ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проблема в том — что, пожалуй, он мог бы без особого труда соблазнить ее, спальня нередко оказывалась превосходным местом, где можно было обнаружить уязвимые точки женщины. Бен не считал себя слишком самонадеянным, предполагая, что сможет очаровать Лауру и заманить ее в постель. Он допускал, что его сексуальные возможности ничуть не лучше, чем у любого другого мужчины, но был бы глупцом, если бы не понимал, что его деньги и имидж Гаррисона Бранда, вместе взятые, действуют на большинство женщин практически бозотказно. Помимо того, какой бы умудренной жизнью во многих отношениях ни была Лаура, Бен догадывался, что в любовных играх он в сто раз опытней, чемона. И наверняка ему будет нетрудно продержать ее в сексуальной зависимости достаточно долго, пока его адвокаты занимаются делом.

И все же, как ни странно, он не решался пустить в ход наигранное обаяние Гаррисона Бранда. Лаура такая открытая, такая честная и наивная. В этот вечер он уже едва не рискнул рассказать ей всю правду начистоту. Однако подобная линия поведения бьша слишком опасной. Какой бы доброй и честной ни была Лаура, Бен напомнил себе, что она все-таки сотрудник полиции.

А от полицейских лучше держаться подальше. Аарон старался изо всех сил, улаживая все согласно закону и вырабатывая такое соглашение о платежах, которое заставило бы Рене хотя бы на время не претендовать на Кристи. Но пока все эти решения не будут приняты судом, Бен не мог позволить Лауре говорить со своей бывшей женой. В данный момент он нарушал закон и, кроме того, пытался ввести в заблуждение сотрудника полиции.

Бен почувствовал, как его прошиб холодный пот. Боже мой, какое легкомыслие он проявил, предположив, что Лаура сочтет дело закрытым, едва лишь увидит эти просроченные документы об опеке. Ведь Бен видел, какая она добросовестная, насколько вникает во все детали, и все-таки не сделал попытки помочь ей в работе. Ему не терпелось от нее отделаться, ибо его пугали те странные, не очень понятные чувства, которые она будила в нем. Счастливая случайность выручила их с Кристи. Слава Богу, что Рене всегда регистрируется в гостиницах на имя любовника. Бен нахмурился, представив себе, что могло бы случиться, если бы Лауре удалось поговорить с его бывшей женой.

Если бы Рене выяснила, где находится Кристи, она немедленно забрала бы бедную девочку — а потом приволокла бы его в суд настолько быстро, что он даже и зубной щетки не успел бы прихватить с собой. И более того, высшей радостью для нее было бы упрятать его в тюрьму, по крайней мере до тех пор, пока ее адвокат не объяснит ей, что осужденный готов не скупиться, чтобы выбраться на волю.

Деньги всегда были решающим фактором, когда речь шла о Рене. В этом и таился весь секрет ее поведения на протяжении четырех последних лет, в течение которых она прятала Кристи. Задним числом Бен понял, что был абсолютным глупцом, когда угрожал Рене лишить ее выплат на ребенка, если она не будет хорошей матерью. Она отнеслась к его угрозам слишком серьезно и немедленно предприняла шаги, гарантировавшие, чтобы он не смог претворить свои угрозы в жизнь. А страдала от этого Кристи — его единственная дочь, которая стала причиной раздора в обострившихся отношениях отца и матери.

Все эти мысли снова привели Беннета к той точке, с которой он и начал. Ему необходимо удержать Лауру здесь, и пошло ко всем чертям это неприятное ощущение того, что она заслуживала лучшей участи, чем стать жертвой банального совращения.

— Спасибо за замечательную пиццу, — поблагодарила Лаура, врываясь в его сумбурные размышления. Она протянула руку, улыбнулась дружеской, чуть робкой улыбкой, которая всегда пробуждала странную, полузабытую нежность где-то глубоко в его душе.

— Но вы не должны уходить так рано, — запротестовал Бен. Он взял ее руку в свои ладони и слегка сжал.

Глубоко в душе он уже знал, что будет делать дальше, но какая-то часть его существа все еще противилась, пораженная цинизмом собственных действий. «Не забывай, что на кон поставлено счастье Кристи», — напомнил он себе и обвил руку вокруг талии Лауры.

Он взглянул на нее со всем обаянием Гаррисона Бранда, какое только мог извлечь из себя в эту минуту.

— Не спешите, Лаура, вечер едва начался. Составьте мне компанию хоть ненадолго, прошу вас.

Робкая улыбка вспыхнула и исчезла, он едва успел ее заметить.

— Бен, я признательна вам за вашу вежливость, но не нужно изображать из себя любезного хозяина только из-за того, что Кристи поставила нас в неловкое положение. Мы оба понимаем, что она сейчас в том возрасте, когда кажется, что самые невероятные идеи можно воплотить в жизнь.

Он удивился тому, как легко смог ответить на ее улыбку. Проклятье, ему и вправду хотелось, чтобы она осталась, и не только ради Кристи.

— Нет, это не просто проявление вежливости. При моей напряженной жизни я уже забыл, что такое быть вежливым, даже если бы очень старался им быть. Прошу вас, останьтесь, Лаура. Мне очень хотелось бы узнать вас получше.

Она будет отказываться, Бен не сомневался в этом, но колебалась Лаура ровно столько, чтобы он успел сесть и мягко усадить ее рядом с собой. Недалеко от себя, но не слишком близко. Ему не хотелось, чтобы она занервничала. Это была сцена соблазнения, которую предстояло довести до неизбежного завершения неторопливо и тактично.

— Вот видите, я вовсе не кусаюсь, — с улыбкой произнес Бен. Он постарался, чтобы это была теплая, дружеская улыбка, без всякого намека на сексуальный интерес. Как он и ожидал, напряжение медленно покинуло ее тело.

— Итак, могу ли я надеяться, что вы не покинете меня сию же минуту? — спросил он, старательно следя за своим голосом, придав ему тихую и чуть насмешливую интонацию. — Мне хотелось бы приготовить нам обоим что-нибудь выпить. Что из напитков вы предпочитаете?

— Не такой уж я и знаток. Обычно пью светлое вино, да иногда еще пиво.

Как раз этого он и ожидал.

— Я найду для вас что-нибудь подходящее, — заверил Бен, скрывая свое удовлетворение.

«Бренди не стоит, — подумал он. — Что-нибудь сладкое, чтобы она не сразу почувствовала крепости напитка». Он вовсе не собирается ее напоить, убеждал он себя. Просто пусть немного расслабится и потеряет самоконтроль. Бен прошествовал к бару и бросил колотый лед в два хрустальных бокала, затем плеснул туда сокрушительную дозу «куантро». Он вернулся с наполненными бокалами к дивану, один из них протянул Лауре и поднял свой с веселым тостом:

— Пью за отцовство. Будем надеяться, что милостивый Боженька даст мне силы пережить следующую неделю.

Она казалась удивленной.

— Я полагаю, что вам потребуется продержаться немного дольше, чем неделю, если вы хотите благополучно провести Кристи через все сложности подросткового возраста.

— Да, но только я достаточно разумен, чтобы не запугивать себя тем, что может произойти в будущем.

Лаура засмеялась, и он осклабился ей в ответ и небрежно положил руку на спинку дивана. Лаура, поглощенная своим «куантро», никак не обнаружила, что заметила его движение. Что ж, начало положено.

— Хорошо, — протянул он. — Пора нам перейти к подробностям биографии Лауры Форбс. Вы должны назвать мне три самых важных события, которые случились с вами после того, как вам исполнилось двадцать лет. Она с шутливым протестом покачала головой.

— Бен, я уже рассказала вам всю историю своей жизни, когда мы сидели на склоне горы.

— Чепуха. Вы сказали мне только то, что вы из Айовы и что от вас сбежал жених с вашей подругой по колледжу за два дня до вашей свадьбы.

Карие глаза доверчиво улыбнулись ему.

— Бен, это и есть вся моя жизнь. Не забывайте, что я принадлежу к четвертому поколению богобоязненных фермеров из Айовы. Мои родственники уверены, что если ты делаешь то, о чем нельзя записать в семейной Библии, то лучше не браться за это дело.

Она казалась такой хорошенькой — не красивой, но восхитительно хорошенькой — и Бен на миг забыл, что вознамерился соблазнить ее из корыстных соображений. Он поставил бокал и невольно протянул руку, чтобы дотронуться до волос, которые падали завитками на ее лоб. Нежная розовая краска залила ее щеки, и он снова почувствовал прилив нежности. Черт побери, что такое с ним происходит? Похоже, ему следовало бы уже давно миновать тот этап, когда его привлекали такие скромницы.

22
{"b":"15365","o":1}