ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И вот теперь руководитель английской разведки «обречен» на всеобщее внимание. Восторгов в СИС подобная гласность, однако, не вызвала.

Нынешний генеральный директор Интеллидженс сервис Дэвид Спеллинг – назначенец консерваторов: премьер-министра Джона Мейджора и министра иностранных дел Дугласа Хэрда, его номинального шефа. Дэвид Спеддинг – уже не тот таинственный Мистер Си, каким были прежние шефы разведки. Ему не приходится прятаться от публики, избегать назойливых репортеров. Досужие журналисты спешат воспользоваться дарованными им правами – снятием строгого табу на информацию о личности генерального директора СИС и местонахождении Интеллидженс сервис. Журналисты и фоторепортеры взяли в осаду лондонской квартал Ламбет, где находится штаб-квартира разведки. Новое, безумно дорогое и импозантное здание Интеллидженс сервис, чем-то похожее на древнюю ступенчатую пирамиду, с чьей-то легкой руки уже окрестили «Домом Чаушеску». Странная эта кличка наверняка надолго не прилипнет к этому великолепному творению архитектора Терри Фарелла. Скорее всего, из-за его чужеродности, а может быть, из-за судьбы человека – носителя этого имени.

Дэвиду Спеддингу гласность не нужна, но он вынужден с ней мириться. Вынужден примириться с тем, что в средствах массовой информации появляются сведения о численности личного состава вверенного ему ведомства, о его бюджете. И даже с тем, что рассылаемый владельцам СМИ «циркуляр-Д», запрещающий публикацию тех или иных нежелательных для разведки материалов, теперь сплошь и рядом игнорируется редакторами газет и журналов. Многое приходится терпеть Дэвиду Спеддингу. Но гораздо труднее, чем от журналистов, отбиться теперь бывает от парламента, от специального парламентского комитета по разведке. Генеральному директору Интеллидженс сервис нужно учиться и этому искусству.

Комитет по разведке и безопасности – ровесник последнего генерального директора СИС. Он создан в соответствии с законом 1994 года, определяющим функции и роль Интеллидженс сервис и некоторых других спецслужб Великобритании. На парламентский комитет возлагалась обязанность «наблюдать за расходами, управлением и политикой МИ-5, МИ-6 и Джи-Си-Эйч-Кью». В грозном комитете по разведке и безопасности – девять членов, включая его председателя, пятеро из которых – бывшие министры консервативного правительства. Глава Комитета – Том Кинг, бывший министр обороны, настроен решительно и очень агрессивно. Он уверен, что российская разведывательная служба после распада Советского Союза возобновила активную деятельность в Англии. Тома Кинга не смущают двойные стандарты, он внушил себе и старается убедить остальных членов парламента, что благородная британская разведка и не помышляет о подрывной деятельности против России, а вот та неблагодарно строит против его страны коварные козни…

Дэвид Спеллинг, окончив Оксфордский университет, начал свою карьеру в Интеллидженс сервис на Ближнем Востоке. В 1967 году его направили на учебу в Центр по изучению арабского языка в местечке Шемлан, близ Бейрута. В конце 60-х он – сотрудник резидентуры СИС в Бейруте под прикрытием ранга второго секретаря посольства. После сокрушительных провалов бейрутской резидентуры Спеллинга отзывают из Ливана и «прячут» в Чили, где его работа в резидентуре СИС в Сант-Яго совпадает по времени с организованным Центральным разведывательным управлением свержением правительства Альенде и гибелью последнего.

С середины 70-х годов служба в МИ-6 для Дэвида Спеллинга была прочно связана с ближневосточными делами разведки. Он – разведчик-агентурист резидентур СИС в Абу-Даби (Объединенные Арабские Эмираты) и Аммане (Иордания). Он участник сложных интриг, затеянных США и Великобританией против Ирана, посчитавшими целесообразным поддерживать Ирак и обильно снабжавшими его оружием. Очень скоро США и Англия нанесут удар по Багдаду. Спеллинг – в гуще событий. Успех в войне с Ираком возносит его вверх по служебной лестнице. И вот уже ему доверено возглавить работу Интеллидженс сервис на Ближнем и Среднем Востоке, а затем – координацию действий с контрразведывательной службой МИ-5. С 1992 года Дэвид Спеллинг – руководитель Оперативного управления СИС, ну а затем – и самая вершина власти в разведке.

Ближневосточные дела теперь не главная забота Дэвида Спеллинга. Главным становится сотрудничество со старшим партнером Великобритании по установлению нового мирового порядка. Великобритания рассчитывает, что Соединенные Штаты ей тоже позволят ухватиться за вожжи, с помощью которых Вашингтон намерен управлять миром. Остается, правда, «непредсказуемая» Россия. Остаются многие «несговорчивые» страны. Остаются проблемы борьбы с терроризмом, а терроризмом в англо-американском мире считается любое национально-патриотическое движение. Словом, забот у Дэвида Спеллинга немало. Желания, энергии, энтузиазма – тоже хоть отбавляй. Вот только ресурсов по-прежнему недостаточно.

АЛЛЕГОРИИ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Одряхлел ли британский лев? Чем хвалиться можно, а чем – не стоит. Герои тайной войны – Ким Филби и Джордж Блейк. Советские и российские чекисты-контрразведчики на страже национальной безопасности

Интеллидженс сервис – одна из старейших разведок мира. Это неудивительно, так как сама Великобритания имеет давнюю историю. Достойно удивления другое: как это небольшое островное государство Европы с населением, уступающим по численности многим другим европейским странам, к тому же с ограниченными природными ресурсами, смогло выдвинуться в разряд могущественных держав мира!

В XVI веке Великобритания вырывается на первое место в мире. Она быстрее всех остальных стран покончила с феодализмом, сформировала эффективные институты государственной власти, первой осуществила промышленную революцию, позволившую твердо ступить на путь капиталистического развития, а главное, опираясь на свою мощь, создать величайшую в мире колониальную империю. Важнейшую роль в процессе становления Великобритании как великой державы сыграл военно-морской и торговый флот, снискавший Великобритании титул «владычицы морей». Велика была в этом процессе заслуга секретной разведывательной службы, прятавшейся в разное время в недрах других правительственных учреждений – Форин Офис, министерства колоний, ведомства по делам Индии. Она отстаивала – где жестокостью и коварством, где подкупом и интригами – интересы британской короны.

Успешному становлению Великобритании способствовало ее островное положение, позволявшее ей в течение длительного времени проводить политику «блестящей изоляции», играть роль арбитра в Европе и в мире. Однако во все времена «блестящая изоляция», в отличие от Великой китайской стены, не создавала преград для движения капиталов и товаров. Не было препятствий для иммиграции, обеспечивавшей приток в Великобританию рабочей силы, а главное – мозгов, прославивших ее как величайшую либеральную демократию мира. В Лондоне находили приют монархи и аристократы, бежавшие от гнева своих народов, и бесстрашные революционеры, вознамерившиеся переделать мир.

Безжалостная эксплуатация и ограбление огромной колониальной империи, ранний промышленный и научный прогресс, торговля со всем миром, ловкость и хватка передовой для своего времени буржуазной демократии, наживавшейся на зависимых от нее народах, на их нищете и крови, – все это позволило Туманному Альбиону завладеть колоссальными богатствами земного шара, обеспечить высокий жизненный уровень населения страны. Одновременно у руководящих кругов Великобритании вырабатывалась разумная осторожность, умение лавировать в сложных хитросплетениях политики, сочетать силовые методы с политическим маневром.

XX столетие положило конец безмятежному триумфу Великобритании. Рухнуло былое могущество, замаячила безрадостная перспектива борьбы за выживание. Неумолимое действие законов общественного развития, раскол мира на два лагеря – капитализма и социализма, мощный подъем национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах – вот основные причины того, что Британская империя стала съеживаться подобно шагреневой коже. Британское содружество наций – теперь не просто конфедерация, которую некогда цементировали свои и наемные вооруженные силы, предпочтительные тарифы и пошлины. Империя превратилась в разношерстный конгломерат государств со своими традициями и неуемным стремлением отвоевать себе «место под солнцем». Уинстону Черчиллю, не желавшему председательствовать на похоронах Британской империи, все-таки не удалось избежать этого. Началось удручающее топтание на месте, один за другим Великобританию стали обходить более быстрые и ловкие соперники. Дважды в XX веке ей путь заступала Германия – сначала кайзеровская, а затем нацистская. Она и сейчас, преодолев сокрушительный разгром во Второй мировой войне, стала одним из основных конкурентов Англии. Великобритания уже давно вынуждена была примириться с тем, что ее обошли Соединенные Штаты, претендующие ныне на единоличное мировое господство. Лондон, верный своему принципу загребать жар чужими руками, похоже, удовлетворен уготованным ему местом младшего партнера и «особыми отношениями» со своей бывшей колонией. В новом переделе мира он стремится урвать часть лакомого пирога.

60
{"b":"15343","o":1}