ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Васягин понял, что городская претура – это что-то вроде ГУВД Рима. Цезарь снова пощупал венок и опять убедился, что он дубовый. Что за чудеса? Дубовый венок давали за спасение человека, римского гражданина. Опять шутки ларов, способных превратить лавровый венок в дубовый? Цезарь медленно стянул с головы венок и проговорил:

– Ты только что спас меня. За это ты должен быть награжден дубовым венком. Возьми его. А теперь, человек, так похожий на сына Рима, беги отсюда! Потому что через минуту я отдам приказ тебя убить. Ты узнал мою тайну, и ты не удержишь ее в себе.

Услышав это заявление, сержант Васягин едва не выронил кинжал, отобранный им у сенатора Каски. Хорошенькое дело! С риском для жизни спасаешь римского правителя, и тут же оказывается, что все не так, что тебя сейчас накажут, что тебя сейчас прикончат!.. Цезарь повернулся к нему спиной и, обогнув статую Гнея Помпея, вышел к сенаторам.

Сержант Васягин остался один с открытым, как у выброшенной на сушу рыбы, ртом.

«Кажется, сейчас будут меня гасить, – мелькнула мысль, – нашелся спасатель!.. Чип и Дейл в Древнем Риме!»

3

– Это Помпеева курия, где сегодня собирается сенат, – сказала Галлена, протягивая руку по направлению к высокому зданию с массивными бронзовыми дверями и портиком. Ступени каменной лестницы были украшены орнаментами. На входе в курию полы были выложены мрамором нежного молочного оттенка с дымчатыми прожилками.

Вотан Борович, еще глубже надвинув на глаза шляпу, проговорил:

– Чувствую я, что наш человек здесь находится. Сей предмет, – он разжал пальцы, показывая васягинский «Полет», – ясно дает мне понять, что мы правильно устремляем стопы свои.

– Ну, еще бы, – проговорил Астарот Вельзевулович Добродеев, который по случаю такого торжественного момента, как готовящееся убийство Цезаря, приоделся даже в латиклавию – тогу с широкой пурпурной каймой – традиционное облачение сенаторов.

Правда, как показало ближайшее будущее, никто не сумел оценить великолепия избранного им наряда. Потому что на входе стояли преторианцы во главе с двумя декурионами, и вступать с ними в полемику было чревато. Именно в силу этих причин Галлена применила TOT же прием, каким в Древнем Египте воспользовался Альдаир. Она накинула на себя и на двух своих спутников покров невидимости. Вотан Борович порывался было внести свой вклад в дело маскировки, однако же дочь Лориера – босса всех ларов, бесов, демонов, просто инферналов – не позволила. От бывшего бога, давно перешагнувшего пенсионный возраст, вполне можно было ждать чудачеств. А Галлена не хотела осечек. Ее можно понять: один уже начудил, теперь, не дай великие боги, и второй набуянит. А уж от третьего, гражданина Добродеева, можно было ждать чего угодно. И потому Галлена сделала по-своему.

– Он здесь, – ворчал Вотан, глядя на убыстряющийся бег стрелок, – и что, да подскажет мне вельва, ему тут надо?

– А эти люди вообще непредсказуемые существа, – сказал Добродеев, шествуя по коридору в сенатской тоге и испытывая скрытую досаду от того, что никто не может созерцать его в этом великолепии, кроме двух дионов. – Сколько живу, столько в этом убеждаюсь. Здрасти-и! – Он раскланялся с туманной тенью, выросшей прямо из стены. – Соплеменники клубятся! – пояснил он Галлене. – Я, кстати, тоже могу на время становиться невидимым. Только сейчас, к сожалению, никак. Я ведь не в своем времени. А вот они нам помогут, если, конечно, Васягин не помешает. А он мо-о-ожет!

Тут же кандидат сатанинских наук пожалел о том, что не получает жалованья еще и в провидческом отделе компании «Vade Retro, Satanas & Со». Прямо на него из-за колонны выбежал человек в белой тоге, в котором при ближайшем рассмотрении был опознан сержант Васягин. За ним гнались трое преторианцев, вооруженных короткими мечами. Со лба Васи ручьями тек пот. Физическая подготовка у преторианцев, возможно, была получше.

Часы на ладони Вотана Боровича жалобно звякнули, треснуло и разлетелось стеклышко.

– Так! – всплеснул руками невидимый Добродеев. – Ну что я говорил? Вот и пожалуйста! Вот и получите! Мало нам солдат у входа, так он еще троих за собой тащит!

Сказав это, ушлый инфернал изящно подставил ножку пробегавшему мимо него римлянину. Тот кубарем полетел наземь. Двое других продолжили свой бег, не обращая внимания на потерю бойца. Галлена недоуменно глянула на Добродеева и проговорила на русском языке:

– Что-то тут не то, дорогой мой чертик! – Добродеев скривился, и тут же из-за колонны прямо на него шагнуло существо. Существо было облачено в короткую серую тунику то ли из шерсти, то ли из очень похожего на шерсть материала. На плечах его болталась собачья шкура. Несмотря на то что шкура не подавала признаков жизни, голова собаки, лежавшая на плече существа, активно облизывалась длинным языком.

– Ага, лар-хранитель! – догадался Добродеев. – Наверное, это ему поручено достать кинжал с кровью Цезаря. Старик Аудио/Видео не обманул! Ну, соплеменник! – торжественно обратился он к представителю древнеримской инфернальной братии. – Как там у нас дела?

Лар ответил тихим шелестящим голосом, как заговорила бы снимаемая с конфетки обертка:

– Договор наш расторгается. Цезарь еще жив. А ты говорил, что в этот момент он будет уже мертв. Какой-то чужой помешал состояться тому, что предначертано.

– То есть… – сказала Галлена, – мы не получим кинжала?

– Нет, – прошелестел лар, тая. От него уже остался мягкий серый туман, когда до ушей дионов и растерянного инфернала донеслись заключительные слова: – Даже если Цезарь умрет через пять минут, я не в силах находиться около него.

Галлена настолько потеряла контроль над собой, что полог невидимости рассеялся. Добродеев активно замахал руками и принялся отчитывать уже ретировавшегося лара:

– Нет, ну это понятно! Твое дежурство по курии уже закончилось, да! Но…

– Я сам пойду! – вдруг взревел Вотан, оглядываясь вокруг. – И заберу то, что не могут доставить нам твои ничтожные соплеменники!

– Погоди, – остановила его Галлена. – Ты погляди!.. – На них снова мчался сержант Васягин. Курия была обнесена по периметру балюстрадой, по которой можно было сделать полный круг. Примерно метров двести. Сержант Васягин преодолел это расстояние, показав не то чтобы рекордный результат… Но одно то, что ему удалось перехитрить двух охранников, свидетельствовало в его пользу. Сержант Васягин, в грязной уже тоге, с дубовым венком набекрень, мчался к дионам и Добродееву, отчаянно скользя по мраморному полу, и кричал:

– Я!.. Я теперь понял! У меня!.. У меня!..

– Что у тебя? – спросила Галлена с досадой.

– Кинжал! С кровью Цезаря! Когда этот жирный тип по имени Каска ударил его сзади, он поцарапал ему плечо! На кинжале осталась кровь… кровь Цезаря! Она самая! Он, кстати, немного ваш родственник, Галлена, и ваш, Вотан Борович! У него прапрапрабабушка была Венера, а она, наверное, из ваших! А этот Цезарь и гусь же!.. Еще тот гусь этот Гай Юлий! Оказывается, он сам готовил свое убийствоnote 15! Красиво хотел с политической арены уйти! А мне в пятом классе поставили двойку за то, что я сказал… будто Цезарь…

– Малоинтересно то, что ты говорил в пятом классе, – перебил его гражданин Добродеев. – Ты и сейчас ничего умного не можешь сказать. Ну вот! Я так и знал! Эти три легионера гонятся за нами! Придется немного подраться… Устроили тут цирк, понимаешь ли! Ну да, конечно, меня можно обижать, – заскулил он, глядя на подбегающих легионеров. На их свирепых лицах определенно читались отнюдь не пацифистские намерения. – А я так не хотел пачкать свою новую тогу!

Глава тринадцатая

ПРЕНИЯ И СОМНЕНИЯ

1

Россия, май – июнь 2004 года

Бурные события, описанные в вышеозначенных главах, были подведены к общему знаменателю в офисе Коляна Ковалева уцелевшими участниками двух путешествий. К несчастью, самого хозяина офисного помещения среди них не было.

вернуться

15

Кстати, не только исторически неграмотный сержант Васягин выдвигает такое мнение. В самом деле существует подобная версия, довольно хорошо аргументированная. Ее автором является итальянец Л. Гарафано

47
{"b":"15353","o":1}