ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темные воды
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Замок Кон’Ронг
Без компромиссов
Текст
Арк
Час расплаты
Тринадцатая сказка
Убыр: Дилогия
Содержание  
A
A

Он поднял глаза от какой-то разноцветной бумажки, расстеленной у него прямо на коленях, и ответил неспешно:

– А тебе на кой?.. А-а, ну да… ВЫ от обменника. – Он даже встал, поспешно так вскочил, но я не обратил на это никакого внимания. Он стал бестолково объяснять мне, как добраться до этого самого банка, но слушал не столько я, как подоспевший Эрккин, весь в обновках, убийственно пахнущий какими-то дешевыми духами.

Банк мы нашли быстро. Я ворвался в него, как метеорит в атмосферу малой планеты, и стал выжигать пространство зло и целенаправленно. Сначала моей жертвой пал какой-то клерк, который объяснил, куда следует обратиться, потом управляющий, направивший меня к консультанту. Консультант (точнее, консультантка) сидел в зарешеченном окошечке, словно в тюремном изоляторе. На лице Эрккина заиграла гадкая ностальгическая улыбочка. Я сунул лицо в окошко и стал излагать историю своих бедствий. При этом я не утаил, что приехал сюда прямо из Метрополии. Этот факт моей биографии почему-то заставил хорошенькую консультантку побледнеть и вытянуться.

– Ну хорошо, – сказала она, когда поток моего гневного красноречия иссяк. – Передайте мне, пожалуйста, вашу карту. Сейчас проверим в базе данных.

Я сунул ей злополучную платежку и стал ждать.

– Вы знаете, – произнесла она с натянутой улыбкой, – ваша карта достаточно редкого образца, у нас такими почти не пользуются – слишком высок минимальный лимит: три тысячи инфоциклов. Я могу проверить напрямую состояние вашего баланса, если вы сообщите мне ваш личный код. Позже вы, конечно, можете его изменить, – явно волнуясь, добавила она, а из дальнего угла порхнул шепоток: «Ишь, Ве-ерка арика подцепила… как старается-то, сте-е-ерва!»

– Ну, хорошо, – сказал я, – я назову, только если там в самом деле пять инфоциклов!.. Проверяйте!

Пока она вводила данные, я глупо топтался на месте и буравил бессмысленным взглядом окошко. Отчаянно шумело в ушах и плыло перед глазами. Если в самом деле со счета куда-то исчезло, испарилось, улетучилось, сублимировалось около ПЯТИ ТЫСЯЧ инфоциклов, которые позволили бы мне вести приличную жизнь и тут, на отшибе Галактики, – это ка-тас грофа. Это – как выбросить голым в открытое космическое пространство, неизведанное и страшное, только 6 космосе умрешь сразу, а тут, верно, придется помучиться!.. Она подняла голову от экрана расчетной машины.

Ин-ну?!

– Пять инфоциклов, – сказала она, и мои ноги стали ватными. – На вашем счету пять инфоциклов. Вы хотите обменять их на наши деньги?

– Д-да, – машинально сказал я.

– Одну минуту. Ваша индивидуальная карточка… Ваши деньги. Благодарю вас, приходите еще.

Сбоку недоуменно кашлянул в кулак Гендаль Эрккин. Девушка в зарешеченном окне, уже было попрощавшаяся, собралась с духом и вдруг выговорила – начисто отбросив официальный тон:

– Скажите, а правда это, что на Аррантидо целые города парят на огромной высоте и люди живут в воздухе, как птицы? – Ее кудряшки рассыпались по плечам, глаза задорно горели, а на щеках выступил чувственный румянец. Она была хороша, и из угла снова протянулось шипение: «Верка, сволочь, ишь, с ним заигрывает!..» Все это, вне всякого сомнения, не осталось бы незамеченным мною в иных обстоятельствах, но сейчас… сейчас!..

– Правда?

– Правда… – пробормотал я, сжимая в руке несколько бледных бумажек с намалеванным на них профилем лысого че-лоисча с бородкой – того самого, что был у меня на фляжке, злополучной фляжке, из которой я пил на погребении князя Гьелловера. – Правда… Идем, Эрккин. Мы свое УЖЕ ПОЛУЧИЛИ.

Она смотрела мне вслед, кажется, с плохо скрытым восхищением… Натыкаясь на стены, я вышел из банка. Эрккин нагнал меня на улице и спросил угрюмо:

– Что такое?

– А то, что с карточки исчезли все мои деньги!

– Все?! Ты же что-то получил!

– Да! Пять инфо обменял на местную шелуху, вот на эти фантики разноцветные! – завопил я и выгреб из кармана класусовского пиджака эти рубли, или как они там называются. – Денег нет совсем, разве что на барахло и хватит, чтоб переодеться. Даже заплатить хозяину отеля – и то не хватит, наверно! Не понимаю, ничего не понимаю!..

– Значит, с твоей платежной карты кто-то увел все деньги? Но карта-то была все время при тебе!

– Даже если бы она была все время при тебе, все равно никто не смог бы снять ни одного инфо! Потому что нужен код, МОЙ ЛИЧНЫЙ код, а его знаю только я! Только я, понимаешь?..

– Может, ты и снял, а потом запамятовал?

– Ну да! Ну да! Где это, интересно, мог я снять и потратить пять тысяч инфо? Да на эти деньги планетарный катер купить можно, и еще на пол-планеты, такой мерзкой, как этот Марс, останется! Где я мог их потратить? На «шалаше»? В промерзшем ангаре? Где?..

– Да что ты орешь? – собрав тяжелые кожные складки на лбу, зашипел на меня Эрккин. – Давай прямо со всеми и поделимся своими неудачами, эге. Я и смотрю, они все тут такие соболезнующие, прямо каждый останавливается и утешает!.. Ладно, Рэм, не расклеивайся. Ну и что из того, что денег не оказалось на твоей карте? Ну, бывает. Подчистил кто-то, а может, сам что подзабыл – теперь, значит, без разницы. Идем обратно в халупу нашу, там и сообразим, что и как. И орать на полгорода ну совершенно не обязательно. Усек? Пошли!

Глава 10

ПОСЛЕДНЯЯ ПРОСЬБА

У долговязого хозяина гостиницы оказалось тонкое чутье и лисий нюх. Он как-то вычислил, что у нас возникли… гм… некоторые затруднения с деньгами. Он тут же явился к нам повторно и попросил расплатиться. Сунул свой длинный нос в щелку между дверью и косяком (я не стал распахивать дверь полностью) и заявил:

– Я так слышал, товарищи туристы… вы ходили в банк разменивать вашу замечательную валюту, ведь правда? Или просто обналичивать, так? Вот мне и хотелось бы увидеть деньги. Этo же очень просто, совсем недорого…

Я сорвал цепочку, удерживающую дверь, распахнул ее настежьтак резко, что длинное тело хозяина, перегнувшись вперед и сложившись едва ли не вдвое, ввалилось в комнату. Сьорд Барановский еле удержал равновесие. К тому времени я уже успел услышать замечательную местную поговорку «семь бед – один ответ» (достаточно сложно переводящуюся на аррантские языки, надо отметить). И говорил я в полном соответствии с этой поговоркой:

– Ну вот что, дорогой товар-ри…исчтч. Сьорд Барановскии!! Мы тут решили подзадержаться у вас, а потому примите-ка заказ на обед и ужин, а то что-то меня сегодняшняя утренняя каша не впечатлила, да. Мяса там, выпить сообразите… да вы лучше меня знаете, словом. Ладно, уважаемый, давайте, организуйте нам все это!

Он не успел ничего сказать, как я вытолкал его за дверь с решимостью приговоренного к смерти. Нет, решительно все против меня, и с того самого злополучного момента, когда я явился на похоронное торжество!.. Такими темпами можно легкодобраться от похорон до похорон – на этот раз собственных! Я мрачно потянул воздух носом, а тут еще этот несносный Эрккин, подойдя сбоку, спросил с непередаваемым ехидством: – А по какому поводу гулять будем, Рэм? У нас какой-то праздник? Лишние деньги появились?

Ямолча пошел к своей кровати (если это вонючее лежбище вообще можно так назвать) и лег лицом вниз, не ответив ни слова. Наверно, такое поведение показалось Эрккину не очень забавным, а выражение моего лица подвигло его на какие-то мысли, лишенные этого мерзкого и совсем уж неуместного ехидства. Он сказал:

– Ну ладно. Я тебя понимаю. У меня немного есть, конечно… Но этот хорек, как увидел твою карту, так ополоумел. Нам теперь счет накрутит по полной, и на него управу не найдешь. Жаловаться аррантским властям мы не можем. Сам знаешь, по какой причине. Да что ты стенаешь, Рэм? Тебя если найдут, так только руку отрубят. Правую. Изымут, так сказать. У тебя в нее лейгумм встроен, а на территориях Избавления нельзя пользоваться этими… э-э… продуктами аррантских технологий без лицензии, значит. А у нас никакой лицензии нет.

– Нельзя сказать, чтобы ты удачно выбрал время сообщить мне эти успокоительные сведения, – мрачно сказал я, не поднимая головы. – И кто мне отрубит руку? Я – сын бывшего Генерального Эмиссара этой поганой планетки, пусть только попробуют!..

50
{"b":"15351","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Печальная история братьев Гроссбарт
Позиция сверху: быть мужчиной
Посею нежность – взойдет любовь
Hygge. Секрет датского счастья
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Раунд. Оптический роман
Пепел умерших звёзд
Пёс по имени Мани
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение