ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Тайная жена
Волчья Луна
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс

Послышался голос офицера метеослужбы. Действительно, вся площадь цели покрывается туманом с невиданной скоростью. Нет, это не прогнозировалось и, откровенно говоря, было непонятно. Возможно, на такой высоте при данном градиенте давления высокая синергетическая инсоляция и коллоидальный эффект оказывают на воду контргравитационное воздействие. Следует ли ввести в компьютер соответствующий запрос?

— Нет, не заставляйте оборудование заниматься решением чисто академических проблем, — сказал Чанг. — Сильно ли это будет нас беспокоить?

— Не очень, сэр. Фактически, как показывают донесения авиаразведки, на высоте примерно пятисот метров образуется некоторый слой облачности; на уровне земли должно быть достаточно ясно. Кроме того, у нас имеются приборы, позволяющие видеть сквозь туман.

— О последнем факте мне известно, гражданин Назаревски. Меня беспокоит то, что облачность закроет нас, не давая возможности вести за нами визуальное наблюдение со спутниковой дистанции. Вспомните, что дежурные корабли должны присматривать за нами. — Побарабанив пальцами по подлокотнику кресла, Чанг продолжил: — Ну да ладно. Я надеюсь, что связь все же будет надежной. И прежде чем бандиты успеют рассредоточиться на половине этой деревни, нам необходимо использовать фактор внезапности. Продолжайте, джентльмены.

— Есть, сэр. — Пальцы Хуньяди вновь запорхали над клавиатурой.

Спустя какое-то время Чанг встрепенулся:

— Не появились ли какие-либо признаки, свидетельствующие о желании противника сдаться?

— Нет, сэр, — ответил офицер-оператор. — Но они, кажется, и не собираются сопротивляться. Я не имею в виду то, что они не стреляли в нас. Металлоискатели, за которыми мы тщательно следим, ничего не показывают. Местность выглядит пустынной. Все топографические данные и показания ультразвуковой зондирующей аппаратуры свидетельствуют о том, что она безопасна и не начинена минами-ловушками.

— Жаль, что Райднур не успел передать побольше, — посетовал Чанг. — Ну что ж, бандиты, похоже, просто бегут в панике, Интересно, остановились ли они, чтобы перерезать ему глотку, Хуньяди понял, что ответа от него не требовалось.

Корабль проходил через толщу только что образовавшихся облаков. Через смотровые иллюминаторы невооруженным глазом можно было видеть клубящуюся, серую бесформенную массу. Инфракрасные, ультрафиолетовые и микроволновые датчики показывали, что проплывающая внизу картина была вполне мирной. Правда, в данном районе было зафиксировано неправдоподобно большое количество крошечных летающих объектов. Нет сомнения, что это были насекомые, возможно, потревоженные кораблем. Но о них не успели даже как следует подумать, как «Изида» прорвалась сквозь облака. Теперь поверхность планеты была совсем рядом: крутой склон на краю леса, спускающийся к озеру, поблизости от военных баз противника, которые Чанг выбрал боевой целью. Этот вид с воздуха был бы красивым, если бы небо не нависало так низко и мрачно, а клочья тумана не блуждали бы в таком количестве среди деревьев. Однако все на борту «Изиды» — от капитана корабля в командирском кресле до солдат морской пехоты, выстроившихся перед люками для десантирования, — были сейчас слишком заняты, чтобы любоваться этой картиной.

Летательные аппараты, уже совершившие ранее посадку для окончательной проверки местности, разлетелись в стороны, как осенние листья. Крейсер висел в воздухе, пока они не исчезли совсем, выпустив посадочные стойки, массивные, как контрфорсы собора. Затем медленно опустился на них. На какие-то мгновения рев двигателей усилился и гулко разнесся по металлическим коридорам корабля. Снова полетели слова команд, спокойные, но напряженные: «…устойчивость достигнута… воздушное прикрытие полное… ракетные расчеты готовы… локаторами ничего не обнаружено… готовность… готовность… готовность…»

— Переходите к фазе два, — приказал Чанг.

«Слушайте», — пропел Хуньяди в микрофон внутреннего устройства оповещения всех постов. Двигатели, заворчав, смолкли. Десантные люки открылись.

Безжалостно-грозные в своих шлемах, бронелетательном снаряжении, сжимая оружие, ринулись на высадку роты морских пехотинцев. Вначале они захватят арсеналы партизан, а затем пустятся по следу людей.

В командном пункте корабля все еще было оживленно. Данные продолжали поступать, команды продолжали отдаваться; однако вместо громких голосов и жужжания аппаратуры слышалось теперь какое-то бормотание, таинственно-жуткое, как облака тумана, выплывающие из тени деревьев и расползающиеся по склонам холмов, покрытых валунами. Хуньяди бросил взгляд на экраны и скорчил гримасу.

— Сэр, — сказал он беспокойно, — если противник действительно так искусен в перемещении по лесным массивам, как об этом говорят, то кто-то мог бы подойти к нам на достаточно близкое расстояние, чтобы выпустить в нас небольшую ядерную ракету?..

— На этот счет можете быть спокойны, гражданин Хуньяди, — ответил Чанг. — Ни один снаряд, выпущенный из портативной пусковой установки, которую в состоянии нести один-два человека, не смог бы достигнуть нас прежде, чем мы бы засекли и перехватили его. Луч лазерного типа мог бы подпалить один-два листа обшивки. Но верхняя и нижняя огневые установки мгновенно произвели бы триангуляцию по этому источнику. — Его тон был снисходительным: как и большинство офицеров флота, служивших на первоклассных кораблях, Хуньяди был совершенным новичком в наземных операциях. — Откровенно говоря, я надеялся хоть на какую-то видимость сопротивления. Или нас ожидает длинная и утомительная канитель в воздухе.

Хуньяди поморщился:

— Охотиться на людей, как на животных… Не люблю я этого.

— Я тоже, — произнес Чанг и снова стал официально-жестким. — Но у нас есть приказ.

— Да, сэр.

— Перечитайте историю, гражданин Хуньяди. Перечитайте историю. Ни одна империя, допустившая мятеж, после его исхода никогда не держалась долго. И мы — стена между человечеством и Мерсейей…

Послышался вопль.

И внезапно война перестала быть какими-то отвлеченными проблемами снабжения тыла и планирования ресурсов, поиска и обнаружения целей, или теорией военных игр. Она ворвалась в корабль болью в одной руке и кровью на другой, ее шаги отдавались громовым раскатом.

«Пчелы! Миллионы существ, подобных пчелам, вылетели из леса! О Господи, они уже на борту! Парни сгибаются пополам. Боли от одного укуса достаточно, чтобы обезуметь. Ййй-аааахххх!!!»

«Закрыть все люки! Задраить все отсеки! Руки — в космические скафандры!»

«Полковник флота Дешамп — Главному командованию, Высаживающиеся подразделения морской пехоты сообщают о небольших группах невооруженных женщин. По некоторым признакам, они горят желанием сдаться. Прошу указаний».

«Конечно, берите их в плен. Окружите их. Тогда под их прикрытием вас, возможно, не атакуют. Но если какое-нибудь подразделение заметит густой рой летящих насекомых, пехотинцы должны загерметизироваться в броню и сразу же выпустить смертельный газ».

«Четвертая вахта с мостика! Мы не можем задраить люк! Какое-то огромное животное, похожее на кошмарного крокодила, ворвалось к нам из леса и заблокировало все клапаны своим телом…»

«Экипажам энергетических установок: обстрелять близлежащий лес. Всем летательным аппаратам; вернуться для бомбежки и обстрела этого района».

Атомные боеголовки и боевые отравляющие вещества нельзя было использовать, так как при данных обстоятельствах корабль мог попасть под взрывную волну: вызванную собственным зарядом, либо газы могли просочиться внутрь через три воздушных люка, заблокированных убитыми монстрами. Однако некоторые стрелки все же успели подготовить огневые установки до нашествия пчел. Их орудия метали молнию за молнией, деревья разлетались в щепы, горели и падали, скалы плавились… и туман заливал все, словно океан. А приборы и оптические средства, которые должны были «пронзить» его, отказали! Теперь экипажи вели огонь наугад, стреляя по ужасному мокрому дыму, закрывшему все, и зная, что им все равно не одолеть всей обступившей их враждебной массы.

19
{"b":"1535","o":1}