ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Общаться с ISTP интересно, но их поведение может порой сбивать с толку. Они воспринимают жизнь легко и открыто, но не всегда легко понять, что они чувствуют или имеют в виду. ISTP сочетают искренний энтузиазм по отношению к вещам, захватившим их внимание в данный момент, со спокойным равнодушием ко всему остальному — поэтому невозможно предсказать их реакцию на то или иное событие.

ISTP часто кажутся загадочными людьми, особенно экстравертам и рационалам, которых так раздражает их непредсказуемость и кажущееся равнодушие к людям, что они пытаются изменить их. Мало того что ISTP с негодованием отвергают подобные попытки, они к тому же могут испытать глубокое внутреннее удовлетворение от осознания своей загадочности и непредсказуемости в глазах других людей.

Молчаливое наблюдение за окружающим миром присуще всем ISTP. Они постоянно собирают информацию — но не для того, чтобы применить её на практике; просто в их природе заложено желание воспринять все, что происходит в мире. Но есть у этого свойства и впечатляющее следствие: в критической ситуации ISTP могут моментально проникнуть в суть проблемы и все исправить. Это кажется почти инстинктивным действием, но на самом деле это результат длительного наблюдения и сложившейся в голове ISTP чёткой картины происходящего.

Родители-ISTP не верят в планирование. Они живут по принципам «поживём-увидим» и «утро вечера мудрёнее», считая, что лучше всего решать проблемы по мере их поступления. ISTP знают, что самые лучшие планы всегда идут наперекосяк, и особенно ярко это проявляется в процессе воспитания детей. Поэтому не стоит ничего планировать — надо просто быть готовым ко всему, делать то, что необходимо, и ожидать наилучшего результата. Больше всего на свете они боятся потерять голову под властью эмоций — ведь это отнимает силы, и они могут оказаться не готовы к тому, что случится потом.

Родители-ISTP почти не испытывают потребности навязывать детям своё мнение и свою личность. Индивидуализм, личное пространство, разные уровни развития и разные интересы для каждого члена семьи — это первичные ценности ISTP, которые тратят немало усилий на то, чтобы жить в соответствии с этими ценностями. Однако когда в семье возникает конфликт, ISTP может разразиться громкими и неоспоримыми требованиями, которые позже, когда он успокоится, уступают место более спокойному перечислению альтернатив.

Эти принципы свободы и невмешательства так важны для ISTP, что иногда им приходится расплачиваться за них одиночеством, ISTP считают, что каждый человек имеет право на личное пространство (что бы под этим ни подразумевалось) и должен использовать его с удовольствием, в соответствии со своими индивидуальными склонностями и интересами. Право на частную жизнь для них гораздо более важно, чем аккуратность, порядок и режим, поэтому жизнь рядом с ISTP полна неожиданностей и не слишком легка. Но нельзя спорить с тем, что ISTP предоставляет близким людям исключительную личную свободу. Если им понадобится завалить свою комнату горами документов с текущего проекта или кучей тряпок для шитья, притащить в дом пару автомобильных двигателей, холсты и краски, чтобы реализовать свои личные устремления, ISTP с радостью позволит им сделать это в обмен на ту же свободу для самого себя.

Когда ISTP не заняты делом, которое требует всего их внимания, они расслабляются. Они не утруждают себя рутинной работой, которая другим типам может казаться успокаивающей и достойной внимания. В результате жизнь ISTP — это длительный процесс отдыха, прерываемый иногда всплесками увлекательной активности: починить, понять, усовершенствовать или попробовать то, что сильно их заинтересовало в данный момент.

Родителям рациональных типов очень трудно понять детей-ISTP. Их стремление к приключениям и любовь ко всему тактильному и механическому часто становится причиной их отчуждения от семьи. С точки зрения других типов, ребёнок-ISTP постоянно навлекает на себя неприятности — разбирает механизмы, чтобы понять их природу, нажимает на кнопки, пробует все подряд без разрешения. Их часто влекут к себе мотоциклы (и езда, и ремонт), что заставляет родителей нервничать и беспокоиться.

Обучение приносит ребёнку-ISTP наибольшее удовлетворение, когда оно имеет конкретную цель и построено на практическом опыте. ISTP считают, что единственный способ научиться чему-то — делать это. Чем более абстрактной и отвлечённой от практических, конкретных задач становится учёба, тем меньше интереса к ней проявляет ISTP. Экспериментальные проекты и другие практические действия помогают ему получать искреннее удовольствие от процесса обучения.

Семейные мероприятия вызывают у ISTP смешанные чувства. И ребёнок, и взрослый этого типа могут с радостью предвкушать грядущее торжество — Новый год, день рождения, семейный сбор, хотя процесс подготовки к мероприятию (испечь праздничный пирог или оформить и упаковать подарки) часто более интересен для них, чем смысл и эмоциональное наполнение события. Другим типам такое поведение может казаться равнодушным, холодным, бесчувственным и антисоциальным. Это неправда — просто ISTP не испытывает особенной потребности в больших компаниях. По окончании торжества ISTP может попросить пару близких друзей немного задержаться; тут-то для него и начинается «настоящий» праздник: приятное времяпрепровождение в узком кругу близких людей.

Рутинная работа (типа управленческих должностей) или деятельность слишком неопределённого характера (например, исследования) мало интересуют ISTP. Профессии такого рода их только утомляют. Что им действительно интересно — так это все новое, неисследованное и неожиданное; они вряд ли сочтут такое удовольствие «работой».

В зрелом возрасте ISTP могут стать несколько более экстравертными и больше времени посвящать семейной жизни. Их может привлечь возможность вернуться к делам и проектам, которые в более раннем возрасте ускользнули от их внимания, и наконец-то ими заняться — например, реализовать какую-то мечту, которая подспудно преследовала их всю жизнь. Когда ISTP осознает, что настало время для осуществления этой мечты, он приступит к её исполнению столь же спокойно и отстраненно, как действовал всю жизнь.

ISFP

Все видит, но ни во что не вмешивается

ISFP в полной мере наделены чувствительностью и любовью к людям, а также спокойствием и душевным равновесием. Сочетание интроверсии, сенсорики, этики и рациональности создаёт основу для чрезвычайно тесной связи ISFP и с внешним миром, и с собственным внутренним — более тесной, чем у любого другого типа.

ISFP почти не испытывают потребности управлять другими людьми и контролировать их действия, однако им хочется видеть, что все вокруг — растения, животные и люди — находится в гармонии. ISFP никогда не вторгаются в чужое личное пространство, вместо этого они хотят помочь каждому живому существу реализовать его потенциал. Из-за того, что они так чутки к естественным границам чужих «я» вокруг себя, им может быть трудно понять потребность некоторых людей навязывать другим свой порядок и ограничения. К сожалению, в своём стремлении не мешать людям они часто воздерживаются от каких-либо действий и выражений своих желаний, чтобы никого не побеспокоить. Ненавязчивость и кажущееся отсутствие целеустремлённости так сильны в ISFP, что другим нетрудно их вовсе не заметить или обойти в каком-то деле. В каком-то смысле они — самые незаметные из всех типов.

Хотя большинство людей этого типа — талантливые, творческие натуры, обладающие массой практических навыков в областях, связанных с людьми и природой, они обычно стесняются предлагать свои услуги, тем самым лишая мир плодов своих стараний и талантов. Чаще всего их места занимают более агрессивные, требовательные — и менее одарённые — типы.

Подход ISFP к решению проблем может быть довольно оригинальным, но не потому, что они ценят своенравие как таковое или получают удовольствие от придумывания новых способов действия. Это происходит просто потому, что они видят простейший способ решения проблемы и действуют соответственно — что часто приводит в ужас людей, которые предпочитают следовать по проторённой дорожке. ISFP нередко не имеют представления о «стандартных» способах, и им совершенно непонятно, почему кто-то может предпочесть такой странный и непрактичный образ действий.

58
{"b":"15363","o":1}