ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пивная располагалась в атрии некогда прекрасного дома, построенного давным-давно, еще до того, как, разрушая плодородные земли, начал подниматься уровень моря, из-за чего пришлось воздвигнуть большую стену. Из копоти и грязи выглядывали куски скульптур и остатки фресок. На глиняном полу стояли грубо сколоченные, изрезанные ножами деревянные столы и скамейки, разваливающиеся от старости. На полках тускло мерцали сальные свечи. В углах притаились тени, над окнами шелушилась штукатурка. В воздухе витал зловонный запах прокисшего вина и плохого пива.

Тем не менее здесь было довольно весело. За двумя столами расположилось около десятка рыбаков, торговых моряков и гребцов. Они пили от души, грубо шутили и громко смеялись. Среди них была одна женщина, она потягивала пиво, которое они ей купили. Вслед за новыми посетителями вошел еще один мужчина. Он лениво ухмыльнулся и расстегнул пояс. Раздались непристойные приветствия.

— Твоя овечка сегодня уже нализалась, — крикнул кто-то.

— Нет, — ответил он, — ты плохо знаешь Кебан. Скоро она придет в себя. Я умираю от жажды. Парень, притащи мне хорошего меда, а не лошадиную мочу!

Это был молодой, сильный мужчина, с редкой бородкой, его длинные волосы были сплетены в косичку.

Админий с Будиком узнали вошедшего.

— Это моряк Херун, — сказал молодой солдат и крикнул: — Эй, Херун, выпей с нами!

Их товарищ покачал головой:

— Бедняга, — пробормотал он на латыни, — разве у него нет жены, что он связался со шлюхой?

Будик вспыхнул:

— М-мы предупреждали вас, господин, что это за заведение. М-может, уйдем?

— Нет, — улыбнулся он. — Я должен узнать все.

К ним подошел Херун.

— У нас гость, — сказал Админий. — Корентин.

Моряк остановился, искоса посмотрел на него и медленно проговорил:

— Теперь я его узнал. Каждый вечер он читает в Форуме проповеди, на ступенях старого храма Марса. Значит, среди нас христианский священник?

Корентин снова улыбнулся.

— Вам нечего бояться, — сказал он по-исански без запинки, но с заметным акцентом. — Я надеюсь получше познакомиться с народом. Эти люди предложили мне показать, где развлекаются моряки. Ведь я и сам моряк.

— Правда?

— Бывший. Теперь я плаваю в другом море. Если я поклянусь не проповедовать евангелие, ты позволишь мне выпить с тобой?

Наступила гнетущая тишина.

— Вот это дело, — заявил Админий. — Он святой человек, но не ханжа. Никто не убедит ни меня, ни Будика, ни наших солдат стать христианами, так почему бы нам не выпить с Корентином?

Херун сдался.

— Хорошо, — сказал он как бы нехотя. — Можно мне сесть? — Он расположился за соседним столом. — Их мед годится только для свиней и саксов, — добродушно предупредил он, — но уж больно подходящая цена.

Мальчик принес порцию меда. Корентин разбавил его водой.

— Как тебе понравился наш город? — спросил его Херун.

— О, ослепительный водоворот чудес, — ответил хорепископ. — С ним ничто не сравнится, а уж я-то в свое время побывал во многих местах.

Админий рассмеялся и махнул рукой, показывая вокруг.

— Это местечко едва ли можно назвать дворцом, — сказал он.

— Да, — согласился Корентин. — Но так я его себе и представлял. Благодаря королю я побывал в самых богатых домах Иса и провинции. Они прекрасны, но мои прихожане по большей части люди бедные и несчастные.

— А не к тебе ли летом приходили христиане? — громко спросил мужчина, сидевший за соседним столом. — Я видел, как они толпились в римских гаванях.

— Да, да. Они посещали службы. Но я исанский священник. — Корентин кашлянул и пожал плечами. — Я читаю проповеди не только на ступеньках храма. Мои разглагольствования, как некоторые их называют, привлекают многих людей. Поэтому я решил посмотреть, как живут простые люди, узнать их и, если будет угодно Богу, я смогу найти для них нужные слова, чтобы они дошли до их сердца.

Херун нахмурился.

— Не сочти за грубость, — сказал он, — но Ис живет за счет милостей и могущества своих богов. Если их станет больше, мы разоримся.

— Только Бог, истинный Бог, в силах спасти Ис, — выпалил Будик.

Корентин понял руку.

— Хватит, парень. Ты правильно сказал, но я ведь обещал, что сегодня не буду читать проповедей. Мы ведь умеем не только болтать. Продолжайте развлекаться.

— А как насчет тебя? — промурлыкал женский голос.

Они подняли глаза. После прихода Херуна проститутка Кебан уже успела привести себя в порядок. Это была приятная полногрудая женщина, со взбитыми волосами, одетая в плотно облегающее фигуру платье. Она опустила ресницы и улыбнулась.

— Хочешь развлечься? — спросила она и направилась к Корентину.

Он покачал головой.

— Нет, спасибо.

Она огляделась вокруг.

— А кто хочет?.. Пока никто?.. Может, кто-нибудь купит девушке выпивку?

— Позволь мне, — сказал Корентин и жестом пригласил ее сесть рядом с ним на скамейку.

— Кебан, — кто-то пробормотал за соседним столом, — разве ты не знаешь, что он наш новый христианский священник?

— Может, мне удастся его совратить, — дерзко сказала она и уселась на скамейку.

Корентин засмеялся.

— Или мне тебя. Это мы еще посмотрим. Что будешь пить?

— Вино. — Она показала Херуну язык. — Мне плевать, что ты скажешь. — Затем снова заговорила с пастором: — Я удивлена. Мне казалось, что такие люди, как ты, должны меня ненавидеть.

Он опять покачал головой.

— Нет, — печально сказал он. — Я должен ненавидеть то, что ты делаешь, но не тебя, бедное дитя. Скажи, тебе не надоело этим заниматься? Ты никогда не задумывалась, что ждет проституток в старости?

Отбросив скромность, она вызывающе ответила:

— А что меня могло ждать, когда я была посудомойкой, и ко мне таскался хозяин со своими дружками?

Будик испуганно воскликнул:

— Но, Кебан…

— Ты такой хорошенький, — сказала ему она. Он съежился под сардоническим взглядом Корентина. Пастор, тем не менее, весело заговорил с женщиной:

— Бог никогда не обделяет милостью живых. Если ты ее примешь, приму участие в твоей судьбе и найду тебе приличное занятие. В моей церкви заблудшие души всегда находят приют.

Скрипнула входная дверь. Грохоча сапогами, вошел крупный мужчина в грубом плаще. Он палочкой соскреб с обуви глину. Когда он приблизился, это каменное лицо узнали сначала Херун, потом солдаты и моряки.

— Маэлох! — воскликнул один. — А ты за чем сюда пришел?

Капитан рыбаков рассмеялся:

— А вы как думаете? За кружкой меда да парой девушек. Эй, Кебан, Силис, кто будет первой?

Непривычно тихая Кебан сидела у края стола. Силис же, развеселившись, спросила:

— Маэлох, ты и сегодня будешь таким же горячим, как в прошлый раз?

— Как нарвал, — сказал он, ероша ее волосы. — Меня весь месяц не было в городе, помогал бондарю Кардаху.

В это время года в море не выходили ни лодки, ни корабли. Маэлох погрустнел.

— Сдается мне, скоро ветер уляжется, и нас отправят в море. А пока я буду веселиться здесь, потому что завтра ночью буду уже дома.

При этих словах веселье стихло. Несколько человек осенили себя знамением.

— Дурачье! — дружелюбно сказал он. — Что приуныли? Или вас напугали сказками о морских привидениях?

Поскольку все скамейки были заняты, он сел рядом с Админием и Херуном, напротив Будика, Кебан и Корентина. Разглядев последнего сквозь тусклый свет свечей, он воскликнул:

— Это же христианский священник!

— У меня немного другой сан, — ответил хорепископ. — Но это неважно. Если не ошибаюсь, я о тебе слышал.

Он протянул ему руку, чтобы поздороваться с ним на равных, как принято у жителей Иса.

Маэлох, не обращая внимания на протянутую руку, насупился и грубо сказал:

— Почему бы тебе не почитать проповеди более честным людям?

— Сын мой, я пришел не за тем, чтобы читать проповеди, а всего лишь познакомиться. Услышав о твоей странной миссии, я пожелал поговорить с кем-нибудь, кому уже приходилось это делать. Но мне не посчастливилось.

39
{"b":"1536","o":1}