ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он хрипло сказал ей на ухо, почти прорычал:

– Вот так бывает всегда, когда я нахожусь рядом с тобой, Линди Бет. И так всегда было.

Она откинула назад голову, распахнула полы платья и, отбросив всякое стеснение, предложила ему себя.

– Вот так я всегда готова тебе ответить, Мэтт.

Воскресным вечером Салли и Фрэнк Дейтоны сидели на задней террасе у Оуэнов и пили охлажденный чай, когда из Гранд-Джанкшена вернулись Мэтт с Линдой.

Тут же торчала и вездесущая Грета Виттмейер с ее примечательной способностью всегда оказываться в том месте, где можно раздобыть самые свежие сплетни. Пристроившись на краешке стула, она напоминала голодного скворца, готового подхватить любую крупицу скандала, и даже притопывала от нетерпения ногой, когда Мэтт и Линда здоровались с родителями и расспрашивали их про близнецов. Гиперчувствительные антенны миссис Виттмейер буквально кричали ей, что сейчас вот-вот начнется великий вечер потрясающих новостей.

– Близнецы уже легли спать, – сообщила Нора дочери, не скрывая своего явного неодобрения. – Ты ведь знаешь, что я не люблю ломать режим детей, а сейчас уже половина девятого.

– Извини. Мы... хм... нам пришлось немного задержаться.

Линда бросила отчаянный взгляд на Мэтта. В таких ситуациях она проявляла свою неопытность, и становилось очевидно, что Линда совершенно не умеет обманывать.

Он ободряюще улыбнулся ей.

– Да, нам пришлось задержаться, – подтвердил он, обнимая ее за плечи. – Впрочем, надо сказать, что Линда очень переживала по этому поводу.

Линда почувствовала, что густо краснеет под заинтересованным взглядом миссис Виттмейер, и собралась с силами, пытаясь достойно ответить на любое едкое замечание этой особы.

– Какая сладкая парочка! По-моему, вы неплохо провели выходные дни, – процедила сквозь зубы заядлая сплетница.

Линда растерялась и не нашлась сразу, что ей сказать.

– Вы правы. – Мэтт искоса посмотрел на Линду, затем на родителей и снова на Линду. – Мы славно повеселились.

Нора ахнула, Рон Оуэн неловко заерзал, а Салли и Фрэнк Дейтоны быстро переглянулись. Не успел никто вымолвить ни словечка, как миссис Виттмейер перешла в наступление:

– Не сомневаюсь, что у вас нашлись веские причины для веселья. Ты поступил разумно, Мэтт, раз вернулся в родной город, решив наконец-то остепениться. А наша милая крошка Линди Бет как раз подходящая для тебя пара.

Линда уставилась на миссис Виттмейер, пораженная ее бесцеремонностью. Свадьбы всегда были одной из излюбленных тем этой особы, однако говорила она о них не из-за избытка благожелательности.

С точки зрения Греты Виттмейер, наибольший интерес представляли те браки, где она могла предсказать близкий крах. А сейчас она почему-то сладко улыбалась Мэтту, что для нее было весьма странно. Гораздо уместней ей было бы язвительно подколоть его вопросом о том, как же он собирается прокормить жену и двух детей, не имея ни постоянной работы, ни стабильных доходов. Впрочем, непонятно было, почему миссис Виттмейер вообще так великодушно решила, что Линда и Мэтт собираются пожениться? Ведь Мэтт даже намеком не дал этого понять, а миссис Виттмейер избегала распространения сплетен, не основанных на мало-мальски достоверных фактах.

– Пока еще ничего не решено, – поспешно заявила Линда.

Ей меньше всего хотелось говорить со своими родителями и Дейтонами о свадьбе в присутствии миссис Виттмейер. Ведь они с Мэттом еще не обсудили множества практических вопросов, касающихся их женитьбы, а комментарии миссис Виттмейер – даже самые благожелательные – вряд ли помогут приблизиться к приемлемому решению.

– Ну, милочка, тебе явно не хочется вытаскивать проблемы на белый свет, не так ли? – Улыбка миссис Виттмейер внезапно обрела свою обычную ядовитую окраску. – Конечно же, в наши дни нельзя забывать о практичности. А такой мужчина, как Мэтт, на дороге не валяется. Лишь раз в жизни может так повезти, да и то не каждой женщине. Ты, маленькая озорница, утаила от меня такие восхитительные новости про нашего замечательного карсонского парня. К счастью, у меня живет в Нью-Йорке кузен, который помог мне узнать про потрясающие успехи Мэтта.

Линда недоуменно уставилась на миссис Виттмейер, ничего не понимая. О чем говорит эта женщина? И почему она внезапно превратила Мэтта из неудачника в «замечательного карсонского парня»? Про какие «потрясающие успехи» идет речь?

На террасе повисло напряженное молчание. И тут заговорил Фрэнк Дейтон:

– Оказывается, творческий псевдоним Мэтта – Грант Дейтон. Я думал, что тебе это известно, Линда. – В его голосе зазвучало легкое ехидство. – Мне казалось, что об этом знает весь Карсон. По-моему, Грета в пятницу целый день распространяла эту новость по всему западному склону Скалистых гор.

Из слов Фрэнка Линда уловила лишь первую фразу.

– Грант Дейтон? – повторила она, ничего не понимая, а потом повернулась от сочувствующих лиц четы Дейтонов к виноватым улыбкам своих родителей и наконец обратилась к Мэтту. – Так ты Грант Дейтон? Ты создал все декорации для «Легенды о колдунье» и не сказал мне об этом?

Взгляд, которым он окинул ее, был полон гнева.

– Нет, я не стал этого делать. Но, по-моему, совсем недавно об этом сказал другой человек.

Линда по-прежнему воспринимала лишь одно слово из трех сказанных. Оскорбленная, пораженная, она посмотрела на мать.

– Вы с папой знали об этом?

– Мы услышали эту новость лишь в субботу.

Салли Дейтон попыталась сгладить ситуацию, которая становилась неприятной для всех, кроме Греты Виттмейер, которая, чувствуя себя в своей стихии, оживленная и возбужденная, старалась не пропустить ничего интересного.

– Видно, Линда, ты единственная в Карсоне не знала об этом, – сказала Салли. Не обращая внимания на скептически фыркнувшего Мэтта, она продолжала: – Милая моя, почему это тебя шокирует? Ведь новость неплохая, верно? Я сказала бы тебе об этом давным-давно, но только Мэтт вбил себе в голову, что жители Карсона ничего не должны знать про его успехи. Ты ведь знаешь его. По-моему, его забавляло, когда все считали его полнейшим неудачником. – Вероятно.

Линда и сама не понимала, отчего услышанная новость так ее огорчила. Ведь теперь она знает, что Мэтт знаменит и, конечно же, богат, так что решение выйти за него замуж должно казаться более практичным, чем прежде. А ее вместо этого переполняло предчувствие беды.

Она взглянула на Мэтта. Непонятно, почему, но он по-прежнему казался сердитым – на нее, а не на Грету Виттмейер, которая явно была главной виновницей сложившейся ситуации.

– Прошу прощения, но мы с Линдой покинем вас на минуту, – извинился он. – Нам необходимо поговорить.

Не дожидаясь ответа, он устремился на кухню. После секундных колебаний Линда последовала за ним.

Он повернулся к ней, как только она закрыла за собой дверь.

– Господи, какой же я осел! – воскликнул Мэтт, хлопнув себя по лбу. – Ты верна себе, послушная девочка Линди Бет...

– О чем ты? – переспросила она, все еще не в состоянии связать его презрительный тон с чем-то личным в их отношениях.

– Ох, ладно тебе, Линди Бет! Я ведь знаю тебя двадцать пять лет. Теперь мне понятно, почему ты вчера ни с того ни с сего заявилась в Гранд-Джанкшен.

У Линды все внутри похолодело.

– Что ты имеешь в виду, Мэтт? Почему ты так разозлился?

– По-моему, я испытываю то, что и любой другой на моем месте. Мне не слишком приятно, когда выходят замуж за мои деньги.

– И ты думаешь, что это так?

– Разве не ясно? – с горечью спросил он. – В четверг я был просто бедняга Мэтт Дейтон, и тогда мне не удалось тебя убедить приехать ко мне. «Я не могу. Надо думать о близнецах. У нас нет будущего, – передразнил он ее. – А в субботу ты обнаружила, что я Грант Дейтон, миллионер, и – оп-ля-ля! Вот ты уже со мной в доме Дага Хочкисса, ласковая и раскованная, какой я тебя никогда не видел. Но мне не нужно такой любви, милая моя. Такую я могу найти и в Нью-Йорке, только намного дешевле и удобней.

34
{"b":"15366","o":1}