательные задания Интеллидженс сервис, инструкции по поддержанию связи с агентами в Советском Союзе, применяемое английской разведкой оснащение, новейшие и еще неизвестные органам государственной безопасности СССР средства тайнописи для агентурной работы, изобретенные в Интеллидженс сервис специалистами-химиками.

Будут выявлены методы агентурной работы англичан в нашей стране, способы проверки и многочисленные уловки разведчиков резидентуры при выходе на личные встречи и тайниковые операции. Советской контрразведке станут известны разведчики-агентуристы посольской резидентуры СИС Питер Бреннан и Джон Скарлетт, маскировке которых среди дипломатов своего посольства в Москве Интеллидженс сервис придавала исключительное значение.

На заметке у советской контрразведки оказались и некоторые дипломаты английского посольства – помощники резидентуры СИС. И среди них – высокопоставленный дипломат, советник по науке Джон Гаррет. По поручению резидентуры Интеллидженс сервис он проводил рекогносцировку районов Москвы и Подмосковья для будущих разведывательных операций и всячески отвлекал на себя силы и средства контрразведки. Гаррет любил пешие прогулки и много ездил, заводил все новых и новых знакомых, которые конечно же не подозревали, для какой коварной цели они нужны английскому дипломату.

Питера Лоуренса Бреннана бесполезно искать в «Списке Томлинсона». Этот список, конечно, не энциклопедия британской разведки. Но имя Питера Бреннана можно найти в тогдашних справочниках Форин Офис. Зато Джон Маклеод Скарлетт в «Списке» Ричарда Томлинсона присутствует.

Посольская резидентура СИС облюбовала для своих операций с «инициативником» из ВМФ пригороды города, ближнее Подмосковье, в частности район Петрово-Дальнее. Думаю, это объяснялось не любовью к красотам Подмосковья, не стремлением английских разведчиков подышать здоровым воздухом элитного пригорода. Причины были прозаически просты – Москва была перенасыщена операциями американской разведки, разведывательными акциями резидентуры ЦРУ. Англичане в данном случае должны были уступить своему старшему партнеру, который уже в 70—80-х годах демонстрировал несравненно большую энергию и масштабность разведывательной деятельности на территории Советского Союза, располагая гораздо большими ресурсами и имея в Москве изрядную сеть агентов. Отсюда и возникло известное размежевание в Москве. Сам город и Подмосковье были поделены на оперативные зоны, на сферы деятельности. Москва досталась американцам, а Подмосковье – Интеллидженс сервис. Совсем как в знаменитом «Золотом теленке», когда «сыновья лейтенанта Шмидта» делили зоны действий. Правда, в отличие от героев Ильфа и Петрова, СИС и ЦРУ не нарушали договоренности о разделе сфер. Впрочем, в этом было и рациональное зерно – таким образом легче рассредоточить силы советской контрразведки, не столкнуться со своими союзниками, не навредить им.

Сильнейшему из партнеров принадлежит право выбора. Это, пожалуй, аксиома в жизни и тем более в политике. Однако в Интеллидженс сервис не очень огорчились, когда друзья по оружию предложили им «для прогулок подальше выбрать закоулок». ЦРУ и СИС отнюдь не были столь уж жесткими конкурентами и договорились полюбовно. Противник у них был один и тот же!

Но перед тем, как перевести операции с «инициативником» в Подмосковье, московской резидентуре предстояло сделать еще один шаг – изъять заложенный агентом тайник в парке Кусково. На этот раз в сложной и рискованной операции приняла участие вся семья разведчика резидентуры – он сам, его супруга и их трехлетний сын. Технология акции разведки была Очень похожа на ту, которую Интеллидженс сервис использовала в Лужниках. С той лишь разницей, что на сей раз чуть ли не главная роль отводилась Бреннану-младшему.

Итак, в погожий летний день семья Бреннан уютно расположилась на зеленой лужайке парка. Пикник вполне в английском стиле! Отец затевает веселую игру – бросает мяч сыну, тот должен его поймать. Потом, как бы ненароком, Бреннан-старший бросает мячик туда, где находится тайник. Бреннан-младший с восторженным криком устремляется к кустам, где упал мяч. На помощь ему спешат родители, и вот уже все трое орудуют руками в густой траве под кустом… Вскоре вожделенный пакет с материалами «инициативника» уже покоится в сумочке г-жи Бреннан, которая предусмотрительно не выпускает ее из рук. Вокруг по-прежнему все спокойно. На семью Бреннан никто не обращает внимания. Гуляющих в парке немного, и они заняты своими делами. Да и кто усмотрит что-то подозрительное в невинной забаве родителей с любимым чадом? Понятная напряженность старших Бреннанов постепенно спадает. Но окончательно они успокоятся, когда пакет будет доставлен в резидентуру.

Интересно, поведали ли родители теперь уже взрослому сыну о том, что в детстве ему довелось участвовать в разведывательной операции в Москве?

Спартанское воспитание детей, принятое в британских семьях, может быть, и предполагает участие отпрысков в авантюрах взрослых, но как-то странно было наблюдать подобные сцены в парках и на улицах Москвы.

Использование членов семьи в разведывательной операции, причем в роли не статистов, а полноправных ее участников, – излюбленный метод Интеллидженс сервис. Вспомним дело Пеньковского. Супруга разведчика московской резидентуры Родерика Чизолма – Дженет прикрывалась своими маленькими детьми, когда по заданию разведки проводила операции по контакту с агентом СИС—ЦРУ Йогой– Хироу. Самого маленького она привозила на условное место в детской коляске. В операции, можно сказать, участвовал и тот, кому лишь предстояло появиться на свет спустя два-три месяца после злополучных для СИС и ЦРУ событий в Москве. Прилежный ученик Интеллидженс сервис – Центральное разведывательное управление использовало подобный способ маскировки в Ленинграде. Летом 1983 года им воспользовался сотрудник ЦРУ в генеральном консульстве США Л он Аугустенборг. В операции по изъятию из тайника закладки, оставленной американским агентом Рольфом Дэниелом, участвовали его жена и двухлетняя дочь.

В СИС считали использование членов семьи для прикрытия разведывательных акций сверхнадежным приемом маскировки действий по связи с ценными агентами.

В 1976 году Питер Бреннан передал свои полномочия по связи с «агентом из ВМФ» сменившему его в московской резидентуре Джону Скарлетту. Он, как и Бреннан, был вторым секретарем посольства. Только он, в отличие от своего предшественника, предпочитал Подмосковье. Впрочем, нам уже известно – почему.

42
{"b":"15343","o":1}