ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гольдман выключил компьютер и откинулся в кресле.

Той же ночью Томпсон сидела у себя дома, углубившись в историю болезни Кристен. Домик из папье-маше стоял на столе рядом.

Девушка устала и стала клевать носом.

Тем временем в больнице, лежа в постели, Кристен рисовала углем в блокноте дом на улице Вязов.

Ее глаза моргали все чаще по мере того, как её Все больше тянуло в сон. Затем она услышала отдаленное зловещее треньканье велосипедного звонка Ее глаза медленно открылись.

В ужасе Кристен увидела, как в палату как бы сам по себе вкатился трехколесных велосипед, оставляя на полу следы от шин. Он остановился, а затем начал накаляться докрасна и плавиться, искривляясь и уменьшаясь, словно от страшного внутреннего жара.

Кристен выбралась из постели, стараясь обойти подальше ужасный плавящийся предмет, и бочком выскочила из палаты

Тут она обнаружила, что находится в доме на улице Вязов! Внезапно дверь захлопнулась, и Кристен оказалась в западне.

Она попыталась открыть дверь, но та была заперта. Кристен металась из стороны в сторону, ища путь к спасению, и вдруг услышала слабое жужжание.

Она вошла в столовую Жужжание стало громче. Стол был накрыт для торжественного обеда. На большом блюде лежали остатки запеченного поросенка, покрытые мухами.

Внезапно поросенок вскочил с громким визгом.

Кристен бросилась в гостиную. Она имела зловещий вид и была почти пустой. В дальнем конце комнаты под ковром вдруг появился бугор и, двигаясь зигзагами, стал приближаться. Кристен отпрянула назад.

Длинное шлангообразное существо, покружив вокруг девушки, поползло вверх по стене, свободно передвигаясь под поверхностью стены. Огромное и извивающееся существо повернуло к ковру и исчезло под полом.

Кристен в страхе оглядывалась по сторонам. Внезапно чудовище вырвалось из-под пола прямо под ней, сбив с ног и осыпав дождем деревянных обломков.

Теперь Кристен увидела, что у гигантской змей было лицо Фредди. Его слюнявые челюсти все время двигались.

— Нэнси! — закричала Кристен

Глаза Томпсон открылись, когда ей послышался слабый голос Кристен. Она настороженно прислушалась, но все было тихо.

Объятая беспокойством, она поднялась со стула и замерла, вновь услышав голос, исходящий, казалось, из потустороннего мира.

Девушка обернулась я увидела домик из папье-маше. Звук, похоже, доносился оттуда!

Вдруг крохотная входная дверь домика тихо отворилась. Томпсон схватилась рукой за голову, так внезапно и сильно она закружилась. Нэнси опустилась на стул и её тут же куда-то понесло.

Она влетела в гостиную дома на улице Вязов, пробив зеркало. С трудом поднявшись на ноги, Нэнси смотрела на происходящее с ужасом, не веря своим глазам.

Фредди в облике отвратительной змеи готовился проглотить Кристен.

Томпсон отломила длинный заостренный осколок зеркала, поранив при этом ладонь правой руки. Она бросилась к змее и вонзила осколок в её глаз.

Змея отпустила Кристен, затем отпрянула, готовясь броситься на Томпсон.

— Ты! — раздался разъяренный голос Фредди, узнавшего своего старого врага. Затем змея завопила и бросилась на девушку.

Томпсон и Кристен с трудом увернулись от змеи и проскочили в дверь. Нэнси быстро захлопнула её и закрыла на замок.

— Ты втянула меня в это дело, не так ли? — спросила Томпсон.

— Думаю, что да.

Змея стала ломиться в дверь так, что полетели

щепки,

— Вызволяй нас отсюда! — закричала девушка. Кристен попыталась сосредоточиться. Змея нанесла новый удар, от которого дверь выгнулась.

— Ну же, Кристен! Делай это немедленно!

— Проснись, проснись, проснись, — бормотала Кристен.

Дверь внезапно разлетелась на куски. Кошмарное лицо Фредди ринулось к ним.

Томпсон подскочила на стуле так, что чашка с кофе отлетела на другой конец комнаты. Она дрожала от ужаса и растерянности, кулаки были сжаты.

Постепенно Нэнси поняла, что это был всего лишь ночной кошмар, и стала успокаиваться. Но, открыв правую ладонь, она увидела свежую кровоточащую рану.

3

На следующее утро Томпсон вбежала в больницу с домиком с улицы Вязов под мышкой. Она быстро прошла по коридору мимо Гольдмана, не сказав ни слова.

— Вы опоздали, — заметил он.

— Я почти не спала, — ответила Томпсон. Она повернула за угол и побежала к палате Кристен. В ней никого не было.

В конце коридора появился Макс и направился к Томпсон.

— Макс, где Кристен? — спросила она.

— Она ждет у вашего кабинета с завтраком.

Девушка бегом повернула за другой угол и остановилась. Кристен терпеливо сидела в коридоре перед её кабинетом.

— Я жила в этом доме, — сказала Нэнси, поднимая перед собой изделие из папье-маше.

— Но это дом, который мне снился, — удивилась Кристен. — Он снится мне все время.

Войдя в кабинет вместе с Кристен, девушка плотно закрыла за собой дверь.

— Ты когда-нибудь делала это раньше? — спросила она. — Вовлекала кого-нибудь в свои сны? Кристен задумалась на мгновение:

— Когда была маленькой. Три или четыре раза. Если у меня был кошмарный сон, я приводила папу. Сон тогда становился лучше. — Она улыбнулась. — Он всегда рассказывал мне о нем на следующий день — он думал, что это были его сны.

— Когда это прекратилось?

— Когда я была ребенком. Мои родители развелись. Через некоторое время я стала думать, что все это вымысел. А может быть, нет.

— Это потрясающий дар, — сказала Томпсон.

— Человек в моих снах реальный, не так ли? Томпсон пристально посмотрела на нее:

— Он реальный.

В тот же день все ребята из подросткового отделения собрались в палате групповой терапии. Кристен было немного не по себе. Она была новенькой и не знала, чего ожидать.

Томпсон вошла в палату и села рядом с Симмс и Гольдманом.

— Окей, заседание открыто, — сказал Гольдман. — Давайте поговорим, но только откровенно.

— Сегодня я хочу начать с представления нашего нового штатного сотрудника, Нэнси Томпсон, — произнесла Симмс.

Послышался хор приветствий.

— Итак, — сказал Гольдман, — мисс Томпсон уже встречалась с Филиппом, Кинкайдом и Кристен. Почему бы и остальным не рассказать Нэнси о себе?Уилл, не будешь ли ты первым?

Сидя в своей коляске, Уилл опустил глаза:

— Меня зовут Уилл Стэнтон, и гм… со мной случилось небольшое происшествие, как вы видите.

— Происшествие, это ничего не говорит, — сказала Тарин. — Я думала, что здесь действительно будет откровенный разговор.

— Ну и что, он прыгнул, — возразил Кин-кайд. — По крайней мере, он не кололся в компании каких-нибудь подонков.

— Потише, Кинкайд, — предостерегающе сказала Симмс и посмотрела на Дженнифер. — Дженнифер?

— Меня зовут Дженнифер Кофильд, Когда я отсюда выйду, поеду в Лос-Анджелес, чтобы стать актрисой. Я собираюсь работать на телевидении.

— Вот-вот, стиль жизни богатых и психопатов, — сказал Кинкайд.

Дженнифер нахмурилась, затем посмотрела на Джо:

— Это Джо. В школе он любил ораторствовать, но сейчас не очень разговорчив.

Джо смущенно улыбнулся Томпсон, качнув головой в знак согласия.

— Меня зовут Тарин Уайт, — сказала Тарин. — Я приехала сюда только потому, что здесь все-таки получше, чем в школе для трудновоспитуемых. И ещё из-за того, что со мной сейчас происходит что-то странное.

— Твои сны? — спросила Томпсон.

— Да, здесь у всех плохие сны, — ответила Тарин.

— Можно мне здесь кое-что пояснить? — спросил Филипп. — Чтобы не тратить попусту время.

— Давай, Филипп, — сказал Гольдман.

— По мнению наших милых хозяев, наши сны представляют собой групповой психоз. Своего рода сдержанную массовую истерию. Тот факт, что до встречи здесь мы все видели в снах одного и того же человека, ни на кого, кажется, не производит впечатления.

Вся группа возгласами выразила согласие.

— Таким образом, мы ходим по кругу, добиваясь минимального прогресса с максимальными усилиями, — заключил Филипп.

3
{"b":"15361","o":1}