ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я полагаю, что «Плейбрит» может остановиться на десяти тысячах, – сказал, он наконец.

Последовало изумленное молчание.

– Десять тысяч долларов? – прошептала Линда.

– Если Урчалки окажутся успешным проектом, «Плейбрит» заработает на них несколько миллионов. И я считаю, что они могут без особых проблем раскошелиться на десять тысяч.

– Если компания заработает несколько миллионов... – Линда пораженно замолкла. Затем облизала пересохшие губы и сделала вторую попытку. – Если «Плейбрит» заработает несколько миллионов, какой же я получу общий гонорар? – поинтересовалась она неожиданно тоненьким голоском.

– По меньшей мере пару сотен тысяч.

– Двести тысяч долларов?!

– Если эта сумма кажется тебе заниженной, то посоветую тебе учесть, что «Плейбриту» приходится тратить большие средства на производство и рекламу...

– Помолчи, – попросила она, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. – Не говори больше ничего, Мэтт. Мне не хочется пока забивать голову фактами и цифрами. Я сейчас ощущаю себя в волшебном мире, словно Золушка на балу во дворце, а ты нарушаешь мои восхитительные мечты.

Он улыбнулся, выждал несколько секунд, а потом задал вопрос:

– А где же твой принц?

– Кто знает! Да и какая разница! Линда открыла глаза и насмешливо посмотрела на него.

– Мое воображение не затрагивает второстепенных деталей. Оно не идет дальше красивого платья, драгоценных украшений и кареты. Скорее всего остановимся на «порше» черного цвета. Как ты считаешь?

– Получается, что бедняга принц менее важен в сказке о Золушке, чем привыкли думать мы, мужчины.

Лицо Линды посерьезнело.

– Нет, важен, – возразила она. – Без принца не обходится ни одна сказка.

Прекрасно зная Линду, Мэтт осторожно принялся плести свои сети. Он предупредил ее всего за несколько минут до прибытия в отель «Вестин», что забронировал для ночлега всего один номер.

– В нем две огромные кровати, – поспешил успокоить ее он. – А мы будем находиться там совсем немного времени, только переночуем. Так что не стоит тратить деньги на второй номер, Линда.

Она не могла скрыть своей озабоченности.

– Мэтт, разве прилично нам ночевать в одном номере?

– Тебя беспокоит, что подумают твои родители? И что скажет миссис Виттмейер, если пронюхает об этом? – В нем снова поднялось раздражение.

– Нет, не это.

Он ответил ей подчеркнуто насмешливым голосом:

– Линда, я уже вышел из того возраста, когда вид женщины, оказавшейся в моей спальне, превращал меня в сексуального маньяка. Если тебе хочется узнать, нахожу ли я тебя желанной, ответом будет твердое «да». Я хотел тебя семь лет назад и хочу до сих пор. Очень хочу. И тем не менее в этой комнате ничего не случится сегодня ночью, если ты сама этого не захочешь.

Линда открыто посмотрела на него и откровенно призналась:

– Я знаю, поэтому и боюсь. Я себя боюсь, Мэтт, а не тебя. И всегда боялась.

На этот раз Мэтт просто онемел. Он был готов услышать от Линды что угодно, только не такое честное признание. Тут он просто растерялся.

Юрист Барри Лендел с приветливой улыбкой встал им навстречу. Он ждал их в небольшом конференц-зале. Его явно поразила красота Линды, и Мэтт ощутил легкий прилив гордости, когда Барри – прожженный манхэттенский жук, считавший Бруклин краем цивилизованного мира, за которым начинаются населенные дикарями земли, – засуетился так, что едва не упал, провожая Линду до кресла.

– Миссис Петри, очень рад с вами познакомиться, – произнес он, протирая очки в роговой оправе. – Очень рад. Ваши эскизы Урчалок привели меня в полный восторг. Это очаровательные существа, и я уверен, что они будут пользоваться большим спросом на рынке мягких игрушек. Выкройки их мордашек просто прелестны. Президент нашей компании Чарльз Боуэн пришел в восторг, когда мы получили по почте образцы ваших работ. Даже если бы мистер Дейтон не сообщил нам, что ваши...

– Вы заготовили предварительный вариант контракта для миссис Петри, с которым она могла бы сейчас ознакомиться? – поспешно спросил Мэтт, боясь, что юрист скажет что-нибудь лишнее.

– Да, разумеется. Он со мной. Барри извлек из папки скрепленные страницы контракта в двух экземплярах.

– Это пока черновой вариант, – извиняющимся тоном произнес он. – Окончательный текст будет готов позже.

Пункт за пунктом Мэтт прошелся с Линдой по всему контракту. К своему облегчению, он убедился, что Чарли предлагает вполне справедливые условия, а также гонорар в размере пяти процентов от суммы, вырученной фирмой за продажу каждой игрушки.

Линда очень внимательно прочла контракт. Мэтт вскоре обнаружил, что ее голова работает четко и ясно, несмотря на сонную бездумную жизнь в Карсоне. Она задала лишь несколько вопросов, и все по существу, а затем перечислила одиннадцать пунктов контракта, которые, на ее взгляд, требовали доработки. Мэтт, большой специалист в контрактных делах, согласился с каждым из ее замечаний.

Барри Лендел, естественно, предпочел X бы подогнать условия контракта полностью в пользу своей фирмы, однако был готов и к разумным уступкам, и спустя четыре часа упорных переговоров и множества телефонных звонков они в конце концов достигли приемлемого компромисса по каждому из спорных пунктов.

И когда были улажены все разногласия, Барри откинулся на спинку кресла и промокнул вспотевший лоб.

– Теперь вас все устраивает, миссис Петри? Вы готовы подписать контракт на этих условиях? Для каждого персонажа семьи Урчалок вы нарисуете эскизы костюмов, а если мы задумаем книжную серию с вашим сюжетом, будете иллюстрировать все книги про Урчалок, какие мы станем выпускать. Согласны?

Линда одарила юриста улыбкой, в которой лучилось столько гордости и счастья, что у Мэтта защемило сердце, и он тоже почувствовал прилив радости.

– Да, – кивнула она. – На этих условиях я подписываю контракт.

Барри просиял и заказал большую бутылку шампанского. Отель «Вестин» гордился высоким уровнем обслуживания гостей, и гигантская бутылка появилась через считанные минуты. Они опорожнили бутылку, уточняя кое-какие детали. После того, как они условились, когда и где будет подписан окончательный контракт, настало время прощаться.

Мэтт прекрасно понимал, что Линда не понимает, сколько шампанского уже выпила, однако не пытался остановить Барри, все время подливавшего в ее бокал. Сегодня больше чем когда бы то ни было она заслужила право немножко опьянеть, если уж ей хочется.

Обнаружив поразительный такт, Барри Лендел отклонил вялое предложение Мэтта остаться пообедать вместе с ними.

– Если я потороплюсь, то еще смогу успеть в аэропорт Стаплтон, откуда в семь тридцать отправляется рейс на Нью-Йорк, – сообщил он, собирая бумаги и запихивая их в папку. Затем протянул руку. – До свидания, миссис Петри. Очень был рад познакомиться с такой талантливой художницей и красивой женщиной.

Когда он вышел из комнаты, Линда томно потянулась и зевнула.

– Я совершенно вымоталась, – сообщила она. – У меня не осталось ни капли энергии. Как ты считаешь, прилично будет, если я засну прямо тут, в кресле?

– Немного поешь и оживешь, – ответил Мэтт, слишком поздно вспомнив, что они весь день ничего не ели.

Вспомни он об этом чуть раньше, он никогда бы не позволил Линде влить в себя такое количество шампанского на пустой желудок. Он помог ей встать.

– Ты, насколько мне помнится, собиралась кутить. Что скажешь насчет вожделенных крабов? Нам нужно как следует отпраздновать твой успех.

Она прильнула к его груди. – Я слишком устала, и у меня пропал аппетит. – Линда снова зевнула, как бы в подтверждение своих слов.

Мэтт машинально погладил ее по голове.

– Душ тебя оживит, – мягко сказал он. – Может, примешь душ перед обедом? Линда уставилась на него, слегка пошатываясь и пытаясь сосредоточиться.

– Оп-ля! – воскликнула она, хватаясь за его рубашку, и хихикнула. – У меня ноги не хотят стоять прямо. – Линда еще раз хихикнула и смущенно призналась: – Мэтт, я не могу идти.

23
{"b":"15366","o":1}