ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Если с ребенком трудно
Поденка
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Цветы для Элджернона
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Во имя любви
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть

— Ты уверен?

— Уверен настолько, насколько это возможно на войне, какое бы значение ни вкладывалось в это понятие. Мы, конечно, передали афродите их главного офицера связи. Он перехватил и расшифровал приказы Круза главным силам флота занять исходные позиции в открытом космосе. По логике, именно такой команды и следовало ожидать от Круза, после того как было передано оповещение об эвакуации.

— Эвакуации?

— Дорогая, ведь не думала же ты, что я обращу в пар Города и их жителей? Как только я понял, что представился шанс захватить корабль, я связался с Большим советом — по радио, потому что времени было так мало, что уже не имело значения, услышат меня терране или нет. Они хорошие дешифровщики, но, думаю, языки, которые мы использовали, должны были их озадачить. — Карлсарм усмехнулся. — После этого мы послали приказ нашим агентам в каждом Городе — неважно, кем он был занят, терранами или арулианами. Им предписывалось распространить сообщение о том, что в течение одного периода обращения Города будут стерты с лица планеты. Но при этом они должны были намекнуть, что разрушение Городов будет произведено из космоса.

Эвагайл почувствовала страх.

— А люди эвакуировались? — прошептала она.

— Да. Мы перехватили соответствующие приказы. Угроза вполне ощутима и убедительна, когда так сильно опасаются интервенции со стороны Арули или самой Мерсейи. Флот вторжения не может проскользнуть за пределы кольца блокады. Но какая-то часть маленьких кораблей связи — может. То же и с полетом корабля-робота с ядерным оружием на борту: никто не даст гарантии, что там разберутся, с какими целями он летит — дружественными или враждебными.

— Но разве никто не подумал, что мы, в этом корабле, могли бы…

— Надеюсь, что нет, — или мы покойники, — заявил Карлсарм. — Наша акция была тщательно расписана по фазам. Туман, помехи и наземный огонь не дали терранам выяснить, что же в действительности случилось с их крейсером. Мы немедленно информировали их, что корабль выведен из строя, и они, без сомнения, решили, что это логично и правдоподобно. В самом деле, как мог кто-то захватить целым и невредимым боевой корабль Империи, не имея для этого соответствующей техники, которой, как им известно, у нас нет? Фактически, они, вероятно, посчитали естественным, что при организации этой западни нам была оказана техническая помощь извне. Помни, что предупреждение Городам уже полностью завладело их мыслями. Выйдя с ними на связь, Чанг предостерег их от отчаянных поспешных действий и от нанесения бомбового удара по нам, который мог бы уничтожить наших предполагаемых мерсейских или арулианских союзников. Он выходил с ними на связь несколько часов назад, и я позаботился о том, чтобы он не проговорился, что корабль был захвачен в целости и сохранности.

— Сейчас они начнут это подозревать, — сказал Хуньяди. Его лицо было белым, голос срывался.

— Верно. Взлетайте как можно быстрее, — велел Карлсарм. — Если по нам ударят, твоя женщина тоже погибнет.

Офицер-оператор закивал:

— Я знаю! Мостик — всем постам. Взлет на полную мощность. Готовность к атаке.

Корпус корабля затрепетал, сотрясаемый колоссальной силой взревевших двигателей. «Изида» взлетела, и солнце запылало рядом.

— Узел связи — мостику, — послышалось в переговорных устройствах многосторонней связи. — От имперских сил приняты позывные.

— Я ожидал этого, — сухо сказал Карлсарм. — Передайте предупреждение. Мы не хотим наносить им вред, но если они станут нам мешать, мы будем защищаться.

Райднур в каком-то оцепенении наблюдал, как планета под ним отодвигается, уменьшаясь в размерах.

Где-то очень далеко в черной пропасти космоса расцвело пламя.

— Заградительный ракетный залп одной воздушной эскадры подавлен, — послышалось в динамиках многосторонней связи. — Должны ли мы ответить на огонь?

— Нет, — сказал Карлсарм. — Если только в этом не будет абсолютной необходимости.

— Благодарю, сэр! Там… мои люди… — И после паузы: — Они были моими людьми.

— И они снова будут вашими, — прошептала Эвагайл на ухо Райднуру. — Если ты поможешь нам.

— Что я могу сделать? — выдавил он из себя. Эвагайл дотронулась до него. Он отвернулся, поморщившись.

— Ты можешь говорить за нас, — сказала она. — Ты пользуешься уважением. Твоя лояльность не подвергается сомнению. Ты доказал это — той ночью, когда… Мы не принадлежим к твоей цивилизации. Мы не понимаем ее образа мыслей, не знаем, с чем она может пойти на компромисс и за что может умереть, не понимаем нюансов, символов, значений, находимых ею во Вселенной. А она не понимает нас. Но ты, Джон, по-моему, немного знаешь нас. Знаешь и видишь, что мы ни для кого не представляем угрозы.

— Кроме Городов, — пробормотал он. — А теперь — и Империи.

— Нет, это они угрожали нам. Они не хотели оставить в покое наши леса. Что касается Империи, то разве ей помешает еще один образ жизни? Разве человечество не станет от этого богаче?

Они посмотрели друг на друга, и унылое чувство одиночества объединило их. Экран показывал космос и звезды, мерцавшие где-то на краю света.

— Я полагаю, — сказав наконец Райднур, — что никто не может предать ценности, заложенные в основу его культуры, ибо они составляют сущность личности человека. Отказаться от них — все разно что умереть. Многие люди предпочли бы этому физическую смерть. Вы не прекратите бороться, пока не будете полностью уничтожены.

— А должно ли так быть? — тихо произнесла Эвагайл. — Разве вы, терране, не хотите, чтобы война закончилась?

Грохот, подобный землетрясению, прокатился по кораблю. На капитанский мостик вновь нахлынула волна сообщений и приказов. Корабль вступил в дальний огневой контакт с какой-то боевой единицей противника.

Испытывая некомплект личного состава, «Изида» не могла бы противостоять мощи всего флота Круза. Но флотские боевые единицы были рассеяны в космосе и не смогли бы достигнуть Фригольда за какие-то часы. А тем временем какой-то одиночный корабль Империи шел против «Изиды», демонстрируя отчаянную храбрость. Стрелки рыдали, нанося по этому неопознанному кораблю ответный удар. Но они должны были это делать, чтобы спасти женщин, которым подчинялись.

— Что я могу сделать? — спросил Райднур.

— Мы пошлем в эфир позывные и попросим вступить с нами в переговоры, — ответила Эвагайл — Мы хотим, чтобы ты убедил терран согласиться. А еще мы хотим, чтобы ты… нет, не попросил за нас. Нам нужно, чтобы ты помог нам объясниться с ними.

— Атака противника отбита, — послышалось в динамиках. — Ограниченный ответный залп, нанесенный по приказу, по-видимому, повредил корабль противника. Он уходит. Следует ли уничтожить его?

— Нет, пусть уходит, — сказал Карлсарм. Райднур кивнул Эвагайл:

— Я сделаю, что смогу.

Она взяла его за руки — по лицу ее текли слезы радости, — и на этот раз он не отшатнулся.

«Изида» ворвалась обратно в атмосферу. Ее башни дали залп. Обреченный пустой Город взметнулся к небесам, охваченный пламенем.

Адмирал Фернандо Круз Мангуал занимал высокое положение в совете этой окраины Империи. Он считался терранином, потому что носил звание гражданина Терры, перешедшее к нему от далеких предков. Нуэво-Мехико поставлял целые поколения военных с тех пор, как эта пустынная планета была колонизирована. Он держал себя по отношению к Райднуру одновременно резко и вежливо.

— Итак, профессор, вы рекомендуете нам принять их условия? — Он жадно затянулся кривой черной сигарой. — Боюсь, что это абсолютно невозможно.

Райднур сделал вид, что раскуривает трубку. Ему нужно было время, чтобы подобрать слова. Его сковывало осознание того, в каком окружении он находился.

Комиссии сторон, уполномоченные вести переговоры (говоря языком терран — «борцы умов», как называли их «свободные люди»), встретились на нейтральной территории — на одном из островов океана Лаврентия. Этот необитаемый остров был прекрасен: пышные деревья, цветущие виноградные лозы, густые тростниковые рощи, широкие белые пляжи, где играл и ревел прибой. Однако сейчас вряд ли имелась возможность наслаждаться всем этим. Возможно, позднее — если переговоры окажутся перспективными и напряжение спадет — какой-нибудь молодой астронавт-терранин и встретит где-нибудь в лощине быстроногую девушку-аборигенку.

21
{"b":"1535","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Омон Ра
Стигмалион
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Найди точку опоры, переверни свой мир
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Попрыгунчики на Рублевке
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера