ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Многие считают Мэгги злым гением Горбачева, обольстившим Президента СССР и толкнувшим его на развал великой державы. При всем неприятии господина Горбачева как одного из разрушителей Советского Союза, проводника многих неуклюжих и губительных «реформ» я не могу согласиться с таким мнением. И не из желания подвергнуть сомнениям достоинства «железной леди».

Споры о роли различных исторических персонажей в судьбе Советского Союза, об ответственности тех или иных политических деятелей (отечественных и зарубежных) за развал нашей страны продолжаются и, наверное, еще долго не утихнут. На Западе, и в первую очередь в Соединенных Штатах, пальма первенства в ниспровержении «главного противника» приписывается деятельности Центрального разведывательного управления. На роль «ниспровергателя» претендует, и не без оснований, также Великобритания. Англия и, в частности, Сикрет интеллидженс сервис всячески старались стимулировать деструктивные процессы в СССР. И все-таки, по моему твердому убеждению, ни Рональду Рейгану, ни «железной леди» Маргарет Тэтчер, ни прочим иностранным деятелям было не по силам развалить Советский Союз. Не в состоянии были сделать это ни ЦРУ, ни Интеллидженс сервис вкупе с разведками других недругов нашего государства, действительно развернувшие широкомасштабную разведывательно-подрывную работу против СССР. Горько признавать, что причиной развала Советского Союза стал внутренний экономический и политический кризис, повлекший за собой сильнейшую социально-политическую напряженность в стране. В развале Советского Союза не были повинны ни его вооруженные силы, ни спецслужбы – разведка и контрразведка. Хотя у них бывали неудачи, и порой весьма серьезные, в тайных сражениях с противником они и сами наносили мощные удары по спецслужбам США и Великобритании.

Тэтчер не скрывала своего стремления обратить процессы, начавшиеся в СССР, на пользу Западу и Великобритании. Она претендовала на роль посредника в отношениях Соединенных Штатов с Советским Союзом и всерьез подумывала над идеей воссоздания «большой тройки». Она всегда была с американцами «по одну сторону баррикад», решительно пресекая попытки вбить клин в «особые отношения» Великобритании и США, внести раскол в НАТО.

Однако пора вернуться к «делу полковника Гордиевского», вернее, к его заключительному этапу, который стал финалом агента Интеллидженс сервис, разоблаченного советскими органами государственной безопасности. К шпионскому делу, которое странно объединит первого (и последнего) президента Советского Союза с первым премьером Великобритании – женщиной.

Восьмидесятые годы. Грозные сражения на невидимых полях «холодной войны» в полном разгаре. Тикл – в гуще событий. Его информация неиссякаемым потоком течет в Интеллидженс сервис и к старшему партнеру англичан – ЦРУ. Как-то незаметно для многих близится 1985 год. В Сенчури-Хаус предвкушают назначение агента руководителем лондонской резидентуры КГБ. В мае 1985 года Гордиевского вызывают в Москву. В СИС радостно потирают руки…

Когда на смену шоку придет осознание провала и неминуемого наказания, шпион скажет, что при вызове в Москву он каким-то шестым чувством осознал неладное. Думаю, что это опять же .– дань «художественному вымыслу». Иначе зачем бы ему, человеку далеко не безрассудно-авантюрного склада, нужно было отправляться навстречу опасности? В Сенчури-Хаус наверняка согласились бы с решением агента не возвращаться, как это бывало в аналогичных случаях прежде. И недавно – с тем же Олегом Лялиным. Скорее другое – сработали задним числом рефлексы шпиона, живущего в постоянном страхе разоблачения. Отсюда, по собственному признанию Гордиевского, – «холодный пот на ладонях», «туман в глазах, дрожь во всем теле». Неподдельный страх охватил Олега Гордиевского по прибытии в аэропорт Шереметьево, и он впервые пожалел, что приехал в Москву. Неуемный страх не покидал его ни днем, ни ночью. Но когда возникла догадка, а затем и уверенность в том, что вызов его в Москву обусловлен отнюдь не повышением по службе, его охватила жуткая паника.

Поступившая в КГБ СССР оперативная информация об агенте Интеллидженс сервис, естественно, вызвала острую реакцию в Первом главном управлении. Она не была громом среди ясного неба, не было и чувства растерянности. Сигналы подобного рода – не такая уж исключительная редкость, они вписывались в известную органам государственной безопасности СССР стратегию широкого наступления противника на советские спецслужбы. Агентурное проникновение в них – испытанный метод Центрального разведывательного управления и Интеллидженс сервис. И естественно, этот метод широко использовался нами в отношении их самих.

Сложность в подобных ситуациях состоит в том, что столь важная информация требует тщательной и объективной проверки, оценки по существу. И главное при этом – получение неоспоримых доказательств ее верности, уликовых материалов, подтверждающих информацию источника. Легендированный отзыв Гордиевского из Лондона представлялся совершенно необходимым в механизме оперативных мероприятий по проверке и оценке этого крайне неприятного, но исключительно серьезного сигнала.

Оперативная информация – это одно, но для привлечения к уголовной ответственности требуются серьезные основания. Между этими двумя «этапами» – огромная дистанция, которую надо преодолеть, действуя исключительно в рамках правовых норм. В КГБ не было причин сомневаться в достоверности полученного сигнала о том, что Гордиевский был завербован английской разведкой, и прискорбно сознавать, что доказательством этого послужили организованный СИС его побег и его собственные публичные заявления на этот счет. Когда Олег Гордиевский был вызван в Москву и, казалось бы, руководству КГБ все ясно, предать его суду лишь на основании оперативных материалов было невозможно. Государственные преступления, в том числе и такое тяжкое, как шпионаж, не могут служить исключением и требуют неукоснительного соблюдения всей процедуры, прописанной в Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах.

То, что произошло дальше, трудно поддается объяснению. Даже если принять во внимание названные выше факторы и особенности добывания улик в условиях, когда отсутствует регулярный контакт московской резидентуры СИС с агентом.

Итак, с одной стороны, налицо провал ценнейшего агента при вызове в Москву, крах расчетов на его продвижение в руководящие инстанции советской разведки, изъяны в системе безопасности и конспирации в СИС. В Сенчури-Хаус было отчего прийти в отчаяние! С другой – уход Тикла из-под контроля органов госбезопасности и в конечном счете его бегство. Это несомненный успех Интеллидженс сервис, «переигравшей» КГБ. Вряд ли можно считать это просто везением англичан и их агента. Это была тщательно спланированная акция, готовившаяся исподволь, вероятно, еще тогда, когда Гордиевского привлекли к шпионскому сотрудничеству. Уверен: уже в то время (по крайней мере, когда Гордиевский оказался в лондонской резидентуре) в СИС разработали план нелегального выезда агента из Советского Союза в случае угрозы разоблачения. Конечно, Тикл не хранил этот план в своей квартире, а держал его в укромном месте, возможно, при себе, в надежном камуфляже.

Потеряв самообладание, охваченный страхом, Гордиевский не видел иного пути к спасению, кроме побега, и теперь все его помыслы были направлены на это. Воспаленный ум шпиона теперь работал только в одном направлении – как уцелеть, как избежать надвигавшегося ареста? Вымученные звонки приятелям с рассказами о своих делах, слезливые беседы с особо доверенными друзьями, сочувствующими предателю, которого «ни за что» отозвали из загранкомандировки, – продуманная часть плана побега, рассчитанная на обман наблюдателей из КГБ.

Возможен ли был вывоз Гордиевского разведчиками московской резидентуры СИС Рэймондом Асквитом и Эндрю Джиббсом в Финляндию в автомашине с дипломатическими номерами посольства Великобритании? Технически, конечно, возможен. Применявшиеся западными спецслужбами методика и шпионское оборудование вполне позволяли это сделать. Однако такой вариант вряд ли был осуществлен. И не потому, что такой специально оборудованной автомашины в резидентуре СИС в Москве не существовало. Не потому, что Тикла нельзя было запихнуть в потайной контейнер, установленный в автомашине и обернутый фольгой или иными материалами, чтобы вывозимого нельзя было обнаружить с помощью поисковых приборов или натренированных собак. Возможно, пришлось бы идти на серьезный риск. Упрятанный в тайном убежище человек мог потерять сознание, задохнуться и т. д. Но дело все же не в этом. Вывоз шпиона на дипломатической машине был крайне опасен в условиях плотного наблюдения органов госбезопасности за самим Гордиевским и за разведчиками резидентуры. Против подобного способа организации побега наверняка возражали бы и Форин Офис в Лондоне, и британский посол в Москве, которому пришлось бы делить ответственность с СИС. Между тем были другие, гораздо более безопасные для Лондона пути вывоза провалившегося агента. И по всей вероятности, одним из них английская разведка и воспользовалась. Полагаю, что Гордиевскому было организовано бегство из Советского Союза по фиктивным документам, изготовленным в технической службе СИС. Подложные документы на выезд из СССР, скорее всего, уже давно были у Гордиевского (так же, как их готовили для Пеньковского и других шпионов), и Тиклу оставалось только извлечь их из надежного тайника. Их не удалось обнаружить – только в детективных романах сыщики бывают всесильны. Возможен и такой вариант: документов, позволивших Гордиевскому бежать из страны, например в обличье какого-нибудь иностранного туриста, у шпиона не было, и ему пришлось передавать их в спешном порядке через тайник или на личной встрече, организованной резидентурой, когда наблюдения за агентом СИС не было.

48
{"b":"15343","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Орудие войны
Соблазн
Взлет и падение ДОДО
Искушение Тьюринга
Владелец моего тела
Дизайн привычных вещей
Лавр