ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Существует бесконечное множество этических типологических сочетаний. Например, вот как свойственно подходить к этическим проблемам представителям четырех темпераментов:

– Интуитивные этики (NF) способны врать вам не моргнув глазом, если им кажется, что вы не вынесите суровой правды или отказа («Вы являетесь идеальным кандидатом на эту должность, однако политика компании вынуждает нас подыскать вам замену»).

– Интуитивные логики (NT) никогда не лгут напрямую – просто они говорят так двусмысленно и лицемерно, что собеседник может подумать то, что хочет, или то, что от него требуется («На это место претендовало множество отличных кандидатов»).

– Сенсорные рационалы (SJ) оперируют этикой в рамках политики и формальностей («Для этой должности необходим двухлетний опыт работы, а ваш опыт составляет лишь восемнадцать месяцев»).

– Этическая позиция сенсорных иррационалов (SP) в значительной степени находится под влиянием сиюминутных событий, что делает их едва предсказуемыми (все вышеприведённые варианты плюс «Если мы кое-что впишем в ваше резюме и вы подадите его завтра ещё раз, у вас все ещё будут шансы»).

Каждый из этих ответов отражает самые активные старания того или иного человека решить проблему в соответствии со свойственными его типу этическими воззрениями.

Два главных свойства этики поведения

Независимо от того, к какому типу вы принадлежите, следует принимать во внимание два главных свойства этики поведения человека:

1. Вы можете отвечать за этичность только своего собственного поведения.

2. Ваше отношение к этичности поведения другого человека может скорее отражать скорее не его, а вашу собственную систему этических ценностей.

Это может показаться самоочевидным, однако в суёте повседневности даже очевидное рискует потеряться из вида. Разумеется, если бы на Земле жил всего один человек – вы сами – никаких этических проблем не существовало бы. Эти проблемы возникают лишь тогда, когда появляется другой человек, обладающий иным пониманием жизненных ценностей. В этом случае вы совершаете следующую ошибку: неосознанно пытаетесь управлять другим человеком, вместо того чтобы признать, что его поведение вызывает в вас определённые реакции. Гораздо легче считать, что «проблемы» – у кого-то другого, но никак не у вас.

Из всего сказанного можно заключить, что никаких «хорошо» и «плохо» не существует и что наглая ложь, жульничество или воровство со стороны ваших подчинённых – это всего лишь разновидность иной этики, отличной от вашей собственной. Однако мы имеем в виду вовсе не это. Безусловно, в обществе существуют абсолютные нравственные нормы, однако даже они испытывают влияние не только со стороны шестнадцати типов личности (и даже колебаний в рамках одного типа), но и со стороны этнических, культурных, религиозных и классовых различий, не говоря уже о личных обстоятельствах.

Например, офицер и квакер, принадлежащие к одному и тому же типу ISTJ, могут иметь полярно противоположные взгляды на насилие. Офицер может считать, что единственное, что находится в сфере его ответственности, – это исполнять приказы, которые требуют от него обнаруживать и уничтожать врага. Квакер же может считать, что его ответственность заключается лишь в следовании собственной совести, которая не позволяет ему лишать жизни другого человека. Не будем забывать, что они оба принадлежат к типу ISTJ, который предполагает верность своим предпочтениям, из которой вытекают ответственность и неуклонное выполнение своего долга. Вместе с тем различия религиозного плана приводят к тому, что этот «долг» они понимают совершенно по-разному.

Вот ещё один пример, с более тонкой проблемой; он показывает, как две представительницы одного и того же типа приходят к этически противоположным выводам. Две женщины, по своему типу ENTJ, работают рядом в одном офисе. Мэри – мать-одиночка, ребёнок которой ходит в детский сад, а Сью сосредоточена на своей карьере и иметь детей не собирается. Их начальник принадлежит к той школе менеджмента, согласно положениям которой работники должны ежедневно трудиться за фиксированную плату и обязаны находиться на рабочем месте с девяти до пяти, если только они не лежат на смертном одре. Однако Мэри время от времени оказывается в самых настоящих семейных кризисах: ребёнок может заболеть, может потребоваться в последнюю минуту забрать его из детского сада, а иногда даже ломается машина, так что подчас Мэри не выходит на работу или по меньшей мере опаздывает. А чтобы её не уволили, считает Мэри, она вынуждена лгать по поводу своих неявок и, независимо от объективной правоты или неправоты, она считает это ложью во спасение. Сью же убеждена, что врать всегда плохо.

Так возникает очевидное противоречие. Должна ли Сью поставить об этом в известность Мэри или своего начальника или ей не следует ничего предпринимать, даже если она убеждена, что это плохо?

Для решения этой дилеммы с этических позиций давайте рассмотрим наши два главных правила с типоведческих позиций:

– Выше мы указывали, что отвечать каждый из нас может лишь за себя. Следовательно, Сью должна следить исключительно за собой. Ведь она не полицейский и её работа не в том, чтобы следить за поведением своей коллеги. Признавая все это, она, однако, по-прежнему чувствует, что должна что-то предпринять в соответствии со своими убеждениями. Поскольку она является экстравертным иррационалом, то считает, что проблему следует решать «на внешнем уровне» – то есть решать её с кем-то ещё, намереваясь принять конкретные меры. И разумеется, проблема для Сью заключается лишь в том, какие это будут действия.

– Решая, что ей предпринять, Сью должна принять к сведению второе правило: действительно ли данная этическая проблема заключается в поступках Мэри или же она связана скорее с личными проблемами Сью?» Будучи ENTJ, Сью испытывает потребность в контроле над всем, что её окружает, чтобы это отражало её личную компетентность в качестве менеджера. Иными словами, Сью крайне необходимо заниматься не только своими, но и чужими делами.

Если принимать во внимание второе правило, то у Сью будет несколько вариантов действий. Например, она может спросить себя: «Что, если все дело в моей потребности влезать в чужие дела или в том, что я завидую Мэри, которая отлынивает от работы, пока я тружусь?» Или: «Может быть, мне обидно из-за того, что она идёт наперекор системе, а я постоянно доделываю за неё работу?» Или даже так: «Может быть, я просто завидую Мэри, у которой есть ребёнок, тогда как сама я решила, что, вероятно, не стану заводить детей ради карьеры?» Если бы Сью установила, что в основании этой этической дилеммы лежит один из данных вопросов, тогда, вероятно, лучшим решением было бы просто примириться с происходящим и ничего не предпринимать.

«Пристегнись!»

Вообразите себе сцену: вы едете на машине и замечаете дорожный указатель: «Использование ремней безопасности обязательно! Штраф триста долларов». Ваш пассажир пристёгиваться не спешит. Вот как могут отреагировать на это обладатели четырех разных темпераментов.

Интуитивный этик (NF): «Пристегнись, или я сделаю это за тебя. Я не хочу тебя потерять».

Интуитивный логик (NT): «Что за нелепый указатель! По-моему, это вторжение в частную жизнь. По-моему, то, что ты делаешь в своей машине, – это твоё частное дело, как тебе кажется?»

Сенсорный рационал (SJ): «Я не сдвинусь с места, пока ты не пристегнёшься. Этого требуют правила».

Сенсорный иррационал (SP): «Должно быть, это восхитительное ощущение – вылететь через лобовое стекло».

Теперь допустим, что Сью задала себе все эти вопросы и заключила, что дело вовсе не в ней самой, а в нечестности Мэри. Тогда она сочтёт необходимым сказать об этом самой Мэри и (или) своему начальнику. Если она этого не сделает, то не только сама выйдет за этические рамки, но и будет прикрывать Мэри, потворствуя её сомнительному поведению. Проще говоря, она ставит под удар свою личную цельность.

54
{"b":"15364","o":1}