ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вернусь к Суэцкому кризису, вернее – к тому, какую роль он играл в «особых отношениях» Лондона и Вашингтона.

Одновременно с покушением на Насера, по договоренности с французами, готовилась военная оккупация зоны Суэцкого канала объединенными англофранцузскими войсками, приуроченная к началу наступления Израиля на Египет. Однако в США не жаждали оказывать безоговорочную поддержку Великобритании и Франции в Суэцком кризисе. В расчеты американцев отнюдь не входило восстановление колониальных позиций этих государств в регионе. Рекомендации резидентуры ЦРУ в Каире, внимательно наблюдавшей за развитием событий, были выдержаны именно в таком духе. По данным британских источников, аналогичные выводы делались в Вашингтоне на основании изучения секретных телеграмм Лондона, которые перехватывались и расшифровывались Агентством национальной безопасности – дешифровальной службой США. Наметившийся разлад между союзниками усиливала критика американцами «некомпетентности» английской разведки. Все это, вместе взятое, привело к серьезному, хотя и временному, охлаждению отношений между Соединенными Штатами и Великобританией.

Конфликты между ними касались не только Ближнего Востока, но и других регионов. Контакты британских и американских спецслужб стремительно сокращались, грозя сойти на нет. Фактически взаимодействие СИС и ЦРУ разваливалось. Обмен разведывательной информацией резко сократился. Прервалось сотрудничество между дешифровальными службами – Штабом правительственной связи и АНБ – из-за постоянных трений между партнерами.

Интересы борьбы с «главным противником» в «холодной войне», стремление закрепиться в тех районах, где Англии удалось сохранить свои экономические и финансовые позиции, потребности сокрушения недругов, стоящих на пути к «англосаксонскому миру» вынуждали Лондон следовать в фарватере американской политики, диктовали британским правящим кругам приверженность «особым отношениям» с США. В этом альянсе Англия, похоже реалистически оценив ситуацию, примирилась со своим подчиненным положением. Оно уже не удручало, как прежде, когда сыны Альбиона не могли смириться с превосходством американских инсургентов, тосковали по утраченному величию Британской империи. В середине XIX века английский колониальный деятель Сесил Родс предсказывал возвращение отделившихся от метрополии строптивых североамериканцев в лоно империи. «Обиды» на Вашингтон выплескивались в Лондоне и позднее и выражались, в частности, в прозрачных, но явно несправедливых намеках на «тайную связь» с английскими колониальными властями некоторых выдающихся деятелей американской революции.

Соединенные Штаты, их история – неиссякаемая тема английской литературы, публицистики, средств массовой информации. К ней обращались Чарльз Диккенс, Роберт Стивенсон, Оскар Уайлд, Редьярд Киплинг, Герберт Уэллс, Джон Голсуорси, Грэм Грин и другие английские классики. В их произведениях ярко и убедительно, а порой и предельно критично, описаны пороки американского общества. Диккенс, например, гневно обрушивался на американцев: «Наглое мошенничество, лихой авантюризм, засилье рабства, низкие нравы прессы». Американцы отвечали не менее едкими нападками. «Великобритания – больной человек Европы» – писал уже в наше время популярный в США журнал «Ю.С. Ньюс энд уорлд рипорт». И это было не самое оскорбительное для англичан сравнение. Политики и журналисты, бизнесмены и отставные государственные служащие не стесняются предавать гласности запретные в недавнем прошлом альковные тайны. Так, о скандале «в благородном семействе» пишет в своей новой повести «Судьба Памелы Черчилль-Гарриман» английская писательница Салли Белл Смит. Она живописует роман жены сына Уинстона Черчилля Рэндольфа и представителя Рузвельта в Лондоне Аверелла Гарримана как сознательное сводничество Уинстона Черчилля в целях подставы своего информатора и выведывания секретов американцев во время войны. О возникавших между спецслужбами Великобритании и США скандалах поведал миру отставной помощник генерального директора английской контрразведки МИ-5 Питер Райт. В своей нашумевшей на Западе книге «Охотник за шпионами» [32], запрещенной в Англии, но охотно публиковавшейся в других европейских странах и США, он рисует далеко не идиллическую картину взаимоотношений разведывательных и контрразведывательных органов союзников, не скрывая своего раздражения «грубыми манерами» некоторых американских партнеров. Британский контрразведчик крайне недоволен вмешательством Соединенных Штатов во внутренние дела своей страны, их отношением к нелюбимому им самим лейбористскому правительству «центриста» Гарольда Вильсона. Просоветские настроения Вильсона ему претили, но это касается только Великобритании, она сама разберется, связан Гарольд Вильсон с советской разведкой, как это пытается внушить МИ-5 директор ФБР Эдгар Гувер, или нет.

Обиды и зависть, склоки и скандалы, политические интриги и ссоры весьма характерны для взаимоотношений англо-американских союзников. Всякий ли «великий союз», всякое ли «сердечное партнерство» способны сохраниться, если союзники порой опускаются до мелочных, «кухонных» разборок? «Особые отношения» сохраняются несмотря ни на что. Великобритания отчаянно борется за «место под солнцем» в выгодном для нее союзе с США. Отсюда – ее участие в войне, затеянной США против Кореи, безоговорочная поддержка вьетнамской авантюры, милостивое отношение к агрессии США против ее бывшей колонии Гренады, к акциям американских спецслужб и вооруженных сил в Никарагуа, Панаме, Ливии и т. д. Отсюда – заслуживающая лучшего применения ретивость Великобритании в Ираке и Югославии.

«Американцы могут абсолютно полагаться на меня в вопросах обороны», – утверждала Маргарет Тэтчер, самая горячая поклонница президента Соединенных Штатов Рональда Рейгана. И вот с баз на территории Англии взлетают американские бомбардировщики, подвергающие «точечным ударам» Триполи и Бенгази. «Железная леди» вовсю угождает Дядюшке Сэму – ей очень нужна американская помощь в борьбе с поразившим Великобританию тяжелым экономическим кризисом, а главное – поддержка Вашингтона в конфликте с Аргентиной из-за Фолклендских островов. Фолклендский кризис был для Маргарет Тэтчер вопросом политической жизни и смерти. Оказывая американцам всяческие услуги, Тэтчер конечно же надеялась на ответную услугу с их стороны. Между тем положение в споре с Буэнос-Айресом из-за островов, уже оккупированных вооруженными силами Аргентины, не было однозначным. Аргентина считалась немаловажным союзником Вашингтона в регионе Южной и Центральной Америки. Тем более когда к революционной Кубе присоединились сандинисты Никарагуа и на континенте один за другим вспыхивали очаги антиамериканизма.

В начале Фолклендского кризиса США намеревались сохранять нейтралитет. Аргентина, как мы видели, много значила для рейгановской администрации. Но в конце концов «особые отношения» с Великобританией взяли верх в политических расчетах Вашингтона. Был запущен разведывательный спутник для наблюдения за действиями аргентинских вооруженных сил, и результаты контроля передавались англичанами. В Вашингтоне отчетливо осознали значение военного успеха для своего ближайшего союзника.

В 1999 году Вашингтон и Лондон принимают совместное решение об агрессии против строптивой и неудобной для них Югославии. «Цели» в СРЮ, заранее разведанные американскими и английскими спецслужбами, занесены в компьютерные системы громадной военной машины. В НАТО с послушной готовностью штампуют решение о нападении воздушно-ракетной армады на Югославию, знаменующее собой новую военную стратегию Соединенных Штатов и Североатлантического блока на рубеже XX—XXI веков. Югославская трагедия – это не просто еще одна страница истории. Это – шаг в реализации свежей стратегической концепции Вашингтона, которая формулирует «глобальную ответственность» США в мире и готовность военного вмешательства в любом его регионе. Новая военно-разведывательная доктрина США, естественно, становится обязательной для Великобритании.

вернуться

32

Wright Peter, Spycatcher. N.Y. Dell Publishing, 1987.

56
{"b":"15343","o":1}