ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У Норы вспыхнули щеки.

– Дети, пора спать, – резко сказала она. – Марш в постель! Дедушка ждет вас, он прочитает вам сказку. Не забывайте, завтра вам рано вставать. Пойдем в воскресную школу, а потом на пикник.

– Постойте минутку!

Линда поймала на бегу близнецов и обняла их за плечи.

– Дети, прежде чем вы пойдете спать, я хочу вам кое-что сказать. Меня завтра не будет с вами на пикнике. Ведите себя хорошо с бабушкой и дедушкой, пожалуйста!

– А куда ты пойдешь? – поинтересовалась Кейт.

– Мэтт мой очень старый друг, и мне хочется побыть с ним несколько часов. Нам нужно... поговорить.

– Ты уже с ним говорила много раз. – В голосе Дрю звучало недовольство.

– Да, знаю. Но Мэтт работает в Нью-Йорке, далеко от нас, и мы с ним потом, возможно, долго не увидимся.

– О'кей. Передай ему привет, – вежливо сказал Дрю словно взрослый.

Казалось, он совершенно забыл свои прежние опасения о том, что мама может уехать. А Кейт уже вывернулась из материнских объятий, ей явно было скучно слушать про планы Линды.

– Я хочу, чтобы дедушка почитал нам «Зеленые яйца с ветчиной», – поспешила заявить она.

– Ты всегда выбираешь эту книжку, – скривился Дрю. – А мне хочется сказку «Король, мышка и сыр».

Линда подтолкнула близнецов в сторону детской, где их уже ждал Рон.

– Если вы как следует попросите дедушку, то он, может, прочитает вам обе истории, – подсказала она. – А я через минуту поднимусь к вам и пожелаю спокойной ночи.

Нора закончила уборку ванной комнаты и уже ждала Линду на лестничной площадке.

– Мне хотелось бы поговорить с тобой, если ты не против. Пойдем на кухню.

Не дожидаясь от дочери ответа, она резко повернулась и зашагала вниз по ступенькам.

– Неужели в твоей голове не осталось ни крупицы здравого смысла? – резко спросила Нора, когда они оказались на кухне. – Мэтт Дейтон уже показал себя семь лет назад, когда бросил в трудной ситуации Сюзанну Маккензи...

– Верно, Мэтт Дейтон доказал семь лет назад, что он за человек. Что он слишком добрый, в ущерб себе. Сюзанна несла невесть что, потому что обезумела от страха, а весь Карсон подхватил ее слова, словно это были доказанные факты. Всем хотелось, чтобы Мэтт оказался злодеем. Слишком часто он утирал нос всему городу, и все наши благопристойные граждане кружили вокруг него как акулы, прикидывая, как бы его поскорее сожрать.

– Тебе всегда хотелось верить, что он тут ни при чем.

– У меня имелись все причины утверждать, что он не был с Сюзанной в ту ночь, когда поднялся весь этот скандал, – твердо произнесла Линда.

– Отец Сюзанны вернулся домой и увидел, как Мэтью вылезает из окна ее спальни.

– Нет, все было не так. Ее отец пришел домой и увидел, что кто-то вылезает из окна. И тренер Маккензи предпочел обвинить Мэтта, потому что невзлюбил его и потому что Мэтт благодаря своей репутации был подходящей кандидатурой для подобной цели.

Линда набрала в грудь воздуха, чтобы продолжить:

– Думаю, что ты тоже знаешь правду, мама. Думаю, что ты подозревала об этом много лет. В ту ночь Мэтт был со мной. Всю ночь. И поэтому никак не мог находиться у Сюзанны Маккензи.

Нора побледнела и начала нервно теребить посудное полотенце, чтобы не встречаться глазами с Линдой.

– Если он был с тобой, тогда почему ничего не сказал, когда дело передали в полицию? – глухо спросила она.

– Частично оттого, что защищал меня, а частично, как мне кажется, надеялся, что я найду в себе мужество и сама в этом признаюсь. Кроме того, он защищал еще одну семью из нашего города. Видишь ли, Мэтт знал, кто именно отец ребенка Сюзанны.

– И кто он?

Казалось, Нора не выдержит открытий, обрушившихся на нее одно за другим.

– Мистер Бекворт, директор школы. Но ведь Бекворт был женат и имел троих детей, поэтому Мэтт не хотел выставлять его на всеобщий позор и разрушать его семью. Он просто пошел к директору, сказал ему, что он все знает, и попросил его уйти из школы и уехать, если он хочет избежать огласки этой грязной истории.

– Директор школы? – Нора смяла полотенце и вытерла им уже и без того сиявшую чистотой кухонную доску. – Верно, Бекворт вскоре уехал из города. По-моему, примерно на неделю раньше Мэтта. Не помнишь точно?

– Нет. В то время мне было не до директора.

Нора достала из холодильника упаковку куриного салата.

– Он не женится на тебе, Линди Бет.

– Я знаю, мама, – спокойно ответила она. – Это меня и беспокоит, честно говоря. Мне хочется удачно выйти замуж. Но я начинаю понимать, насколько часто люди мирятся с тем, что далеко от их идеала. Я люблю Мэтта, мама, и готова согласиться на ту его часть, которую он может мне выделить.

– Когда я была молодой девушкой, я никогда бы не осмелилась говорить такие аморальные вещи своей матери, – с ноткой сожаления произнесла Нора.

– Молодой девушкой я бы тоже не сказала такого, мама. А теперь я уже взрослая женщина и хочу правильно распорядиться своей жизнью, чтобы потом не жалеть об этом.

Нора неожиданно фыркнула.

– Догадываюсь, что ты сейчас пригрозишь оставить детей с этой жалкой Салли Дейтон, если я откажусь сидеть с ними.

– Нет. Разве что в крайней ситуации. Близнецы слишком малы, чтобы их оставлять на ночь с кем-нибудь еще, кроме тебя и папы. И если ты не хочешь, чтобы я провела выходные с Мэттом, тебе достаточно просто отказаться смотреть за детьми. В твоих силах удержать меня от поездки в Гранд-Джанкшен. Все в твоих руках.

Нора швырнула упаковку с салатом на кухонный стол, не обратив внимания на лист салата, упавший на пол, что было на нее так непохоже.

– Ты могла бы по крайней мере сделать вид, что ты не собираешься... спать с ним, – только и смогла сказать она.

– Зачем? Мы же обе знаем, что я собираюсь это делать.

– Что ты собираешься делать, девочка? – спросил Рон Оуэн, входя на кухню. – О чем идет разговор?

– Линда намеревается провести выходные с Мэтью Дейтоном в Гранд-Джанкшене, – раздраженно выпалила Нора.

Отец испытующе посмотрел на Линду.

– Ты уверена, что это тебе нужно, девочка?

– Я никогда еще не была так уверена в своих намерениях.

Рон посмотрел на жену.

– А она знает про него всю правду? – поинтересовался он. – Ты говорила ей, Нора, что удалось узнать миссис Виттмейер?

Линда с досадой вздохнула.

– Не надо, папа, прошу тебя. Миссис Виттмейер абсолютно нечего сказать про Мэтта, особенно того, что было бы мне интересно.

– Нет, я ей ничего еще не говорила. – Нора многозначительно поглядела на мужа. – И думаю, что ей лучше не знать об этом.

– Как хочешь, любовь моя, – неохотно согласился Рон. – Когда ты едешь, Линди Бет?

– Как только соберу сумку и попрощаюсь с близнецами, – ответила она, выбрасывая из головы многозначительные намеки родителей.

Какую бы скандальную информацию ни откопала миссис Виттмейер, она не могла быть особенно страшной, иначе Нора давно бы ее выложила.

– Желаю приятного ужина, папа. Я еще загляну, чтобы попрощаться.

Поколебавшись мгновение, Линда поцеловала морщинистую щеку матери.

– Спасибо, мама, что присмотришь за детьми. Завтра я вам позвоню, а вернусь вечером в воскресенье.

Нора отвернулась, сгорбила узкие плечи и сказала еле слышным от смущения голосом:

– Я люблю тебя, Линди Бет. Ты ведь знаешь это, правда?

Линда уткнулась лицом в плечо матери.

– Да, мама, я всегда это знала. Я тоже люблю вас с папой.

Рон Оуэн откашлялся, смущенный необычайной для них сценой.

– Не приступить ли нам к ужину? – предложил он. – А то весь салат зальем слезами.

9

Солнце зашло за горы и скрылось в пурпурно-оранжевом зареве. Мэтт перевернул на барбекю кусок мяса и уставился невидящим взором на грот и водяной каскад, сооруженные по специальному проекту хозяина дома возле его плавательного бассейна. Мэтт помассировал рукой лоб, пытаясь снять боль от напряжения и усталости. Весь день он плодотворно проработал над макетами декораций к новому бродвейскому спектаклю, однако полного удовлетворения собой не испытывал.

31
{"b":"15366","o":1}