ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он только что вернулся с Совета Эмиссаров, где под его председательством прошло очень бурное и сложное обсуждение. Решения, которые были приняты на этом Совете, могли изменить весь ход аррантской истории, хотя и немногие сознавали это. Но ллерд Вейтарволд принадлежал как раз к числу этих немногих. Речь зашла об открытой экспансии целой планетной системы из звездной туманности Алль-Ях. До последнего времени система Алль-Ях не входила в территории Избавления, то есть в перечень планет, где установлен прямой протекторат Аррантидо-дес-Лини, где администрация назначается Советом Эмиссаров, а армия облачена в аррантские цвета и полностью контролирует местное население. Но ситуация изменилась. Непонятным образом вышли из строя несколько гипертоннелей, которые связывали Алль-Ях с Содружеством Близнецов (то есть Аррантидо и Гвелльхаром). Алль-Ях являлся важным поставщиком ценного сырья нескольких видов, в том числе и редких металлов, которых не было на Гвелльхаре, а на Аррантидо добыча была ограниченна по максимуму по уже известным причинам. По прямому распоряжению Вейтарволда на Алль-Ях были отправлены корабли Звездного флота. Но на Алль-Ях прибыл лишь один корабль, в котором не нашли НИ ОДНОГО члена экипажа: все они бесследно исчезли из звездолета с уровнем защиты «Галактико-12», наивысшим из существующих!..

Конечно же прямое отношение к исчезновению экипажа имели странные натеки сероватого оттенка, которые были обнаружены на стенах, на полу корабельных отсеков, на элементах интерьера и даже на распределительных пультах и экранах Центрального поста. Взятые на анализ образцы вещества, составившего эти натеки, не показали ничего существенного, что бы могло пролить свет на таинственную гибель экипажа звездолета.

Остальные же корабли, как говорилось, и вовсе пропали бесследно.

На Совете Эмиссаров было принято безапелляционное решение направить в планетную систему Алль-Ях еше одно соединение Звездного флота, на этот раз – в обход роковых гипертоннелей, в которых нашли гибель аррантские звездолетчики. Правда, без посредства тоннелей время переброски войск увеличивалось вдесятеро, но пришлось с этим смириться. Ллерд Вейтарволд был уверен, что именно в транспортных гипертоннелях угнездилось неведомое зло…

Впрочем, оно было только поводом для прямой аннексии всех трех планет Алль-Ях. Необходимы были мощные базы, а разместить их можно было только при введении прямого протектората… Ллерд Вейтарволд настоял на принятии этого непопулярного решения, хотя и знал, что его имя станет сродни проклятию и ругательству еще в трех обитаемых мирах.

– Тоннели, тоннели… – пробормотал ллерд, вытягивая в струну свое мощное, внушительное тело и закидывая руки за затылок так, что хрустнули суставы. – Неужели в самом деле ВСЕ ЭТИ СКАЗКИ, которые мне приходилось выслушивать в детстве, могут содержать в себе хоть малую толику правды? В таком случае страшно представить, что… А еще и сроки совпадают!.. Сроки, указанные в этом чертовом свитке Халлиом. Неужели они правы?! И этот зиймаллец, который приходил ко мне несколько лет назад, неужели он тоже прав? Как его… Табачников? Пророчество, пророчество!

«Так. Спокойно, – сказал себе ллерд Вейтарволд. – Третье лицо[34] могущественного Содружества Близнецов не имеет права на преступное волнение и опрометчивые выводы». Вейтарволд поднял глаза на Дийтерро и проговорил:

– Я хочу отправиться на Гвелльхар.

Обер-камергер вытянул шею, как будто это помогло бы ему лучше понять Предвечного, и переспросил:

– На Гвелльхар? В сопровождении личной гвардии, конечно? Но гвеллй, мой ллерд… как вы сами знаете…

Вейтарволд прервал его низким гортанным голосом:

– Нет. Не в сопровождении гвардии. Один.

Дийтерро состоял на службе у Предвечного уже много лет и имел немало оснований полагать, что его уже ничто в этом мире не удивит. Но сейчас его блеклые глаза широко раскрылисъ, а большой рот недоуменно искривился. Камергер осторожно кашлянул и переспросил:

– ОДИН?

– Да, именно так.

– Но как же? Гвелли дики и неотесаны. Нет, я не хочу сказать, что они посмеют тронуть самого главу Совета Эмиссаров, Предвечного. Просто мне кажется… мне кажется…

– Что? – уронил Вейтарволд.

– Что это не совсем разумно.

Предвечный закрыл глаза и помолчал. Камергер в тишине ожидал ответа хозяина. И он услышал:

– Ты наконец дозрел до того, чтобы обсуждать мои приказания и даже критиковать их? Делаешь успехи. Распорядись подготовить каботажный бот. Я отправлюсь на нем на Гвелльхар. Повторяю – один!

Дийтерро облизнул губы и явно хотел что-то сказать, но слова застревали в гортани. Он склонил голову и, захватив с собой поднос (с которого Вейтарволд так ничего и не взял), направился к выходу.

– У меня было два друга, – задумчиво пробормотал Вейтарволд, глядя на сутулую, узкую спину обер-камергера. – один прошел три ада подряд на планете Керр, а теперь я отправил его подальше от себя, и он еще не знает КТО… Нет, не надо об этом! Второго я сделал лакеем, холуем, лижущим мне руку, довел до того, что он стер себе память, память героя, и выбрал покой и сытое житье на службе у щедрого господина. Эрккин и Дийтерро! Был еще один, его когда-то звали жалким и слабым, как лопнувшее стекло, именем: Мнир. Теперь он умер, его давно заставили быть другим. Да… Судьба. Судьба, и никуда не деться – даже мне! Даже мне…

У ллерда Вейтарволда, как и у его сына, была привычка говорить вслух. Привычка, присущая почти всем одиноким людям. Когда Дийтерро ретировался, Предвечный встал и подошел к огромному – от пола до потолка – зеркалу, по поверхности которого, как по воде, время от времени пробегали концентрические круги. Вейтарволд вытянул перед собой руку, и пальцы беспрепятственно ушли в серебристое, похожее на ртуть вещество, из которого состояло зеркало. Когда рука ллерда вынырнула обратно, в ней была кипа одежды. Поверх лежала темно-серая полоса эластичной ткани шириной в ладонь и длиной в человеческий рост. Вейтарволд бросил одежду прямо на пол, снял с себя лиловый пеллий, специально предназначенный для заседаний Совета Эмиссаров, и швырнул прямо в зеркало. Пеллий немного не долетел, но один из рукавов все-таки коснулся блестящей «ртутной» поверхности, и одежду для парадных случаев словно втянуло на ту сторону зеркальной панели: пеллий исчез практически неуловимо для глаза.

Предвечный облачился в плотно прилегающую к телу тунику сиреневого цвета, с металлическим отливом и узкие штаны, зашнурованные на щиколотках. Это были верхняя и нижняя части защитного комбинезона, которые не брали даже некоторые виды ММР, не говоря уж о более слабом оружии. Комбинезон со встроенным климат-контролем и рефлекторными датчиками, убыстряющими реакцию. Он надел тяжелые ботинки с толстой подошвой, тонкие темные перчатки, накинул широкий длинный плащ и снова посмотрел в зеркало. Потом взял полосу эластичной серой ткани и, откинув со лба волосы, стал обвязывать голову. Он перехватил лоб в несколько оборотов, и желтый самоцвет, вживленный в лобовую кость, скрылся под слоями плотной, игольчато поблескивающей ткани.

Ллерд Вейтарволд плотно запахнул на груди плащ. Оружие он брать не стал, оно должно наличествовать в боте, который поручено подготовить Дийтерро. Гвелльхар, Гвелльхар… Планета, где осталась часть его самого, но та часть, что уже давно забыта, забита, втиснута в самые глубокие и черные пласты его, Вейтарволда, существа. Гвелльхар – мир угрюмых, суровых и преданных гвеллей. Для большинства из которых ненавистно даже само имя: ллерд Вейтарволд, глава Совета Эмиссаров.

Через несколько минут каботажный бот, пилотируемый Предвечным, взлетел в вечереющее небо Галиматтео и вонзился в верхние слои атмосферы. Огромный, лилово отсвечивающий массив планеты отдалялся, бот ускорился, и вдруг крыло ослепительно яркого света смахнуло сумрак: корабль Вейтарволда вышел на солнечную сторону Аррантидо. В экранах же переднего вида мало-помалу начал нарастать свинцово-серый, сголубоватыми промоинами шар – Гвелльхар, цель путешествия Предвечного. Над полюсом планеты гвеллей висело красное сияние: это были огни Большого орбитального космопорта. куда стекались две трети транспортных артерий, соединяющих планеты Содружества. Гипертоннели, проложенные между ними, обеспечивали быструю, надежную и бесперебойную доставку грузов с Гвелльхара на Аррантидо и обратно. Впрочем, в гипертоннелях задействовались настолько значительные мощности, а расстояние между планетами столь невелико, что военные, пассажирские и прогулочные суда предпочитали идти напрямую через космос, а не сновать в вечно загруженных тоннелях. Последние же использовались в основном для промышленных и строительных нужд.

вернуться

34

Первые двое – соответственно император и Эри-ллерд (глава) Предвечной Палаты Аррантидо-дес-Лини, пожизненным членом которой является и Вейтарволд.

38
{"b":"15351","o":1}