ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она страстно молила Бога, чтобы произошло землетрясение. Может быть, тогда в суматохе она смогла бы сбежать из спальни так, чтобы отец ее не узнал. Но ее слабая надежда испарилась после слов Дэмиона.

— Это не бабешка, — хладнокровно сообщил он, очевидно, не видя причины скрывать ее личность. — Это Санди.

Она почувствовала, что краска залила все ее тело от корней волос до ступней ног. Насколько ей можно было различить под простыней, ее кожа приобрела на редкость интересный оттенок — где-то между малиновым и терракотой.

— Мне абсолютно наплевать, как ее… — Ричард запнулся, не договорив фразу до конца. — Ты хочешь сказать, что с тобой в постели моя дочь Санди? Санди Хоукинс? Но с чего это вдруг тебе понадобилось переспать именно с Санди?

Дэмион ничего на это не ответил, вероятно, чтобы пощадить ее гордость, безрадостно решила Санди. Ей очень не хотелось думать о том, как бы он ответил на вопрос ее отца, если бы двое мужчин остались только вдвоем. Она опустила простыню и несмело Взглянула на отца.

— Э-э… Здравствуй, па.

Ее отец кинул на нее один взгляд и поспешно отвел глаза.

— Доброе утро, — отрывисто бросил он. Снова наступило молчание. Ричард, пытаясь скрыть неловкость, откашлялся.

— Какого дьявола ты решил переспать с Санди? — снова спросил он у Дэмиона, но в его голосе по-прежнему звучало изумление по поводу того, что Дэмиону взбрела в голову столь странная идея. Никакого возмущения тем, что его дочь стала жертвой соблазнителя, в его словах не ощущалось.

— Если ты выйдешь и дашь нам с Санди одеться, мы потом могли бы об этом поговорить.

— Ну ладно, — неохотно буркнул Ричард. — Но не забудь: у нас осталось очень мало времени, так что, Бога ради, не затевай никакой любовной возни в душе. Где твой экземпляр сценария?

— На кофейном столике в гостиной.

— Я схожу за ним, а потом вернусь сюда, так что пошевеливайся, Дэмион. Просто поверить не могу! Спишь с Санди, когда тебе надо читать сценарий!

Ричард возмущенно удалился, хлопнув за собой дверью.

Ковер, устилавший коридор, заглушил его шаги. В спальне воцарилась неловкая тишина.

— Мне очень жаль, — тихо сказал Дэмион. — Нэнси, моя домоправительница, никого сюда бы не впустила, если бы знала, что я… не один.

— Да, я уверена, что Нэнси прекрасно вышколена.

Санди встала с кровати, завернувшись в простыню. Логически рассуждая, стесняться было уже поздновато, но сейчас ей было не до логики. А Дэмион держался со всем своим привычным апломбом. Похоже, его ничуть не смутила комедийно нелепая ситуация, в которой они оказались. Впрочем, видимо, она напрасно этому удивляется. Если не считать пары не совсем обычных поворотов, такую же сцену он, несомненно, играл уже много раз.

— Я хочу принять душ, — невыразительно сказала она, не глядя на Дэмиона.

— Из спальни можно попасть в две ванных комнаты, — ответил он, указав на белые двери в дальней стене. — Я обычно принимаю душ в той, что справа от зеркала, так что ты можешь воспользоваться той, что слева.

— Ванные для «него» и для «нее», — напряженно проговорила она. — Но до чего же быстро и удобно можно избавиться от ошибок минувшей ночи!

— Да, если мне хочется этого, то это очень удобно. — Наступила короткая пауза. — Санди, сейчас не время говорить о прошлой ночи. Твой отец ждет меня, чтобы начать читать сценарий…

— Пожалуйста, ни о чем не беспокойся, — прервала она его, направляясь к ванной. Санди была так зла и так больно задета, что у нее в глазах потемнело. — Я родилась в Голливуде и прекрасно знаю, что выбор хорошего сценария важнее разговоров с бабешкой о проведенной вместе ночи.

— Покупка сценария за миллион долларов важнее очень и очень многого, — резко отозвался он. — Но я не потому сказал, что сейчас не время об этом говорить.

Приостановившись у двери в ванную, Санди стала ощупью искать ручку, не поворачиваясь к нему лицом, чтобы он не увидел ее слез.

— Не беспокойся, Дэмион. Ты ничего не должен мне объяснять. — Она сама поразилась, насколько хладнокровно ей удается говорить. — Ты выиграл пари, и к тому же я прекрасно провела время. Спасибо за великолепную ночь. Что мы еще можем сказать друг другу?

Санди закрыла за собой дверь ванной на задвижку и встала под душ. Она включила самую сильную струю холодной воды, подставив под нее голову. Такой шок оказался достаточно сильным, чтобы отключить мысли. Через пять минут у нее начали стучать зубы, и она сделала воду погорячее. Тепло расслабляло, но, к сожалению, вместе с повышением температуры к ней вернулась способность думать.

Ей казалось, что слова отца каленым железом выжжены на ее душе. Он не был возмущен тем, что обнаружил ее у Дэмиона в постели, печально думала она. Он даже не встревожился, не сделала ли она чего-то такого, от чего ей будет потом больно. Отец просто был изумлен тем, что Дэмион Тэннер, который мог выбирать среди самых привлекательных женщин мира, вдруг решил переспать со скучной Алессандрой Хоукинс. Встав на позицию отца, она и сама могла испытывать только удивление.

Дэмион заботливо приготовил для своих гостий шампунь и кондиционер, а также душистое масло для тела и лосьон. «Для бабешек все самое лучшее, — цинично подумала она, — Пусть они наслаждаются в его объятиях всего одну ночь, но он сделает так, чтобы эта ночь была незабываемой». Яростно втирая шампунь в волосы, она пыталась убедить себя, что глаза у нее слезятся от мыльной пены.

«А чего бы я хотела от отца? — невесело спросила она сама себя. — Может быть, я рассчитывала, что он схватит Дэмиона за шиворот и потребует, чтобы честь его дочери была восстановлена?» Мысль о том, что отец мог бы поступить, как герой старых голливудских мелодрам, была настолько нелепой, что она невольно улыбнулась.

Дело, конечно, было в том, что ее отец, как и домоправительница, явно рассматривали ее пребывание в постели Дэмиона как обычный эпизод в идущей в Голливуде игре «смени возлюбленного». Она всю свою сознательную жизнь была полна решимости не вступать в эту игру. И если сейчас ей больно, то винить в этом Санди может только саму себя, потому что она вышла на игровую площадку с открытыми глазами. Дэмион не виноват в том, что она забыла правила игры и влюбилась в него.

Когда Санди вернулась в спальню, завернувшись в полотенце, там никого не оказалось. Кто-то — надо полагать, домоправительница — собрал ее одежду с пола кабинета и аккуратно выложил ее на постели. Она снова покраснела от смущения из-за того, что подумала домоправительница, подбирая с ковра разбросанные как попало белье, туфли и колготки.

Она уселась перед зеркалом и дрожащими руками стянула волосы в тугой узел. На блузке не хватало пары пуговиц внизу застежки, но если она не станет расстегивать жакета, то этого никто не заметит. Каким-то чудом колготы остались целыми, так что она чувствовала себя достаточно пристойно одетой. Взяв сумочку под мышку, она решительно прошла по коридору к гостиной. Гордость ее была изорвана в клочья, но она решила постараться сохранить хоть какие-то остатки собственного достоинства.

Дверь гостиной была приоткрыта. Она негромко постучала и вошла в комнату. Ее отец и Дэмион сидели на кушетке, а вокруг них повсюду лежали страницы рукописи.

— Я ухожу, — бесстрастно объявила она. — Я собираюсь заехать в больницу и навестить мать. Ей что-нибудь передать?

— Передай ей привет, — рассеянно отозвался Ричард. — Рад узнать, что она так быстро поправляется. — Он начал копаться в листках, лежащих у его ног. — Куда, к черту, мы дели ту сцену, где Джадд угрожает смертью любовнику своей жены?

— Кажется, она тут. — Дэмион взял тонкую пачку листов с кофейного столика. — Да, вот она. Хорошая сцена. Очень эмоциональная.

— До свидания, Дэмион, — сказала Санди.

Он ошеломленно поднял голову. Его глаза, казалось, не видели ничего вокруг. Если бы Санди регулярно не наблюдала такое же выражение лица у своей матери, она решила бы, что он находится под воздействием сильного психотропного средства.

34
{"b":"15369","o":1}