ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разве тебе не этого хотелось? – спросил он. Голос его звучал мрачно и сурово. – Мне показалось, ты меня умоляешь с тобой переспать, чтобы чем-то заполнить скучный день. Извини, если я неправильно истолковал подаваемые тобой сигналы.

– Я хочу получить развод, – сказала Брук, отстраняясь от него и стараясь не обращать внимания на его жестокие слова. Она попыталась справиться со своим участившимся дыханием. – Я совершила ошибку, согласившись сюда приехать. Завтра же я уеду. Только сначала встречусь с адвокатами относительно завещания твоего брата и одновременно попрошу их подготовить соглашение о разводе, которое ты подпишешь. Я сознаю, что должна разрешить Энди регулярно видеться с его дедом, и согласна оговорить это в соглашении, если ты предпочтешь, чтобы это было оформлено юридически правильно.

Морган холодно посмотрел на нее.

– Я буду судиться с тобой относительно того, с кем останется Энди.

– Что?! – Брук не верила своим ушам.

– Ты меня слышала. Если ты начнешь оформлять развод, я потребую, чтобы Энди, как мой сын, остался со мной.

– Но ты же не считаешь его своим сыном! Ты никогда не признавал этого! Как ты можешь требовать, чтобы его оставили с тобой?

– Кроме тебя, никто понятия не имеет, что я отказывался от Энди. Что касается суда и моей семьи, то я впервые узнал о существовании мальчика два дня тому назад. Как, по-твоему, к этому отнесется судья?

– Ты этого не сделаешь! Ты не сможешь отнять у меня Энди. Тебе это не нужно.

– Смогу и сделаю. По-моему, адвокат сможет прекрасно сыграть на том, что ты почти два года прятала от меня моего сына. Я бы сказал, что у меня будут все шансы получить опеку.

– Твоего сына?! Ты угрожаешь мне, что признаешь Энди как своего сына?! – на Брук опять накатил приступ истерики: она все смеялась и смеялась и смогла остановиться, только прикусив губу до крови. Ощутив во рту соленый вкус крови, она едва выдавила из себя недоуменный вопрос: – Зачем?

Морган отвернулся, пожав плечами.

– Мой отец стар, болен и погружен в горе. Я считаю, что он имеет право провести последние годы со своим единственным внуком…

Брук прервала его:

– Я спрашиваю не об этом. Почему ты так поступаешь со мной? С нами обоими?.. Ты прекрасно знаешь, что я не начну развода, если будет риск, что я потеряю Энди. Разве ты не хочешь стать свободным?

– Свободным… Да, это, конечно, прекрасная мысль. – Голос и лицо Моргана не выражали совершенно никаких чувств, находясь в полном противоречии со смыслом его слов. – Если ты не хочешь потерять Энди, то советую тебе привыкать к мысли о долгом пребывании в Кент-Хаузе.

– Мне невыносимо жить в одном доме с тобой! Невыносимо, слышишь!

– Вспомни, милая моя Брук: во время нашей недолгой супружеской жизни ты больше всего жаловалась на то, что меня никогда не бывает дома. Ты говорила, что я слишком много времени провожу на работе, занимаясь делом, которое не заслуживает времени и внимания. Компьютеры, как ты мне говорила, разрушают человеческую душу. Ничто не изменилось, Брук. Я по-прежнему работаю по двенадцать часов в сутки шесть дней в неделю. А теперь, лишившись помощи брата, провожу на работе почти все время. Даже я готов признать, что в последнее время работаю чересчур много. Так что не тревожься, милая. Ты меня почти не увидишь, хоть и будешь жить в Кент-Хаузе.

Брук плохо поняла его объяснение.

– Ты наконец уйдешь из моей комнаты? – только и смогла спросить она. – Мне надо отдохнуть.

Он секунду смотрел в ее бледное лицо, а потом резко повернулся и ушел, не сказав больше ни слова. Брук подождала, пока за ним захлопнется дверь, а потом скинула туфли и упала на постель, погрузившись в туман усталости и тревоги. Возможность потерять Энди страшила ее. Жизнь без сына теряла смысл. Но Морган не мог всерьез произносить все эти угрозы! В какое положение она попала? Отправила бы она цветы, если бы могла предвидеть такие последствия своего поступка?

Брук не нашла ответов на эти вопросы и беспокойно заметалась по непривычно мягкой постели. Ее губы еще горели от поцелуев Моргана. Она приложила пальцы к губам и задрожала от воспоминаний. Брук все еще ощущала на теле прикосновения его сильных рук, которые так хорошо знали все ее чувствительные места. Незабытая острая страсть заставила ее содрогнуться.

Брук попыталась прогнать неуместные воспоминания и перекатилась на живот, зарывшись лицом в легкие подушки. Но сон никак не шел, не в силах справиться с беспокойными мыслями. Наконец она сдалась и позволила истинным чувствам появиться на Божий свет из самых отдаленных уголков ее сознания. Истина заключалась в том, что в те безрадостные часы, пока она считала, что Морган погиб, Брук не считая нужным больше лгать и изворачиваться, призналась самой себе, что по-прежнему его любит.

Брук подняла голову с подушек и невидящим взглядом скользнула по комнате. Она заставила себя признать правду. Два года она пряталась не от своего мужа, а от самой себя. Она любила Моргана Кента – и никакие ссоры, никакая изощренная жестокость с его стороны не смогли разрушить эту любовь.

5

Выкупанный Энди, благоухающий детским кремом, тряс прутья кроватки и радостно хихикал, прыгая на новом упругом матрасе.

– Хорошая киса, – сказан он Брук. – Большая. Славная.

– Славная киса уже спит, – объяснила Брук. – А теперь и тебе надо ложиться, иначе ты не отдохнешь и не сможешь играть с кисой завтра утром.

Энди сунул большой палец в рот и молча смотрел на нее, а потом не очень внятно заметил:

– Папина киса.

Вынув палец изо рта, он добавил:

– Папа большой. Хороший. Красивый. Несмотря на нервную напряженность, Брук рассмеялась, обнимая сына:

– Ну, не думаю, что слово «красивый» подходит, Энди. Но твой папа определенно большой.

И обладает немалой властью, мысленно добавила она. И к тому же чертовски привлекателен.

Она обошла вокруг кроватки Энди, подтыкая со всех сторон одеяло.

– Время спать, – твердо сказала она. – Мама пойдет пообедает.

Брук была рада, что Энди спокойно принял перемену окружающей обстановки. Его дед вспомнил, что в каком-то шкафу хранится потрепанный плюшевый мишка, и Энди радостно принял подарок. Устраиваясь под одеялом, он сжал в кулачке краешек полинявшего синего одеяльца, с которым никогда не расставался, и Брук была тронута, увидев, как он неловко натянул его конец на своего нового друга.

– Мишка спит. Киса спит, – пробормотал малыш.

– Да, и тебе тоже надо спать. – Брук выключила свет, оставив только неяркий ночник у кроватки. Энди еще несколько минут покрутился с боку на бок, а потом заснул в своей любимой позе. Брук укрыла сына одеяльцем. Он лежал на животе, решительно обхватив одной рукой мишку и задрав попку вверх.

Задумчивость Брук прервал негромкий стук в дверь. Открыв ее, она обнаружила на пороге симпатичную молодую женщину.

– Миссис Кент? – не дождавшись ответного кивка Брук, она продолжила: – Я Анджела Финке, сиделка мистера Кента. Я познакомилась с Энди сегодня днем, когда вы отдыхали. Моя комната расположена как раз напротив вашей, и я с удовольствием присмотрю за вашим сыном, пока вы будете обедать. Конечно, если вы не возражаете.

– Спасибо! Я буду очень вам благодарна. Энди обычно не просыпается, но поскольку место новое…

– Вам хотелось бы подстраховаться, – договорила сиделка за Брук. – Миссис Кент, вы не могли бы зайти на минутку ко мне в комнату, чтобы мы могли поговорить, не разбудив Энди?

– Конечно.

Брук прошла за сиделкой через коридор в еще одну комнату для гостей. Эта комната была выдержана в теплых оранжево-розовых тонах, и Брук поразило обилие фотографий смеющихся ребятишек.

Анджела Финке заметила любопытный взгляд Брук и улыбнулась.

– Я младший ребенок из пяти, – объяснила она. – У меня уже десять племянников и племянниц и еще двое на подходе, так что вы видите, что я вполне компетентна, чтобы присмотреть за Энди, миссис Кент.

13
{"b":"15368","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Призрак
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Полночная ведьма
Тайны Лемборнского университета
Пустошь. Возвращение
Черепахи – и нет им конца
Русская пятерка