ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчины-INFP могут казаться некоторым консервативно настроенным людям слишком мягкими и даже слабыми. Благородный принцип INFP — «живи и давай жить другим» — выглядит в их глазах как пассивность и плохо сочетается с общепринятыми стереотипами «мужественности». Впрочем, эта пассивность моментально исчезает, стоит лишь поставить под угрозу их систему ценностей. Какого бы пола ни был INFP, в подобной ситуации добродушие и мягкость могут уступить место жёсткости и упрямости. Коллегам, друзьям и близким, которые не понимают этой особенности, INFP может казаться в лучшем случае непредсказуемым — то уступчивым, то упрямым, а в худшем — глубокой, сложной, меланхолической и недоступной для понимания натурой. Если мужчина-INFP женится на экстравертной даме, людям может казаться, что она обладает в их семье абсолютной властью. В действительности же, если супруга INFP хочет построить комфортные взаимоотношения, ей быстро приходится понять, что власть её ограничена.

Те же самые качества общество с готовностью принимает и ценит в женщине-INFP. В то время как тихое упорство мужчины-INFP воспринимается как сочетание безвольности и упрямства, женщину уважают за её внутреннюю силу. Люди чувствуют её уверенность, дарующую им ощущение безопасности.

INFP не терпят ярлыков и склонны к действиям, расшатывающим основы чужого мировосприятия. Из-за этого их поведение иногда бывает непредсказуемым и даже возмутительным. Мы знали одну тихую и послушную даму-INFP, которую пригласили на корпоративный костюмированный бал. Всем приглашённым было указано одеться в такой наряд, в котором они «могут быть самими собой». Эта дама пришла в костюме Мадонны, эксцентричной рок-певицы восьмидесятых, — вся в шелках и бриллиантах. Её коллеги были шокированы её видом, но ей было все равно.

Как и все интуитивные этики, INFP стремятся к самопознанию, самореализации и пониманию самого себя. Их главный вопрос: «Кто я?» Однако INFP более, чем все остальные, находят в своих предпочтениях помощь и вдохновение для решения этой нерешаемой задачи. Интроверсия дарует им способность к самосозерцанию и размышлению, интуиция помогает увидеть постоянно расширяющийся круг возможностей для внутреннего развития, этика заставляет задуматься о том, какую пользу эти возможности могут принести себе и другим, а иррациональность делает их открытыми и восприимчивыми к постоянному потоку новой информации. INFP может, едва проснувшись, погрузиться в размышления (интроверсия): «Кто я такой и что принесёт мне жизнь сегодня?» Он может найти самые разные ответы на этот вопрос (интуиция): «Я отец», «Я супруг», «Я учитель» и так далее — равно как и понять, каким образом он должен действовать, чтобы принести наибольшую пользу обществу в рамках этой роли (этика). Решив, что это интересные вопросы, которые стоит обдумать, INFP направляется в школу или на работу в поисках новой информации (иррациональность), которая поможет ему принять верное решение. А там все начинается сначала. Даже если он не задаётся сознательно этими вопросами, в глубине души его всегда занимает проблема самоидентификации. Как правило, вопросов у INFP всегда больше, чем ответов.

И дома, и на работе INFP всегда ставят перед собой массу задач разного масштаба: прочитать книгу, погладить бельё, нарисовать картину, написать статью… Далеко не все им удаётся выполнить. Но эта масса планов и задач всегда будет присутствовать в жизни INFP. И чем старше они становятся, чем шире спектр их интересов, тем объемнее будет эта масса. Им следует смириться с этим, а не критиковать себя за каждую «неудачу», за каждое невыполненное дело. В отношениях с людьми на работе и дома INFP скорее спокойны, нежели упрямы; они с лёгкостью меняют свои планы, чтобы помочь окружающим людям. Чистота и порядок не так важны для них, как эмоциональный комфорт и тёплые отношения. Но если они приглашают к себе домой гостей, то все будет организовано по высшему разряду, чтобы доставить друзьям как можно больше удовольствия. INFP предпочитают соглашаться с другими, а не спорить, если чувствуют, что спор приведёт к эмоциональному напряжению. Однако если посягнуть на систему моральных ценностей INFP, все их спокойствие и миролюбивость вмиг улетучатся, а их место займут строгие правила и принципы.

Точно так же они ведут себя с детьми. Внимание родителей-INFP сосредоточено на небольшом количестве действительно важных принципов. Если эти принципы соблюдаются, INFP, как правило, мягок, спокоен и готов пойти навстречу желаниям своего ребёнка. Родители-INFP с добротой и пониманием относятся к детям, чем нередко заслуживают их искреннее доверие и любовь. Если у родителей-INFP и есть существенные недостатки, они связаны в основном с их первым предпочтением — интроверсией: INFP испытывают определённые трудности с открытым выражением одобрения и похвалы, хотя чувствуют их во всей полноте. Иррациональность тоже играет свою роль, мешая им создавать для ребёнка атмосферу порядка и организованности.

Интроверсия мешает INFP и в близких отношениях с партнёром: нередко они чувствуют гораздо больше любви и тепла, чем в состоянии выразить. Близкие отношения с INFP даруют обоим партнёрам возможность роста, самореализации и уверенности в себе, но иногда сочетание предпочтений к интроверсии и этике заставляет их избегать обсуждения вопросов, по которым может возникнуть несогласие. Например, INFP может долго обдумывать какой-то важный вопрос и наконец принять решение — и только после этого вывалить своё решение на неподготовленного партнёра. Так, если INFP решит, что он (или партнёр) должен уйти с работы и поступить в университет, он представит это решение в форме свершившегося факта, а не темы для обсуждения, шокируя партнёра, который не ожидал от уступчивого и мягкого INFP такой решительности и упорства в отстаивании незначительного, в сущности, вопроса.

Двойственность натуры INFP — внешняя мягкость и внутреннее упрямство — может привести к глубокому стрессу и вызвать серьёзные проблемы со здоровьем, в особенности с желудком и кишечником. Особенно высок риск заболеваний тогда, когда потребности других людей мешают INFP расслабиться и получать удовольствие от реализации собственных желаний. INFP нередко приносят себя в жертву другим.

Обманчивая мягкость детей-INFP может привести к тому, что их проблемы никто не будет воспринимать всерьёз. Дети-INFP испытывают острую потребность доставлять удовольствие родителям — и получать за это похвалу. Как правило, они нежны и чувствительны по отношению к окружающему миру и, как и взрослые INFP, нередко жертвуют собой ради других. Если люди не ценят или, хуже того, критикуют их жертвы, INFP могут стать угрюмыми, замкнутыми, чрезмерно самокритичными и чувствительными к самым невинным замечаниям. Жертвенность развивается в них довольно рано. Дети-INFP могут проводить огромное количество времени в мечтах и размышлениях. Они часто хорошо учатся и прилагают много усилий, чтобы порадовать учителей. И в школе, и в университете они обычно добиваются успехов. Чтобы доставить удовольствие другим, они могут выбрать специальность, которая им не нравится — и даже достичь в ней высокого уровня профессионализма. Однако они всегда находятся на грани сомнений и неуверенности в себе. Даже если им говорят, что работа сделана хорошо, они все равно могут остаться недовольны результатом, если он кажется им в чем-то несовершенным.

Вообще, несмотря на всю любовь INFP к обучению, росту, совершенствованию и доставлению радости другим, они всегда остаются для себя самыми жестокими критиками, напоминая себе о том, что могли бы добиться и лучших результатов. Они всю жизнь разрываются между удовлетворением и недовольством и в конечном итоге недооценивают самих себя.

Семейные мероприятия для INFP — это выражение самого главного, что есть в жизни; они могут потратить уйму сил, организовывая такие семейные ритуалы, как празднование дней рождений, годовщин и памятных дат. Верность и преданность семье навсегда оставляют INFP ребёнком — в любом возрасте они близки с родителями, если не физически, то хотя бы духовно.

60
{"b":"15363","o":1}