ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сурово сжав губы, Дэмион признался себе, что честные ответы найти было бы нелегко. Он настолько давно играет, что почти забыл, каково это бывает, когда сам испытываешь какие-то эмоции, которые настолько сильны, что нельзя остановиться и проанализировать собственную реакцию. Он прекрасно знал, чего ожидают от человека, получившего «Оскара», и сегодня блестяще исполнил эту роль. Но он совсем не был уверен, что именно чувствует Дэмион Тэннер, получивший «Оскара» за роль в самом первом своем фильме. Или как он относится к тому, что его родители не сочли нужным воспользоваться билетами на церемонию вручения наград. которые заранее им послал.

Взрыв приветственных криков предупредил его о том, что они прибыли к месту назначения. Мария Мерлин повернулась к нему от окна, в которое все это время смотрела. Глаза ее сверкали от возбуждения, на влажных губах дрожала манящая улыбка.

— Ну не дивно ли? — прошептала она. — Тут сотни людей, и все они собрались, чтобы увидеть нас! Ах, Дэмион, я так счастлива, что студия выбрала меня твоей спутницей на этот вечер! Я хочу, чтобы ты знал: что бы ты ни хотел от меня — что угодно! — я буду только счастлива это сделать.

Он справился с недобрым соблазном сообщить ей, что больше всего ему хочется, чтобы она ушла домой. Да если хорошенько подумать, то он вовсе не уверен, что хочет сегодня быть в одиночестве.

Протянув руку, Дэмион небрежно погладил ее по обнаженной руке, не обманувшись расчетливой демонстративностью реакции Марии на его прикосновение. Но ему вдруг настоятельно потребовалось тепло физического контакта, и поэтому он все равно ее обнял и поцеловал, умело изображая страсть. Глаза ее вдруг потемнели от желания и он готов был бы поклясться, что эта эмоция была неподдельной. «Она явно недавно в Голливуде, — цинично решил он. — Разве ей неизвестно, что неподдельные эмоции тут запрещены?»

Машина остановилась, и он прервал поцелуй, а потом на секунду снова придвинулся к ней, легко прикоснувшись к ее припухшим губам. Заработал чуть ли не десяток камер, но он не обратил на них никакого внимания.

— Ты просто чудесный! — выдохнула Мария. — Не забудь, Дэмион: если ты чего-то захочешь…

— Потом, милашка, — тихо сказал он. — Когда мы останемся одни, я подробно расскажу тебе, что ты можешь для меня сделать.

3

Дэмион тем вечером практически больше не разговаривал с Марией. Его постоянно окружали журналисты, друзья и знакомые — и это продолжалось до самого рассвета, когда Ричард Хоукинс пришел ему на помощь.

— Пора отправиться позавтракать, — сказал режиссер, умело освобождая Дэмиона от какого-то журналиста и троих специалистов-рекламщиков. — Линда нам его приготовит.

Охмелевший Дэмион всмотрелся в симпатичную звездочку, стоявшую рядом с Ричардом. Ей было двадцать четыре, у нее были светлые кудряшки — и она была пятой или шестой женой Ричарда Хоукинса. Никто, включая и самого Ричарда, уже не вел им счет.

Дэмион сделал еще один глоток шампанского.

— Привет, Линда, — проговорил он и улыбнулся, восхищаясь тем, насколько четко выговаривает слова.

Он повторил свое «привет, Линда» еще несколько раз только для того, чтобы продемонстрировать, как у него это получается, а потом, заговорщически подмигнув, наклонился и поцеловал ее.

— У тебя славный носик, — похвалил он.

— И у тебя тоже, — захихикала Линда. Актриса она была средненькая, но славилась не только милой внешностью, но и добрейшим сердцем. Если бы Ричард не перебрал еще пять жен, прежде чем ее найти, Дэмион ему позавидовал бы. Что до него, то он твердо знал, что одного неудавшегося брака ему хватит на всю оставшуюся жизнь. Он не имел намерения повторять этот рискованный эксперимент — никогда и ни за что.

Дэмион взял Ричарда и Линду под руки, и они втроем вышли из бальной залы.

— Я не намерен жениться, — вдруг объявил он, решительно ткнув пальцем Ричарду в грудь. — Я ни в коем случае не стану жениться и тебе меня не заставить! — Он воинственно жестикулировал. — И никому меня не заставить.

— Поверь моему слову, малыш, я и не хотел бы, чтобы ты женился. Это совершенно не подходит к твоему имиджу. Оставайся холостяком, и женщины Америки будут тебе благодарны.

Дэмион ухмыльнулся.

— Ну, значит, все в порядке. Ты будешь мне благодарен, я буду себе благодарен и женщины Америки будут мне благодарны. Похоже, все будут довольны. Мы объявим завтра об этом журналистам, пусть они напечатают заявление. Дэмион Тэннер, самый убежденный холостяк мира, только что полушил «Ошкара» и обешшает, что никогда не женится. — Он нахмурился. — Звучит как-то не так, Ричард.

Режиссер еще раз дружелюбно хлопнул его по плечу.

— Не бери в голову, малыш. Просто идем с нами. Пора позавтракать.

Дэмион послушно пошел со своими спутниками к лимузину и там растянулся на мягком заднем сиденье. В какой-то момент пути он почувствовал, что протрезвел, и пожалел об этом. Направление, которое приняли его мысли, было достаточно неприятным.

Почему он не готов кричать от радости? Он получил «Оскара» — сверкающий мираж, который вел его все четырнадцать лет тяжелейшего труда, включая два первых года в самом начале карьеры, когда он часто ложился спать голодным. Определенно, сейчас было не время чувствовать себя несчастным.

Он наблюдал, как Линда, скинув туфли, уютно свернулась на коленях у мужа. С остротой, поразившей его самого, Дэмион вдруг позавидовал Ричарду: ему хотелось бы, чтобы и у него была какая-то женщина, которую он мог бы вот так же бережно прижимать к своей груди, твердо зная, что они искренне привязаны друг к другу.

Дэмион закрыл глаза, решительно отметая не вовремя зародившееся томление.

Ему было прекрасно известно, с чем сопряжены любые близкие отношения, и он не желал ничего подобного. Его родители и бывшая супруга прекрасно его просветили в этом вопросе. У него не было ни малейшего намерения снова взваливать на себя оковы близости.

Отгоняя прочь печальные воспоминания, Дэмион почувствовал, что на губах у него появилась ироничная улыбка. Хорошо, что он не слишком часто получает «Оскары». Похоже, что он при этом становится катастрофически сентиментален. Линда неожиданно запела. Тоненьким и нежным голоском она исполнила несколько песенок столь фривольного содержания, от которых покраснел бы и закаленный ветеран футбольных баталий. И когда они подъехали к дому Хоукинсов, расположенному на самом берегу, она все еще пела, а Ричард и Дэмион время от времени непристойно подхватывали припев. Ричард начал хлопать себя по карманам, пытаясь отыскать ключ от входной двери. Безостановочно хихикая, Линда вызывающе начала водить руками по телу мужа. Она вынесла из машины свои туфли и бросила их где-то на дорожке, ведущей к дому, так что сейчас она была почти на полметра ниже Ричарда. Она встала на цыпочки и положила руки ему на плечи, уже не притворяясь, будто ищет ключ. Ричард быстро отказался от своих и без того не слишком энергичных попыток открыть дверь и откликнулся на ее ласку.

Дэмион наблюдал за их поцелуем с добродушной снисходительностью, а когда это ему надоело, протянул руку и нажал на кнопку звонка. В доме Хоукинсов жила домоправительница, которая скорее всего уже встала, а Линде, похоже, неплохо было бы выпить кофе. Он с удовольствием услышал раздавшийся почти сразу же звук решительных и быстрых шагов, гулко отдающихся на плитках пола. Кто-то шел по холлу, чтобы открыть им дверь.

Тяжелая дверь распахнулась, но перед ними возникла отнюдь не домоправительница. В дверях молча стояла высокая, стройная молодая женщина с темными волосами и яркими зелеными глазами. Несмотря на столь ранний час, на ней был строгий бежевый костюм и терракотовая шелковая блузка. На ногах у нее были простые туфли на каблучке, волосы собраны назад и уложены в сложный узел. Макияж у нее был минимальный, но явно на месте: у Дэмиона создалось впечатление, что он нужен был как доказательство того, что она находится в полной готовности к встрече нового дня, а не для того, чтобы подчеркнуть ее привлекательность и женственность. Ее хладнокровный взгляд скользнул по нему всего один раз — моментально оценив увиденное, — а потом она повернулась к Ричарду и Линде. Дэмион, не привыкший к тому, чтобы его так бесцеремонно не замечали, с трудом справился с сумасшедшим желанием схватить ее за подбородок и заставить посмотреть на себя более внимательно.

4
{"b":"15369","o":1}