ЛитМир - Электронная Библиотека

«Радио мертво. Радары мертвы. Электромагнитные индикаторы мертвы. Цели на локаторах закрыты, задымлены помехами. Кажется, помехи исходят от… отовсюду. Различные насекомые… Их тучи! Из всей бортовой аппаратуры осталась в строю только ультразвуковая, но она выдает недостаточную информацию. Мы глухи, немы и слепы!»

Летательные аппараты корабля начали падать один за другим. Их приборы также вышли из строя, поскольку не были готовы к столкновениям с целыми стаями птиц.

«Полковник флота Дешамп докладывает… это катастрофа. Не знаю, в чем дело, только эти женщины… они набросились на наших солдат и…»

Уцелевшие десантники очумело спасались, летя сквозь туман. Птицы находили их и наводили на них снайперов, засевших в кронах деревьев. Опустившись на землю, солдаты принимались искать прикрытия, но из кустов начинали сыпаться стрелы либо на них набрасывались какие-то адские псы.

«Готовность номер один — к взлету!»

«Вахта номер четыре докладывает: они прорвались под нашим огнем сквозь туман… они вламываются в корабль целыми полчищами… это дикари и животные. Прощай, Мария, прощай, Вселенная…»

Большинству пилотов летательных аппаратов удалось вырваться на свободу. Машины поднялись над облаками и устремились прочь от озера. Однако они не были оснащены соответствующим образом, чтобы ускользнуть от огня лучевого оружия, который велся по ним с земли и которому не мешали электронные помехи, подобные тем, которые сгубили их. Предполагалось, что площадки, с которых велся огонь, будут заняты морскими пехотинцами. Однако морские пехотинцы лежали мертвые, или были покалечены, или спасались бегством, или попали в плен. Женщины звали своих мужчин обратно к орудиям. Дневное небо вдруг расцветилось выступившими звездами.

«Говорит Вольф, командир группы свободных людей, которой поручен корабль его величества „Изида“. Один из пленных сообщил мне, что через эту штуку можно связаться с мостиком. Лучше сдавайтесь, капитан. Мы находимся внутри корабля и удерживаем двигательный отсек. Мы можем запросто захватить весь ваш корабль или подложить в него ядерную бомбу. Ваши вспомогательные силы быстро уничтожаются. Надеюсь, вы будете благоразумны и сдадитесь. Мы не хотим наносить вам вред. Это поражение, сэр, вас не дискредитирует. Вас подвела ваша разведывательная служба. Вы встретились с оружием, о котором не подозревали, — уникальным образом приспособленным к весьма специфическим условиям. Прикажите вашим людям сложить оружие. Если вы согласны, мы снимем дымовую завесу, не поднимая ее к небу, а опустив на уровень поверхности, — в общем, так, чтобы вы могли оповестить их о необходимости сдаться. Давайте прекратим кровопролитие и начнем переговоры».

Чанг почувствовал, что у него нет выбора. Вскоре после этого он и его главные офицеры уже стояли на поверхности планеты. Люди, охранявшие их, были одеты и вооружены как дикари, однако разговаривали вежливо.

— Я хотел бы, джентльмены, чтобы вы видели в нас друзей, — сказал один из них по имени Карлсарм. Со стороны леса к захваченной летающей крепости двигались женщины. Они оказались гораздо красивее, чем можно было вообразить.

* * *

Райднур взошел на борт корабля одним из последних. Их, правда, было немного — в основном избранные кадровые имперские офицеры, поскольку афродиты не смогли за короткое время, отведенное им, взять в плен больше людей, сами ведьмы, а также все военнослужащие, обладающие навыками, пусть даже чуточку пригодными на военном космическом корабле. Но, вероятно, критерием дерзости Карлсарма явилось его привлечение к военным обязанностям известного шпиона.

Чья лояльность не была поколеблена.

Стоя на холоде, Райднур содрогнулся. Космический крейсер представлялся ему каким-то тусклым, его верхняя часть вообще не была видна. Вода капала с тысяч невидимых деревьев и впитывалась в почву; мириады насекомых, которые вызвали эту погоду, непрерывно порхали над озером. Их было столько, что взмахи крошечных крыльев поднимали ветер. Где-то раздавалось завывание дикого зверя, резко и пронзительно кричали птицы. Но эта «глубинка» не была дикой независимой природой. Подобно некоему гигантскому прирученному животному, все здесь работало на человека, и, в свою очередь, что-то от этой природы запало в человеческое сердце.

Терранин поднялся по трапу на корабль. Его форма все еще оставалась безукоризненно голубой, расцвеченной знаками различия и лишь немного выгорела на солнце. Движения его были по-военному точны. Он не мог отвести взгляд от загорелой женщины, шагавшей рядом с ним, которая была одета в короткую кожаную юбку, — несмотря на то что была, вероятно, лет на двадцать старше него.

— Да будет милосердие Господне, — прошептал Райднур.

Эвагайл, которая появилась несколько минут назад, посмотрела на него серьезным взглядом.

— Разве с ними так ужасно обращаются? — спросила она.

— Как эти люди будут чувствовать себя, когда попадут домой? Они станут стыдиться самих себя и возненавидят себя за слабость… — Райднур замолчал.

— Их освободят… против воли — я уверена в этом. Они будут — умолять нас позволить им остаться. Тебе следует обратить внимание, что их высшие чины понимают, что не могли ничего поделать. Ну а потом… у вас ведь есть восстановительные методы, не так ли? Хотя я думаю, что большинство пораженных выздоровеют естественным образом. Они пройдут лишь краткий курс лечения.

— А… женщины?

— А что женщины? Они не хотят связываться с горожанами. Это их воинский долг. Кроме этого, у них есть свои, частные дела.

— Их Мастерство. — Райднур отодвинулся от Эвагайл. Ее улыбка была на удивление застенчивой.

— Джон, — сказала она, — мы не звери. Мы «свободные люди». Афродита не применяет свое Мастерство в нечестных, корыстных целях. Оно используется в целях терапевтических. Я не люблю применять свою мощь против собратьев-людей. Я хочу только, чтобы она использовалась для их же блага.

Райднур нащупал в кармане табак, который выпросил у какого-то терранина, и начал набивать трубку. Надо хоть как-то утешиться.

Плечи Эвагайл обмякли.

— Ну, — сказала она усталым голосом, — думаю, что теперь нам лучше взойти на корабль.

— Ты тоже пойдешь? — спросил Райднур. — Зачем? Охранять меня?

— Нет. Возможно, понадобится моя быстрая реакция. Хотя Карлсарм все же надеялся, что я уговорю тебя. Пойдем, пожалуйста.

Она повела его к мостику. Терранские офицеры уже заняли свои места среди сверкающих машин и блестящих циферблатов. Хуньяди сидел в командирском кресле. Позади него стоял Карлсарм, окруженный соплеменниками, мрачный вид которых красноречиво свидетельствовал о цели их пребывания здесь.

— Готовность к взлету. — Хуньяди приходилось самому отдавать команды. — Задраить люки. Все детекторные станции — на связь.

Эвагайл наклонилась к Карлсарму. Райднур не мог отделаться ах мысли, что ее рыжеватые волосы, как и красивые изгибы бронзового тела, все же более ассоциируются с нашествием космоса, сотканного из металла и пластмассы, чем тела присутствующих здесь мужчин. В стерильном воздухе корабля стоял слабый аромат женщины, который она источала.

— Как у нас с противником? — спросила она.

— Прекрасно, насколько мы можем судить, — ответил Карлсарм. — Ты не следила за событиями, начиная с последнего боя?

— Нет. Я была слишком занята пленными. Медицинская помощь раненым, сооружение убежища. Они выглядели такими жалкими в этом тумане.

— Я не могу сказать, что доволен происходящим. И буду рад, когда все это закончится… Ну что ж. Мы не пробовали применить, афродиту к старому Чангу. Вместо этого мы заставали его связаться с шефом терран, адмиралом Крузом, и доложить ему о пленении корабля. И поскольку он понятия не имел, что мы сможем поднять корабль, то и не выдал этого факта. Предположительно мы будем удерживать корабль и его команду как козырь для переговоров с противником. В стратосфере над нами полно летательных аппаратов, но они ничего не предпримут против нас, пока думают, что мы удерживаем заложников. Лишь один космический корабль пока что приблизился к нам, можно сказать, на расстояние прямого выстрела.

20
{"b":"1535","o":1}