ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ричард, задремавший в кресле, встрепенулся и быстро поднял голову.

— О Габриэле? Что-то случилось? Санди улыбнулась с теплотой, совершенно преобразившей ее лицо. Дэмион поймал себя на том, что затаил дыхание, и резко выдохнул, повернувшись к окнам.

— Ничего, что ты не смог бы исправить, — услышал он ответ Санди. — Не беспокойся, па.

В эту минуту вошла Линда с подносом, на котором стояли кофейник, сахарница и кружки.

— Ну вот! Свежий кофе! — И она наивно добавила:

— Миссис Санчес помогла мне его заварить, так что он наверняка хороший.

Дэмион поставил поднос на низенький столик перед камином. Линда воспользовалась своим отсутствием, чтобы переодеться в бирюзовый атласный халат. Почему-то этот наряд придал ей мягкую наивную прелесть. Потрясенный Дэмион вдруг осознал, что она, возможно, на пару лет моложе Санди. Впервые он испытал некую долю сочувствия по отношению к дочери Ричарда. Наверное, нелегко иметь мачеху, которая моложе тебя самой, особенно если она — пятая или шестая по счету женщина, играющая эту роль.

Ричард развалился в кресле, помешивая ложечкой кофе.

— Мы не знали, что ты вернулась из Италии, Санди, иначе мы прислали бы тебе билеты на сегодняшнюю церемонию.

— Церемонию?

— Вручение наград Киноакадемии.

— О Боже, как я могла забыть?! Церемония была вчера! Извини, па, но трансатлантические перелеты меня всегда отключают чуть ли не на сутки. А на этот раз самолет вылетел из Рима так поздно, что я не успела на пересадку в Нью-Йорке и добиралась до дома почти тридцать часов. Вчера я весь день спала, а сегодня утром проснулась чуть ли не с рассветом. Ну и как распределились награды? «Сон тьмы» что-нибудь получил?

— Две из пяти номинаций. — Лицо Ричарда растянулось в широкой довольной улыбке. — Мой сценарий получил «Оскара» за лучший оригинальный сценарий, а в данный момент ты видишь перед собой лучшего актера этого года.

Санди поставила на стол свою кружку с кофе.

— Очень приятно слышать такие новости, — спокойно проговорила она и поднялась со своего места с тем сдержанным изяществом, которое Дэмион уже считал ее отличительной характеристикой, и легко поцеловала отца в щеку. — Поздравляю, па. Я очень рада за тебя. Неудивительно, что вы с Линдой выглядели такими счастливыми, когда приехали домой!

— Мы пили шампанское всю ночь, — призналась Линда.

— Если уж не пить шампанское, когда получаешь «Оскара», то когда вообще его пить?

Санди ласково улыбнулась мачехе, и Дэмион с трудом поборол желание как следует лягнуть ее высокомерную задницу. Он сделал очень большой глоток кофе. Это мало помогло ему справиться с возмущением, и к тому же теперь он обжег себе рот.

— И вас я тоже поздравляю, Дэмион, — вежливо прибавила она. — Не помню такого случая, чтобы актер получил «Оскара» за свой первый фильм, но я не сомневаюсь, что жюри знало, что делает.

Ричард и Линда ответили ей улыбками, но Дэмион без труда заметил скрытое под мягкими словами острие кинжала.

— О, спасибо, милочка, — отозвался он, нарочито подчеркнув «милочку». Какой-то инстинкт подсказал ему, что ей крайне неприятно будет это небрежное голливудское обращение. — Но ваши похвалы слишком щедры, я вряд ли заслужил их.

На какую-то секунду их взгляды скрестились, и Дэмион понял, что Санди вовсе не такая хладнокровная, какой кажется. Зеленые глаза ее загорелись, и он с изумлением понял, что возникшая между ними неприязнь не только совершенно беспочвенна, но и взаимна.

— Это вовсе не щедрость, — проговорила она с убийственной мягкостью. — Я считаю, что вы были в этой роли просто блестящи, Дэмион. Честно говоря, почти все время вы были настолько убедительны, что нелегко было поверить, что вы вообще играете, а не ведете себя совершенно естественно.

Его лицо напряглось.

— Любой актер для интерпретации роли обращается к собственному жизненному опыту.

Ее улыбка стала еще более убийственной.

— Не сомневаюсь, что это так. А ваш опыт явно был потрясающе богатым, не говоря уже о том, что еще и крайне разнообразным. На меня произвела глубокое впечатление ваша сексуальная искушенность, Дэмион.

Герой «Сна тьмы» спал со всеми женщинами, которые ему встречались, будь им шестнадцать или шестьдесят. Однако смысл фильма заключался не в том, что герой необыкновенно впечатляющ в спальне. Дэмион вложил весь свой профессионализм в то, чтобы передать, насколько его герой боится своей половой несостоятельности. Он проглотил рассерженный и несколько наивный ответ — какой смысл объяснять подобные вещи такой женщине, как эта Санди? Но его самообладание оказалось неоцененным: Санди уже прощалась со своими отцом и мачехой, объясняя, что опаздывает на работу.

— Я поеду с вами, — объявил Дэмион, решительно вставая. — Моему шоферу надо вернуться в центр — он сможет подвезти вас туда, куда вам надо попасть.

Не успел он договорить, как ему уже захотелось взять свои слова обратно. Что заставило его вызваться провести еще какое-то время в обществе Алессандры Хоукинс — идеальным воплощением ходячего морозильника? Он мрачно улыбнулся. С момента получения «Оскара» он разглядел в себе несколько совершенно неожиданных черт характера. Например, до встречи с Алессандрой Хоукинс он не сознавал, что склонен к мазохизму.

Санди взяла со столика аккуратную коричневую сумочку, подобранную в тон туфлям.

— Спасибо, Дэмион, но я приехала на своей машине. Вашему шоферу нет нужды делать лишний крюк.

Уверенность в том, что она не имеет абсолютно никакого желания провести с ним еще немного времени, заставила его не отступать. Ее неуловимость внушила ему нелепое желание пристать к ней как банный лист.

— Тогда, может быть, вы будете так добры, что меня подвезете?

Он изобразил свою ослепительную наивно-мальчишескую улыбку — больше в надежде ее раздосадовать, чем убедить. Она уже продемонстрировала свое несколько неожиданное равнодушие к его многовольтовым улыбкам.

— Вашему отцу сегодня предстоит записывать интервью для телевидения, — добавил Дэмион. — Ему лимузин будет очень кстати. Если я уеду с вами, то студии не понадобится вызывать еще одного шофера.

Он почувствовал, как в ней борются вежливость и нежелание находиться в его обществе, но не удивился, когда вежливость взяла верх. У него почему-то сложилась глубокая убежденность, что Санди Хоукинс редко позволяет своим чувствам победить правила поведения. Она разгладила несуществующую морщинку на своей идеально сидящей юбке и направилась к двери.

— Конечно. Я с удовольствием подвезу вас до вашего дома. И если вы готовы, Дэмион, я хотела бы уехать прямо сейчас. У меня первый посетитель назначен на девять.

Он быстро попрощался с Ричардом и Линдой, а потом вышел следом за Санди на стоянку. У нее оказалась машина марки «тойота-селика». Ее темно-серое нутро было таким чистым, словно его пылесосили два раза в день, а светло-серый корпус был настолько отполирован, что Дэмион решил, что дорожная пыль просто не осмеливается на него ложиться.

Не глядя на Санди, он устроился на месте для пассажира и мрачно уставился в окно, пытаясь понять, во что вляпался. В эту минуту он мог бы сладко дремать на заднем сиденье лимузина или непринужденно болтать с Ричардом и Линдой. Чем больше он об этом думал, тем меньше мог понять, почему он оказался рядом с женщиной, которая ему страшно не понравилась и с которой он совершенно не хочет знакомиться ближе.

Демион украдкой бросил взгляд на профиль Санди. Не похоже было, чтобы ей страстно хотелось вести с ним беседу. Если повезет, они смогут провести весь путь в полном молчании, что его вполне устроит. Он, со своей стороны, не намерен говорить хоть что-то, чтобы завязать с ней разговор.

— Пристегнитесь, пожалуйста, Дэмион.

Его благие намерения мгновенно испарились.

— Зачем? — саркастически осведомился он. — Вы намереваетесь разбить свою машину?

— Нет, — вежливо отозвалась она, протягивая ему ремень безопасности с видом добродушного взрослого, намеренного быть терпеливым со своим ребенком-дебилом. — Но вам не кажется, что разумнее принять такую простую предосторожность? Кто может знать, как этим утром будут вести себя за рулем остальные? Может, у них похмелье и плохое настроение, как у вас.

6
{"b":"15369","o":1}