ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как будто она могла об этом забыть хоть на мгновение.

10

Лаура приняла предложенную официантом вторую чашку кофе, но понимала, что обед не может длиться бесконечно. С каждой секундой приближался момент, когда они снова войдут в свой номер и окажутся перед той гигантской кроватью.

Бен уже покончил со своим бренди и теперь задумчиво смотрел на дно стакана. Почти впервые с тех пор, как судья Ритгер объявил их мужем и женой, Лаура заметила легкое напряжение, исходившее от Бена, которого раньше никогда не замечала.

Она с удивлением подумала о причине такого состояния. Это не нервы или застенчивость, в этом она была уверена. Вращаясь в актерских кругах, Беннет Логан, вероятно, ложился в постель со столькими женщинами, что давным-давно преодолел всякие колебания и угрызения совести.

У нее зародилось неприятное подозрение, что он вовсе не рад предстоящей ему «первой брачной ночи». Она не сомневалась, что Бен искренне хотел видеть ее в роли мачехи для Кристи, но это, естественно, не означало, что он также хотел ее и в постели. Окруженный красивыми и опытными женщинами, Бен, как казалось Лауре, не мог испытывать к ней сильного влечения. Скорее всего она вызывала в нем просто чувство симпатии, со всей своей слишком явной наивностью и еще более явным состоянием безрассудной влюбленности.

Она подняла глаза, Бен тоже. Их взгляды встретились, и Лаура ощутила, как внутри ее растет нежность и страстное желание. В этот момент она наконец-то позволила себе признать правду. Ей хотелось, чтобы Бен занимался с ней любовью. Какими бы ни были его мотивы, пусть даже он просто жалел ее, она хотела — отчаянно — познать до конца его любовь. Лаура отодвинула прочь от себя кофейную чашку, не в состоянии сделать хоть еще один глоток.

Бен задумчиво смотрел на нее.

Устала? — сочувственно спросил он.

— Чуточку.

— Я тоже. — Он с сожалением пожал плечами. — Наверное, все новобрачные считают свадьбу утомительным делом. — Он махнул стоявшему поодаль официанту, который материализовался возле них с поразительным проворством. Даже под заурядной фамилией мистера Джонсона Бен все-таки излучал какой-то врожденный магнетизм, благодаря которому его сразу замечали официанты. — Я хотел бы подписать счет, будьте любезны.

— Да, сэр. Я все уже приготовил.

Бен подписал листок, и они молча стали подниматься на лифте на свой этаж. И Лаура, и Бен воспользовались ссылкой на усталость как поводом для того, чтобы прислониться в своем углу лифта.

В гостиной находился небольшой бар с миниатюрным холодильником, где наготове стояли разные бутылки. Бен налил два стакана минеральной воды, а в это время Лаура, отодвинув тяжелые шторы, делала вид, что заворожена видом узких улиц города и строящихся зданий. «С этой стороны отеля, несмотря на дороговизну номера, — промелькнуло у нее в голове, — из окна открывается не такой уж привлекательный вид, как можно было ожидать».

Бен подошел к ней, держа стаканы, встал рядом и тоже посмотрел на унылый пейзаж. Он вел себя крайне осторожно, отметила про себя Лаура, стараясь не дотрагиваться до нее.

— У нас почти не было времени на прошедшей неделе поговорить о нашей ситуации, — отрывисто сказал он. — Но я много думал. А ты?

— Честно говоря, я была слишком занята, чтобы думать об этом.

— Я боялся этого. Дело вот в чем. Пару дней назад я понял, что заставил тебя совершить сделку, из которой большую часть выгоды извлекаю все-таки я.

Лаура замерла от искреннего удивления.

— Бен, ты заплатил мне тридцать тысяч долларов. Я полагаю, что большинство сочтут это очень выгодной для меня сделкой.

— Деньги давать просто, когда их у тебя много, — без всякой рисовки ответил он. — Ты же, с другой стороны, отдаешь мне два года своей жизни. А это нельзя оплатить никакими деньгами…

Лаура улыбнулась, тронутая его серьезностью.

— Это не такая уж большая жертва, Бен. Как я поняла, ты ведь не собираешься отправлять меня в Сибирь, чтобы я жила там в юрте. И не требуешь, чтобы я сама ткала себе одежды или питалась одними лишь морскими водорослями. Пережить появление у Кристи первого мальчика скорее всего будет самой серьезной вещью, которая грозит нам в ближайшую пару лет.

— Это звучит достаточно травмирующе, чтобы омрачить все остальное, — ответил он полушутя. Он провел рукой по волосам и с решительным стуком поставил стакан на подоконник.

— Черт побери, Лаура, оказывается, мне гораздо трудней говорить с тобой, чем я мог предполагать. Дело в том, что, по-моему, наша… сделка… станет намного более удобной для нас обоих, если мы сохраним чисто платонические отношения. Я уверен, что ты должна чувствовать то же самое.

Ее глотка внезапно пересохла настолько, что она едва сумела произнести единственное слово.

— Почему?

— Почему? — Казалось, его ошеломил заданный ею вопрос. — Ну, я полагаю, для этого есть ряд причин. Сейчас у нас сложились неплохие отношения. Ты мне нравишься и внушаешь уважение. Надеюсь, что когда ты узнаешь меня получше, то станешь испытывать ко мне то же самое. Секс же все осложнит. Вместо разумных решений мы начнем руководствоваться чувствами и эмоциями. Вся логичность наших взаимоотношений основана на том, что они строго практичны. Тебе нужны деньги, мне опека над Кристи, так что мы квиты. Если же в дело добавится секс, кто знает, сумеем ли мы сохранить равновесие.

— Это новый оборот старой темы. — Лаура вдруг почувствовала себя слишком оскорбленной и сердитой, чтобы соблюдать осторожность. — Вероятно, не так уж много женщин узнают в свою первую брачную ночь, что их купили исключительно ради респектабельности. Весьма странная причина для заключения брака, пусть даже и по расчету, тебе не кажется?

— Лаура, я забочусь в первую очередь о тебе. Бог свидетель, если бы ты хотела, чтобы мы занимались любовью, я бы с удовольствием выполнил свой супружеский долг.

— Выполнил долг! Ради Бога, Бен, мне не нужно от тебя никаких одолжений.

Лаура отшатнулась от него, но Бен успел схватить ее за руку.

— Черт возьми, Лаура, я несу какую-то чушь. Прости. — Он тяжело вздохнул. — Позволь мне начать все сначала. Ты очень соблазнительная женщина, Лаура, и я с радостью стал бы заниматься с тобою любовью, если этого хочешь ты. Я не собираюсь действовать против твоей воли.

Она выразительно посмотрела на свое запястье, которое Бен крепко сжимал, и улыбнулась с убийственной вежливостью, когда он ее отпустил.

— Даже не думай об этом, Бен. Я не хочу причинять тебе никакого беспокойства. — она взяла свой стакан, затем поспешно поставила, чтобы не поддаться искушению и не швырнуть его прямо в стену. Или в него. — Спокойной ночи, Бен. Пожалуй, я еще раз приму душ. Мне он не помешает.

Он с тоской глядел ей вслед, когда Лаура шла в ванную.

— Черт, — раздраженно буркнул он, наливая в свой стакан воды. — Будь я проклят!

Когда ты стоишь под душем третий раз на дню, то начинаешь чувствовать себя очень глупо. Со вздохом сожаления Лаура выключила воду и завернулась в толстое белое гостиничное полотенце. Она подошла к умывальнику и почистила зубы, разглядывая шелковую ночную сорочку удивительной расцветки, похожей на павлиний хвост, которую повесила на дверь ванной. Даже висящая на крючке, она притягивала к себе взгляд, и продавщица уверяла, что Лаура в таком белье окажется совершенно неотразимой.

— Гораздо красивее, чем красная или черная, — и превосходно идет к вашему лицу, мисс. Вам везет, что у вас такая чудесная кожа. Лаура промыла зубную щетку. Чудесная кожа, как же, Бен даже не заметил этого. Она повесила полотенце на крючок и осторожно коснулась «Опиумом» запястий и впадинки у основания шеи. Не пользуясь большую часть своей жизни косметическими средствами, обладающими запахами более экзотическими, чем лимонный шампунь и цветочный дезодорант, Лаура даже от такого ничтожно малого количества этих знаменитых духов почувствовала себя потрясающей грешницей.

32
{"b":"15365","o":1}