ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И зачем это нам может понадобиться такая глупость? — удивилась Габриэ-ла. — Какой смысл жить сто пятьдесят лет, если при этом нельзя делать ничего приятного? — Она расправилась с Энтони, нетерпеливо встряхнув головой. — А что ты думаешь о Гранте Копаке? У него чудные усы, и он знает все последние сплетни.

Санди сосредоточенно сняла со своей габардиновой юбки чуть заметную ниточку.

— А тебе не хочется пообедать с Дэмионом Тэннером? — спросила она. — Я могла бы позвонить ему и узнать, не занят ли он.

И тут она с ужасом осознала, что именно предложила матери. Она озабоченно закусила губу: больше всего ей бы хотелось, чтобы у ее ног сейчас разверзлась глубокая, зияющая пропасть, в которую можно было бы удобно броситься, благополучно спрятавшись в черном забвении. Неужели в эти последние дни она окончательно свихнулась? Или, может, у нее в двадцать восемь лет начинается климакс с его непредсказуемым поведением? Габриэла прекратила беспокойно ходить по номеру и уставилась на дочь.

— С Дэмионом Тэннером? — чересчур заинтересованно спросила она. — Ты имеешь в виду того самого Дэмиона Тэн-нера, который получил «Оскара» за свою роль в «Сне тьмы»?

— Ну… да. Того самого. Но, если подумать, это, наверное, не очень удачная мысль. Может, он занят чем-то… И вообще, не думаю, чтобы он тебе понравился.

Он очень… э-э… заносчивый. Знаешь ведь, какими бывают актеры, только что получившие приз Киноакадемии. Да еще за свои съемки в первом же фильме… — Санди говорила не умолкая, пытаясь скрыть свое смущение.

Габриэла подозрительно прищурилась. Впервые после прилета в Лос-Анджелес она по-настоящему внимательно посмотрела на дочь.

— Этот Дэмион Тэннер твой любовник?

— Конечно, нет! — возмутилась Санди.

— Ну конечно, нет, — согласилась Габриэла и печально вздохнула. — Глупо было спрашивать. Естественно, он не может быть твоим любовником. Ты выглядишь совершенно так же, как всегда.

Санди вспылила:

— И как, по-твоему, я выглядела бы, если бы переспала с Дэмионом Тэнне-ром? Что, после полового акта с ним женщина становится фиолетовой или что-то еще с нею происходит?

— Думаю, нет. Но, если судить по его игре в «Сне тьмы», женщина, которой посчастливится переспать с ним, не будет выглядеть так, как ты, Санди. Взгляд у нее будет не такой холодный и гораздо менее невинный.

— Невинный? С чего это… — Санди оборвала очередную гневную реплику и резко отвернулась. — Этот разговор совершенно бессмыслен, мама.

— Не уверена, что я с тобой согласна. Мне он показался в высшей степени интересным. Пожалуйста, позвони Дэмиону Тэннеру. Мне бы очень хотелось пообедать с ним сегодня вечером.

Санди неохотно пошла к телефону. Чем больше она думала об этом звонке, тем более катастрофическим ей казалось собственное предложение. Во-первых, нет совершенно никакой надежды на то, что Дэмион окажется свободен третий вечер кряду. Во-вторых, даже если он окажется свободен, ему меньше всего захочется встречаться с нею. А в-третьих, она не испытывает ни малейшего желания снова проводить с ним время. Ведь именно на это было направлено ее вчерашнее идиотское поведение — ее гарантированный метод, благодаря которому она может быть уверена, что больше никогда не увидится с Дэмионом.

— Думаю, нам лучше было бы позвонить Скотту Форману, — предложила Санди, надеясь, что голос ее не звучит очень встревоженно. — Ведь он все-таки режиссер твоего следующего фильма, а ты оставалась в Риме с самого Рождества. За это время, вероятно, появилось множество вещей, которые вам, наверное, нужно обговорить.

— Скотт виделся со мной в Нью-Йорке, — неуступчиво ответила Габриэла. — Да и вообще, я предпочитаю пообедать с Дэмионом Тэннером, так что, пожалуйста, позвони ему. Скотт — прекрасный режиссер, но скучнейший человек. Как и твой отец. Может, это свойственно всем режиссерам — они талантливые люди, но страшные зануды.

Санди не отреагировала на слова матери. Дрожащим пальцем она набрала номер кабинета Ричарда Хоукинса и попросила секретаршу отца дать ей телефон Дэмиона. Еще более неохотно она позвонила Дэмиону домой. Она даже не знала, радоваться ей или огорчаться, когда он сам взял трубку.

— Говорит Дэмион Тэннер. Санди откашлялась.

— Э-э… Привет, Дэмион. Это Санди. Санди Хоукинс.

После короткой паузы он отозвался:

— Привет, Санди.

Его голос звучал явно неприветливо.

— Я думала… — Она снова откашлялась. — Дэмион, я думала, не захотите ли вы сегодня вечером со мной пообедать.

Еще одна пауза, на этот раз более длинная.

— Почему? Вам нужно сделать еще какие-то записи для вашей статьи? Она прикрыла глаза.

— Нет. Подготовка… подготовка моей статьи уже закончена. Я звоню потому… потому что моя мать приехала в Лос-Анджелес и очень хотела бы с вами встретиться.

— Ясно. — Если бы Санди знала его немного хуже, она могла бы решить, что в этом отрывисто брошенном слове прозвучало чуть заметное разочарование. — Естественно, я буду счастлив встретиться с Габриэлой Барини. Я всегда считал вашу мать по-настоящему гениальной актрисой.

— Спасибо. Очень любезные слова. Вы не будете возражать, если мы не будем откладывать нашу встречу? Моя мать еще не перестроилась с нью-йоркского времени.

— Конечно. Куда и когда мне за вами заехать?

— Я звоню из отеля «Бел Эйр», но мне нужно вернуться к себе, чтобы переодеться. Я могу подвезти мать в тот ресторан, который вы выберете. Только назовите время и место.

— Я сам заеду за вами в семь, — предложил Дэмион. — И потом мы вдвоем заедем в отель за вашей матерью. Вы согласны, Санди?

Санди глубоко вздохнула, надеясь, что Габриэла не заметит, как у нее пылают щеки.

— Я буду ждать вас внизу, — сказала она. — И спасибо вам, Дэмион. Я знаю, что моей матери будет очень приятно с вами пообедать.

— А как насчет вас? — негромко спросил он. — Вам будет приятно со мной встретиться, Санди?

— Конечно, — ответила она хладнокровно, вопреки отчаянно бьющемуся сердцу. — С вами бывает очень занятно, Дэмион. Увидимся в семь.

Она повесила трубку, не дожидаясь его ответа.

Санди вдела в уши сережки и взглянула на себя в зеркало. Изящные веточки филигранного золота приятно холодили ее пылающие щеки, шея под темным каскадом волос казалась неожиданно хрупкой. Она немного побрызгалась духами, все еще глядя в зеркало, хоть и не могла бы сказать, что именно рассчитывала там увидеть.

Еще в старших классах школы она поняла, что никогда не сможет тягаться с чувственной средиземноморской красотой матери, но она надеялась, что сегодня Габриэла не сможет безнадежно ее затмить. Она выбрала зеленое шелковое платье, которое вспыхивало радужным огнем под лучами света. Туфельки на высоком каблуке выгодно подчеркивали стройность ее длинных ног и изящество лодыжек. Она скорчила своему отражению укоризненную гримаску, не понимая, почему вдруг начала так беспокоиться о своей внешности. Если только она не завернется в мешковину, никто не обратит ни малейшего внимания на то, что на ней надето, когда она будет сидеть за одним столиком с двумя такими сверхзнаменитостями, как Габриэла Барини и Дэмион Тэннер. Она взяла шелковое пальто, подходившее в тон платью, и выключила свет в спальне. Пора прекратить тратить время на бесполезные сожаления и спускаться вниз.

Дэмион приехал ровно в семь. После стольких лет общения с людьми Голливуда, для которых характерно чрезвычайно свободное отношение ко времени, его неизменная пунктуальность не переставала ее удивлять.

— Вы сегодня прекрасны, — негромко сказал он, подойдя к ней. — Я впервые вижу вас не в сером или бежевом.

В эту секунду Санди поняла, почему столько времени потратила на сборы, — и причины ее поведения не имели никакого отношения к Габриэле!

— Спасибо, — глуховато ответила она. — Я еще ни разу не надевала это платье, так что я рада, что оно вам понравилось. — Она быстро ему улыбнулась. — Я очень вам благодарна за то, что вы с такой готовностью согласились с нами встретиться, Дэмион. Это ваш астролог вам посоветовал провести сегодняшний вечер в нашем обществе?

22
{"b":"15369","o":1}