ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она выпрямилась и усилием воли ухитрилась-таки изобразить холодную улыбку.

— Это интересное предложение, Бен, только не думаю, что оно окажется выполнимым.

— Почему?

— Потому что брак дело непростое, даже если люди любят друг друга. И он может оказаться совершенно невозможным, когда они почти незнакомы.

В его глазах промелькнуло недоумение.

— Я же не предлагаю обречь нас на долгую совместную жизнь, Лаура. Я говорю о временном, строго деловом договоре, который выгоден для нас обоих.

Лаура не стала тратить время, задавая себе вопрос о том, почему его слова ранили ее, как острые ножи, вонзавшиеся прямо в сердце.

— По-моему, ты начитался слишком много неудачных сценариев, Бен. Выйти замуж за совершенно незнакомого мне человека, чтобы получить право опеки над его дочерью, — разве это не похоже на самоубийство? Нечто из той серии о средствах лечения, когда отрубают голову, дабы избавиться от мигрени.

Он усмехнулся.

— Не будешь же ты отрицать, что это кардинальное средство.

— Кардинальное, уж точно. Только у большинства людей хватает ума предпочесть ему пилюлю и темную комнату, даже если боль исчезает не так быстро.

Бен не собирался сдаваться и проявил завидную настойчивость.

— Лаура, хватит уходить от сути проблемы. Мне требуется твоя помощь, и я готов заплатить за нее. Что ты скажешь о тридцати тысячах долларов вперед и небольших выплат после нашего развода — по тысяче долларов за каждый месяц, что мы прожили вместе? Я могу попросить Аарона набросать проект брачного контракта, который устроил бы нас обоих. Ты должна найти какого-нибудь надежного юриста, который проследит за твоими интересами…

— Тридцать тысяч долларов! — Она едва понимала, что перебила его, не дослушав до конца. — Бен, ты что-то сказал про тридцать тысяч долларов?

Бен пристально поглядел на нее.

— Да, — подтвердил он. — Ты можешь получить эту сумму наличными. По-моему, достаточно, чтобы не позволить банку отобрать вашу семейную ферму, Лаура.

Она могла бы спасти ферму! Ее матери не придется жить в убогой квартирке, а братьям работать в хозяйственном магазине, в то время как их сердца будут тосковать о земле. Тридцать тысяч долларов! Она не могла понять, почему не хватается за эту возможность спасти семью. Наверняка она заплакала бы от счастья, если бы ее горло не перехватил спазм.

— Это будет выгодная сделка для нас обоих, — мягко настаивал Бен. — Не говоря уж о том, как хорошо будет Кристи. Ты только представь себе, что пришлось ей пережить за эти годы. Просто чудо, что она ограничилась в своем протесте только тем, что выкрасила волосы в лиловый цвет и убежала от матери. Если судья отправит ее назад к Реке, ты лучше меня знаешь, что может случиться. — Он взял ее руки, заключив их в тепло своих ладоней. — Лаура, прошу, скажи «да». Это ситуация, в которой выигрывают все стороны. Каждый получает то, что ему нужно. Твоя семья, моя дочь…

— А я? — сдавленным голосом спросила она. — Что получу я, Бен?

— Финансовую поддержку, — быстро ответил он. — Возможность продолжать свою карьеру, если тебе хочется именно этого. Шанс сделаться на пару лет хозяйкой дома, если тебе хочется это испытать. Сознание того, что ты сделала невероятно счастливыми многих людей.

Лаура опустила глаза на его руки, так уверенно державшие ее ладони.

— Бен, ты предлагаешь какие-то совершенно безумные вещи… Неужели они кажутся обычными, ординарными? Но ведь это не так. Брак — это гораздо большее, чем получение свидетельства… Недостаточно и перевесить свои платья в чужой шкаф, чтобы почувствовать себя чьей-то женой…

Он усмехнулся.

— Черт побери, Лаура, мужчина никогда не согласится поменять шкаф, не обдумав это дело основательно и серьезно.

— Ты знаешь, что я вовсе не это имела в виду.

— Тогда признайся, что тебя беспокоит, — попросил он. — Навязанный интим? Секс? Возможная беременность?

— Все это вместе, — с жалким видом пробормотала Лаура. Ни разу с тех памятных дней, когда она впервые уехала с фермы, она не чувствовала себя такой косноязычной, совершенно растерявшейся. — Все так неожиданно, Бен. Я не знаю, что сказать…

Он сжал ее лицо ладонями и легко поцеловал в губы.

— Давай рассмотрим твои проблемы поочередно. У меня два дома, так что мы можем жить по твоему выбору вместе или врозь. Ты будешь прекрасно ладить с Кристи, она уже успела привязаться к тебе. Ну а что до секса… Бен нагнулся и закрыл ее рот поцелуем, который поначалу был нежным и требовательным, а затем превратился в жаркий и страстный.

— Пусть это не беспокоит тебя. Не знаю, что думаешь ты, но я почему-то сомневаюсь, что у нас в этом отношении могут возникнуть какие-то проблемы.

— Если какая-нибудь вещь кажется хорошей, это еще не значит, что она правильная, — выпалила Лаура.

— Ох! Слышу, как заговорили четыре поколения строгих фермеров из Айовы, — засмеялся Бен.

— Бен, все равно ничего не выйдет. Я не могу отделить себя от своего прошлого, от воспитанных во мне привычек.

— Тебе и не нужно этого делать, — сказал он. — Лаура, я могу найти себе партнершу по сексу без всякого труда. А вот такая, как ты, мать для Кристи поистине одна в своем роде. Если ты считаешь, что мы неплохо сможем провести время в постели, — превосходно.

Если предпочтешь, чтобы наши отношения оставались чисто платоническими, меня это тоже устроит.

Лаура с бессильным удивлением подумала, что ей делать — смеяться, плакать… или запустить что-нибудь твердое и тяжелое прямо в его покровительственно ухмыляющееся лицо. Лаура повернулась к нему спиной и обхватила себя руками. Наконец-то она поняла, почему ей так не хотелось принимать его предложение. Бен предлагал ей брак по расчету, с интрижками и сексом на стороне, если в этом возникнет потребность. Но ей не хотелось такого замужества. Она, несчастная дура, успела влюбиться в него. И ее пугала мысль о том, как далеко уже зашла она в своей влюбленности.

С минуту Лаура ходила по комнате, делая вид, что обдумывает его предложение. На самом же деле она уже знала, что ответ готов. Как Бен и утверждал, их брак даст возможность решить сразу несколько проблем, и едва ли жизнь с ним потребует больших жертв с ее стороны. Жизнь с Беннетом Логаном вообще-то скорее всего может оказаться весьма приятной.

Она резко повернулась и молча посмотрела на Бена, отметив, что на его щеках уже начала пробиваться щетина, а вокруг глаз образовалась сетка мелких морщин. «Надо же! — удивилась она. — Он уже теряет ореол таинственности. Проживешь с ним в одном доме несколько недель и будешь удивляться, что особенного вообще могла находить в нем».

Лаура не стала обращать внимания на ехидный внутренний голос и наконец решилась.

— Ладно, — кивнула она, гордясь тем, что ее голос звучит так спокойно. — Я согласна. Мы поженимся к концу следующей недели.

Она увидела, что в глубине его глаз вспыхнуло облегчение — и что-то еще. Бен улыбнулся с холодной вежливостью, что была под стать ее собственной.

— Давай скрепим наш союз рукопожатием, — предложил он, протягивая ей руку. — Я уверен, что мы оба найдем эту сделку весьма удачной.

Лаура сжала его руку с серьезностью, которой, как ей казалось, требовала ситуация.

— Я тоже в этом уверена, — согласилась она. — Кстати, я предпочла бы не бросать работу. Перерыв может сказаться на моей карьере, когда… когда мы разведемся.

— Конечно, я согласен, что так будет лучше. К сожалению, график съемок «Империи» требует, чтобы большую часть года я находился в Лос-Анджелесе. Мне тяжело было бы метаться между съемочной площадкой и Денвером, но раз ты будешь здесь, я уверен, что Кристи получит ту стабильность в жизни, которая ей столь необходима.

— Ей, конечно же, лучше ходить в школу в одном месте, — вежливо согласилась Лаура.

— Тогда, как мне кажется, нам нечего больше обсуждать, кроме даты свадьбы, — продолжил Бен. Его тон был бы совершенно уместен, если бы он договаривался о времени, в которое придет стричься к парикмахеру, или, пожалуй, о чем-то еще чуть менее приятном, например, о свидании с дантистом.

28
{"b":"15365","o":1}