ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все пропавшие девушки
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Подвал
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Нелюдь. Время перемен
Врач без комплексов
Замуж за варвара, или Монашка на выданье
Аврора
Содержание  
A
A

– Да, можно. Ты там распорядись… ну, сам знаешь. А что это тут чинарь из центра шарится?

– Какой чинарь?

– Ну, тип из канцелярии нашего губернатора, Лапшина Антон Иваныча. Я его в Волгограде не раз видел, этого хлюста. Чиновника этого… он, кажется, из обкома. Нехорошо, Михалыч.

– А, ты про Комарова? Так он приехал насчет этого… полоумного.

– Какого полоумного?

– Да живет тут у меня один… ученый. Из центра приехал, ему через какое-то там научное общество номер одноместный забронировали, оплачивают. То есть – оплачивали, а потом финансирование прикрыли. Уже вторую неделю бесплатно живет, вот так.

Я видел, как покраснели смешно оттопыренные уши этого Анатолия Петровича, а сам он затрясся от беззвучного хохота. Не сразу, но выговорил:

– Бес…платно… вторую неделю… у тебя?! Да ты что, Михалыч попечителем неимущих стал, что ли? Науку подкармливаешь?Ай, не ожидал я от тебя такой партийной сознательности! Молодец!

– Так уж и партийная сознательность, – скривился тот. – Я бы давно этого ученого клопа отсюда выставил, да вот опасаюсь, понаедут проверяющие разные, комиссии, ревизии… Мало ли что всплыть может? Опять же – ты совладелец. Я и подумал: а пускай пока живет, не всю же жизнь он тут будет отираться, к тому же в номере он только ночует, а с утра за город уезжает. Торчит там целый день, приезжает грязный, пыльный – весь коридор загадит, пока до своего номера доберется! Козел ученый! Книжки пишет!.. Про ариков и прочее! Говорят, он даже был на Аррантидо в командировке, только я что-то с трудом верю. Арики чистоту любят, а этому и в зеркало-то на себя глядеть недосуг, ходит зачуханный. Однажды к нему в номер зашел, дверь была не заперта, так он спал прямо в обуви, сапожищи резиновые грязью облеплены, и трава к ним пристала… Вонь в комнате, как будто там пластмассу жгли, что ли…

– Н-да. Кстати, об ариках. Сдается мне, проблемы у тебя будут. Говорят, постояльцы у тебя новые – третий день живут? Арик-малолетка и с ним какой-то бугай, то ли наш, то ли этот… «бикей», гвелль то есть.

Я прижался к стене так, что стало больно лопаткам. Это про меня и про Эрккина, что ли?..

– А что, пусть живут. У них и документов-то толком нет – то есть не показали, без регистрации живут. Рожа-то у того что постарше, ух какая непростая… Ужин вот хороший заказали. Деньги у них водятся, у мелкого этого арика карточка с золотой полоской, я такие и в областном центре видел всего-то раза два. Разве в ОАЗИС ехать…

– Ага, карта! Так про ту карту я тебе вот что скажу: сегодня эти вое сначала в ЦУМе нарисовались, а потом, стало быть, в банк дернули. А банк тот частично мой, я туда бабла вбухал немерено.

– Догадываюсь…

– Ну вот, карта та – пустая! Это мне Верка-соска сказала когда сегодня я ее к себе в машину дернул, чтобы она, значит… Карта, конечно, не хилая, лимит три тысячи инфо, но только на ней пять единиц оставалось, какие он и снял сразу же, этот арик. А лицо, говорят, у него при этом было – краше в гроб кладут!

– П-правда?

– А то! Городок маленький, ничего не скроешь. Сам понимаешь, Михалыч. Ну вот, я тебе и решил подкинуть сведения эти. Чтоб ты знал и не усердствовал особенно, не кормил их всякими жаркими, антрекотами, разносолами и винами, значит. А то ведь ты как подумаешь, что с постояльцев можно побольше стрясти, мол, все равно они курса валюты не знают – то мигом прикормишь пожирнее…

– Уже прикормил, – деревянным голосом выговорил сьорд Барановский. – Я им сам два часа назад в номер отвез кучу всего… вина коллекционные, водка шведская… Мясо парное да прожаренное, с китайским соусом…

Я стиснул зубы до судороги в скулах, а ушастый Анатолий Петрович шумно хлопнул себя обеими ладонями по объемистому брюху и расхохотался, на этот раз отнюдь не беззвучно;

– Ай да Михалыч, ай да гусь! На собственной жадности погорел! Купился на крутую карту, а? Ну, что у тебя с лицом-то стало, будто ты им все свое имущество отдал? Чай, не последнее, а, махинатор ты наш? Ладно, пусть ребята покушают, попьют, а потом мы с них по-хорошему и спросим. Ну а если взять нечего… Хотя не видал я еще таких аррантов, с которых взять нечего. Не тужи, Михалыч. Арики сами не любят нарушений Закона. А неплатеж – это нарушение Закона и есть. Так что можно жалобу подать… Шучу, шучу! Считай, что ты ее уже подал! Сам хочу на них взглянуть, на ребят этих. Тем более мне парень сказал, охранник из ЦУМа, что вроде как рука у пацана того ариковского, золотой нитью перехвачена. «Всезнайка»[40] у него, не иначе? Не шутка! Целое состояние, если так. Одного не пойму: если у него в самом деле машинка в руку имплантирована, то он или дурак, что шляется с ней по таким местам, как твоя вшивая гостиница, или обычаев не знает – новенький в наших краях. Налей еще немного водочки… Эк! Хорошо пошла!.. Но чего он тогда без бабла? Странно. Хочу я этому мальчику пару вопросиков задать. Уж не хитрит ли? Или в самом деле – лох… Ладно. Что это у тебя тут мусора по гостинице бродят? А, Михалыч? Я как щас подъехал, там их машина стоит. Чего это?..

– А… ну это… у ученого у нашего пропало что-то, вот он их ивызвал. Какой-то эк… экспонат. Он же в земле роется, что-то ищет. Крот хренов!

– Ты их отсюда попроси. Хотя я и сам могу. Они, конечно, купленные от рогов до копыт – казззлы! – но все равно неприятно их рожи в своем хозяйстве видеть. Пусть чешут в свой участок и там друг другу предъявляют. И по уголовному праву, и по административному…

И ушастый Анатолий Петрович, видимо, очень довольный собственным остроумием, снова расхохотался. Оба вышли. Хлопнула дверь, и послышался скрежет проворачиваемого замка. Я тотчас же вынырнул из своего убежища, открыл замок и, осторожно выглянув в коридор, выскочил из кладовки.

Через минуту я уже был в номере. Гендаль Эрккин все так же трапезничал, и гора объедков росла перед ним с угрожающей быстротой. У кровати стояли уже три пустые бутылки. Рожа гвелля лоснилась, и вообще вид у него был свежий и довольный жизнью. Брюхо вздулось горой, по подбородку текло, к углам рта прилипли какие-то кусочки.

– Хватит жрать! – поспешно объявил я, входя. – Я не знаю, кто сейчас так задушевно беседовал в кладовке с владельцем этой гостиницы, но, думаю, вряд ли он из духовного сословия. Хотя исповедовал сьорда Барановского по полной программе.

Эрккин лениво поднял голову:

– А что такое?

– Да то, что этому длинному Мих…кхха!.. лы-чу… хозяину отеля известно, что у нас нет никаких… средств к существованию! – выдохнул я. – К нему какой-то тип приехал, обещал к нам зайти!

– Я одного не понимаю, Рэм, – отозвался Эрккин, – что ты так пузыришься? Ну, знают, ну, пусть даже придут…

– Вот именно – придут!

– …и что с того? Ну, придут, ну, спросят. Одни такие уже спросили… на Марсе. Помнишь, ЧТО мы им ответили? Двум – я, а одному – ты сам. Вот то-то и оно. Не думаю, что местные бандиты могут оказаться страшнее Аколитов.

– Бандиты?

– Ну да. На Гвелльхаре типов с такими рожами полно было, и сразу видно, на каком поле он себе делянку вырубил. Рожа у него… да-а-а! Не намного лучше, чем у меня, – аттестовал он напоследок Анатолия Петровича, и тотчас же к нам постучали, а потом дверь и вовсе распахнулась настежь. Ну да, кажется, я забыл ее запереть, когда входил.

Это были именно ТЕ, о ком мы только что рассуждали. Я задрожал, когда увидел, что с ушастым бандитом (бандитом ли?) заявились еще двое здоровенных парней с ничего не выражающими каменными лицами и грубо вытесанными широкими скулами. Даже напоминание самому себе о том, что Аколиты были куда опаснее, что они угрожали нашей жизни, а не нашему кредиту, – не помогло. Я безнадежно струсил. Нервы, нервы!..

Анатолий Петрович вошел в номер. По моему лбу и щекам тек пот, виски взмокли, веко дергалось, а нижнюю губу перекосило. Одним словом – красавец. Зато Эрккин, кажется, и внимания не обратил на посторонних. Не отрываясь от пережевывания пищи, он смачно выхаркнул какую-то обглоданную косточку прямо в угол, вообще-то не предназначенный для мусора, и спросил:

вернуться

40

Имеется в виду лейгумм, полифункциональный прибор аррантов (зиймал. жарг.).

52
{"b":"15351","o":1}